Записки учительницы

Каждый год мы отпускаем  во взрослую жизнь наших учеников.  На смену им приходят новые, и повторяются те же школьные  ситуации, когда надо принимать правильное решение. И бывает так, что на помощь являются бывшие ученики!

Нет, они живут где-то своей самостоятельной жизнью. Просто они приходят в воспоминания. И часто – в нужный момент, как подсказка…

8989

Был у меня семиклассник Артём П., нерадостный, неуспешный.

Помню: все пишут сочинение, а он смотрит в окно. В конце урока сдаёт маленький огрызок бумажки (тетрадь пугает его своей серьёзностью), и на нём написано: «Я задумался о себе, какой я. Мои родители  говорят, что я плохой. Учителя тоже так думают. Достоинств у меня нет никаких. Но я думаю, что если человек на этой планете существует, то это не просто так. Его, как я думаю, послал Бог. И меня Он тоже послал в  эту жизнь, чтобы я научился, как собой пользоваться. И я пытаюсь, как могу, а то я так и погибну без достоинств…»

Это было самое лучшее сочинение в классе!

Какие слова он нашёл, чтобы высказать сокровенное!

Я увидела его суть, его боль, его трагедию. И мне показалось, что этот ребёнок, которого многие считали потерянным не только для учёбы, но и для жизни, знает нечто такое, чего не знаем мы, взрослые.

Надеваю  профессиональное лицо и  вновь цитирую Артёма: «…чтобы я научился, как собой пользоваться».

Отстающий ученик подсказал нам, учителям,  суть «компетентностно-ориентированного обучения», о котором  говорят сегодня на школьных педсоветах, – такие неожиданные моменты бывают в нашем педагогическом мире!

И, честно сказать, мало кто из учителей ясно представляет себе  суть этого… ох, пока выговоришь… компетентносно-ориентированного обучения. А этот мальчик взял и озвучил такое  заумное и труднопроизносимое  словосочетание  простыми словами: «чтобы я научился, как собой пользоваться»!

 

Да, мы должны  научить  ребёнка (а их у нас – ох, как много!)  умению  вписаться в эту жизнь, развить его эмоциональный интеллект,  научить его  видеть и понимать себя и окружающий мир, сотрудничать с людьми, пользоваться разными источниками информации…

Не слишком ли много возложено на учителя?

Много. Но засучим рукава и будем действовать. Кто, если не мы?

– Для чего ты делал упражнение № 453? – спрашиваю ученика, проверяя домашнее задание.

– Ну… Вы  нам  задали, вот я и делал…

– А какая у этого задания цель?  Что пригодится  здесь для твоей жизни?

Услышав о том, что у заданного упражнения (оказывается!) есть цель и что это задание ему для чего-то нужно, ученик оживляется и начинает думать.

Обнаружив цель, он доволен: значит, не просто так сидел вчера над этим упражнением! Цель осветилась смыслом.

И вот мы моделируем на уроке будущие житейские ситуации.

Например, «устраиваемся» на работу – кто куда: тележурналистами, продавцами, рекламными агентами…

Кто-то из грамотных учеников – «директор фирмы». Он и ведёт «приём на работу»:  пишем  объявления, телепрограммы, списки товаров… И вот грамотные уже  радуются: они приняты на работу, а с неграмотными тут же занимается «репетитор» (разумеется, выбранный  из учеников), и у них тоже есть шанс попасть в штат сотрудников…

В процессе урока учитель управляет, выправляет и направляет действия ученика: его умение общаться,  видеть себя среди других людей, быть  терпеливым,  необидчивым, отзывчивым, решительным, творческим…

 

Детям нравится  во время урока «убегать в жизнь».  Но всё происходит одновременно:  учебно-предметно и жизненно!

И всё же наши выпускники  шагают в престижные, по мнению их родителей, профессии – в юристы, в менеджеры. Конкурсы,  турниры, олимпиады, рейтинги… Стереотип «успешного человека»…

Но, во-первых,  есть Закон своего размера.

А во-вторых, уметь общаться и любить людей гораздо важнее, чем быть  этаким вундеркиндом

 

Как показало тестирование, природа рождает только 2% детей, способных учиться  на отлично, 7% – на отличные и хорошие оценки, 16 % – на хорошие оценки, а остальные – кто как может…

Эти данные подтверждаются разными школами в течение многих лет.

У каждого – свои умственные задатки и способности, своя искра Божья, своя цель в этой жизни.

Главное – верить в ребёнка, открыть в нём способности, чтобы по ним он смог найти своё место в жизни.

«Уметь собой пользоваться» – это значит трезво оценивать себя, не впадая в иллюзии или гордость.

Это значит – суметь найти свою личную цель, свои двери. Это значит – реально смотреть на вещи. И об этом  расскажет следующий эпизод…

 

Был у меня ученик Миша С.

Учёба давалась ему тяжело. Он не понимал математику, а в слове «ещё» делал четыре ошибки.

При этом ни он, ни его родители почему-то не впадали в уныние по этому поводу. В то время меня это удивляло и озадачивало.

И вот Миша кое-как заканчивает 10-й класс. Года через два мне говорят:

– Миша женился на Людочке, на отличнице из этого же класса!

– А чем же он занимается? Где-то работает?

– Работает в ателье,  шьёт брюки. И шьёт  так модельно, что к нему  трудно попасть – просто дикая очередь, надо записываться!

Прошло ещё несколько лет, и я узнала: Миша прекрасно ремонтирует автомобили, открыл свою мастерскую.  У него трое детей и он замечательный семьянин.

Ай да Миша!

Несмотря на учебные неуспехи,  родители верили в то, что всё с ним будет хорошо. Они обнаружили в нём соответствующие способности и направили парня на верный путь.

 

Был у меня  ученик Серёжа – с красивой, поэтичной  фамилией Ивушкин.  Голубоглазый, кудрявый.

Но дело не в красоте, а в его литературном и музыкальном талантах, которые постоянно из него вылазили и мешали ему учиться другим наукам.

Вот мы пишем грамматическое сочинение, а он сидит за последней партой и лениво мечтает. Пишу ему послание в стихах, отняв первую букву от его имени и прибавив её к фамилии:

«Что с тобой случилось? Что же?

 Стал ты СИвушкин Ерёжа!»

и с учительского стола передаю записку на «камчатку».

Развернул, читает.

Задумывается. Что-то пишет.

Присылает ответ:

«Считали Вы, что я СивУшкин,

А может быть, я стану Пушкин!»

Переписка продолжалась пол-урока. Наши записки блистали  рифмой и добрым юмором.  Они вдохновили его на  грамматическую работу, и к концу урока  он сдал тетрадь с выполненным заданием.

Потом, по настоянию родителей, Сергей пытался учиться в фармацевтическом институте и жаловался мне, что эта учёба его «выжигает изнутри».

«Это не моё!» – кричал он мне по телефону.

Потеряв несколько лет, он сбежал оттуда, увлёкся музыкой, стал сочинять стихи на английском языке, получил музыкальное образование.

Сейчас он  поёт и  играет на гитаре в известной музыкальной группе. У него прекрасный  сильный голос, передающий  все оттенки  жизни – от ликующей радости до глубоко спрятанной печали…

Недавно  мы встретились и вспоминали школьные годы. Оказывается, он помнит наизусть все наши рифмованные послания и радостно пересказал  их!

Эта встреча – один из ярких моментов моей жизни.

 

Был у меня в 7 классе  Руслан Е.

Однажды мы с родительским комитетом пришли к нему – поругать его в семейной обстановке за неуспеваемость.  Пока мы выслушивали жалобы мамы Руслана на «пьяницу-мужа», дверь с грохотом отворилась, и на пороге появился пьяный папа. Обнаружив нас, он тихо, как провинившийся ученик, прошёл в комнату, опустился в кресло, что-то снял с головы и  виновато сказал:  «Вот…  купил себе шляпу».

Жена продолжала свои жалобы, награждая мужа мрачными эпитетами, а он всё вертел в руках мятую шляпу и рассматривал её так внимательно, как будто в ней заключалась разгадка его неудавшейся жизни.

На пороге появился Руслан.

– Ну-ну, показывай нам свой дневник, – переключилась на него тётя из родительского комитета.

– И не стыдно тебе? – спросила другая тётя.

– Бессовестный, – сказала мама. – Идиот. Не пойдёшь больше гулять.

– Вот сейчас возьму ремень… – начал папа заплетающимся языком и виновато замолчал.

А Руслан стоял, подтягивая штаны, и не знал,  кого слушать.

И только наш немногословный  Григорий Петрович, папа одного из учеников этого класса,  сидел молча и рассматривал тетради Руслана.  И вдруг сквозь наше негодование прорвался его спокойный добрый голос:

– Смотрите, какой у Руслана хороший почерк! Это значит, у него хороший характер.

Все замолчали, а на лице нашего разгильдяя появилось выражение удивлённой радости. Он перестал подтягивать штаны и с благодарностью смотрел на дядю. И ждал ещё чего-то. И дождался.

– Ты можешь, – уверенно сказал дядя. – Смотрите, он может учиться!

Его спокойная фраза перечеркнула все наши бурные нотации.

На следующий день Руслан пришёл в школу другим человеком.

Он чувствовал себя значительным, ему хотелось сделать или сказать что-то умное, чтобы все увидели: и он может, и он не хуже всех.

«Ты можешь. Ты  хороший» – не это ли разгадка всех неудавшихся жизней?

Не этих ли слов всю жизнь ждал Русланин папа?

 

Был у меня десятиклассник Виталий Ш., парень неординарный, с психологическим складом ума, но все учителя страдали от его непоседливости, болтливости и лени. Пришлось вызвать родителей.

Смотрю – идут оба: впереди мама, а за её спиной виноватыми шажками крадётся отец.

Их сын Виталий в это время  прячется  за колонной в другом конце школьного вестибюля и выглядывает оттуда краешком глаза.

Этот глаз произвёл на меня  весёлое  впечатление, и я вдруг приветливо и радостно улыбнулась его родителям.

Отец тут же бодро вышел вперёд,  стал выше ростом, вместе с женой они подошли ко мне, и я  сказала им что-то хорошее об их сыне. Они засияли.

Из-за колонны показался второй, теперь уже удивлённый глаз Виталия.

Увидев родительское сияние, он осмелел и тихими  мелкими шагами стал приближаться к нам.

И вот тут всё началось!

Тут я высказалась по полной программе, называя вещи своими именами. Получился  хороший деловой разговор.

В конце беседы я  подбросила утешительный  комплимент в адрес их чада (закон «трёх К» – Комплимент,  Критика,  Комплимент), и все разошлись.

На следующий день Виталий пришёл в школу с новым лицом: на нём было написано  самоуважение. А с таким лицом ему уже неприлично было вести себя как прежде…

 

Был у меня   Коля П.

Однажды  я сказала  ему, десятикласснику,  что он – «пустой человек». Просто был момент, когда мне показалось, что он ничем не увлекается и ничего не хочет.

Прошёл выпускной вечер, парень ушёл во взрослую жизнь. И я подумала: « А вдруг он поверил мне! Как он будет жить?  Надо срочно увидеть его. Надо срочно поговорить с ним, сказать, что нет, это не так!  Но где его найти?»

Заметила: если очень чего-то хочешь, то обстоятельства складываются в пользу этого желания.

Через несколько дней случайно (нет, конечно же, не случайно!) мы неожиданно оказались в одном и том же месте секунда в секунду. Вот так судьба устраивает нам встречи, которые нам действительно нужны!

Он улыбнулся мне (слава Богу, молодёжь порой лучше нас), мы разговорились, и я сказала ему, что он – интересный и умный человек…

Не знаю, где он сейчас, но я верю в него и желаю ему счастья.

Каждый из нас загипнотизирован каким-то ложным словом, ложным представлением о себе.

95% людей испытывают чувство собственной неполноценности из-за того, что кто-то когда-то сказал в их адрес оскорбительное слово.

Оскорбитель сказал и забыл, а  они носят в себе это слово и не могут быть по-настоящему счастливы.

А может, иной раз нужно называть вещи своими именами? Об этом расскажет следующий эпизод из школьной жизни.

 

Был у меня 10-А класс.  И  был такой момент  риска, когда  мне могли влепить за это выговор.

В  классе я  обнаружила среди учеников неприятное  явление: мальчишки, уже, так сказать,  юноши, в присутствии своих одноклассниц  могли говорить пошлые и циничные вещи и ругаться матом. Но возмущали меня, прежде всего, не парни, а  девушки.

В ответ на какую-нибудь  пошлость они хихикали, и  ни одна из них ни разу не остановила их, не глянула строго, не проявила свою женскую гордость.

И вот, настала такая минута, когда я сказала об этом девочкам прямым текстом, что они  ведут себя как дешёвые девочки, как…

И остановилась на многоточии.

На следующий день прихожу на урок, а  кабинет… пустой.

Они не пришли ко мне на урок!

«Они обижены на Вас, Вы их оскорбили», – гневно сказала мне Лидия Петровна, их классный руководитель.

Она была на их стороне.

Ну, думаю, не пришли, и не надо – я хоть сегодня успею проверить  кучу тетрадей.

Конечно,  мне было неприятно.

 

Я сидела в пустом кабинете и анализировала ситуацию, но  интуитивно чувствовала, что поступила правильно.

Вспомнился  эпизод из романа Герцена «Кто виноват»:

«Любоньке было двенадцать лет, когда несколько слов, из рук вон жёстких и грубых, сказанных Негровым в минуту отеческой досады, в несколько часов воспитали её, дали ей толчок, после которого она не останавливалась. С двенадцати лет эта головка, покрытая темными кудрями, стала работать…».

 

То есть резкие слова отца возбудили в ней круг вопросов, над которыми она  стала думать. И она начала чувствовать и понимать такие вещи,  о которых взрослые люди часто не догадываются всю жизнь. Это было развитие ума и духа…

На следующий день  прихожу на урок – весь класс в сборе.

Сидят и тихо молчат.

Внимательно слушают тему урока, старательно пишут.

Лица какие-то другие – осмысленные и повзрослевшие.

После урока подошли, извинились.

Спросили, когда и как им можно будет отработать пропущенный урок.

После уроков девочки остались поговорить. Разговор был хороший, душевный. О женской гордости и чести, о любви и о наших мальчишках…

 

Иной раз развитие души быстрее  происходит через конфликт, – подумала я. Это как свежий дождик,  обновивший стоячую лужу.

Мальчишки после этого случая как-то образумились, и только  Артём продолжал оставаться в прежней дикости.

Как-то раз сижу на перемене за столом, заполняю журнал, в классе только двое учеников: у стенки сидит за партой Артём – очень красивый, но немного бесшабашный парень, а у окна – Катя, умница, певунья, отличница.

Артём пытается её оскорбить. Он тихонько говорит ей гадости, а она смотрит на него и улыбается. Улыбается светло и хорошо, я даже удивилась.

Он тихо продолжает  её унижать, а она мирно так на него смотрит и  вдруг говорит: «А ты хороший. Ты просто притворяешься таким…».

Артём  удивлённо замолкает, теряется  и не знает, что сказать в ответ.

Встал и исчез куда-то.

А Катя мне говорит: «Он и правда хороший, просто выпендривается».

Спустя несколько дней я обнаруживаю, что Катя и Артём стали друзьями. И, кажется, он теперь влюблён в неё.

Вот такие бывают метаморфозы…

 

Был у меня…  Да много их было!

Они живут в моей памяти, в моём  опыте и иной раз, даже не подозревая об этом, вовремя приходят на помощь к тем, кто продолжает  у меня быть…

В сложной ситуации вдруг вспомню  какого-нибудь Колю или Петю, увижу его  сияющие глаза  и подумаю: да, вот так же надо мне действовать и сейчас, как тогда!..

Учительский труд огромен.

Великий педагог Ш.Амонашвили сказал: «Мы – не «маленькие люди», от которых мало что зависит. Кто унизил себя до «маленького человека» – тот не учитель, и пусть не мешает божественному делу образования. Но, осознав свою силу и миссию, пусть не возгордится, а исполняет свой долг творчески, с любовью и терпением.

Учитель – садовник духа, который сеет невидимые семена…».

 

Как трудна и ответственна наша работа!

Учитель   может сказать ребёнку оскорбительное  слово и оказаться… страшно об этом даже подумать… оказаться косвенным соучастником  его несчастья – даже через много лет!

Господи, сохрани нас от этого!

Дай нам мудрости  видеть самих себя во всех подробностях нашей учительской жизни!

Дай нам мудрости видеть в ребёнке образ Божий.

В любом ребёнке, в любом человеке где-то глубоко внутри, живёт его высшее «Я», которое всё знает и понимает – надо только обнаружить его, оживить, активизировать…

 

Иногда вечером, уже после работы, в поле моих размышлений вдруг появляется какой-нибудь мой теперешний ученик – чаще всего из «трудных»,  например, Саша К…

Стоит передо мной, как будто чего-то от меня ожидая. И я  мысленно говорю ему какие-то нужные для него слова, и представляю его другим – уравновешенным и добрым, и как бы подглядываю в его будущее, где он идёт по жизни нормальным и разумным человеком… Уверена: хорошие мысли могут защитить ребёнка, даже если он не знает о них

 

Не могу остановиться. Кажется, я ещё не сказала что-то важное.

В школьном коридоре знакомая картинка – учитель общается с родительницей. Рядом – ребёнок с виноватым лицом.

–  Вчера он получил двойку, – громко возмущается  молодая учительница литературы. – Вы представляете: он не знает, что такое дактиль, анапест и амфибрахий!! Не учил!

–  М-м-м… Ты почему не учил? – растерянно лепечет мама и роется в  сумочке в поисках ручки, чтобы записать задание.

–  Повторите, пожалуйста, – виновато просит она учительницу, – амфи….. как?

–  Амфибрахий, – с достоинством говорит учительница…

Мама записывает, уверяет учительницу, что всё будет выучено, и они  уходят.

В этой семье пьёт отец, и у них дома такой «амфибрахий», что не дай Бог…

Много несчастных детей.  А я им рассказываю о правописании  приставок таким голосом, как будто это самое главное в жизни…

И стоит только спросить ребёнка, почему он грустный, или нервный, или рассеянный, как на глазах у него сразу появляются слёзы и он начинает рассказывать свои беды.

Один скучает по отцу, который ушёл «к другой тёте», второй вспоминает вчерашнюю ссору родителей и мечтает, чтобы они помирились, третий  боится идти домой, потому что там пьяный отец…

 

Однажды летом я работала в лагере «Радуга» для детей из неблагополучных семей.  Вместо морского пляжа судьба почему-то забросила меня в этот маленький  посёлок.

 

Здесь грустно-весёлое милое царство

Бездомных детей. Здесь нашла я лекарство

От тайной печали, от горьких минут,

И только они мне забыться дают.

 

О жизнь! Я её не всегда понимаю…

Чужого ребёнка сейчас обнимаю,

Чужая девчонка прижалась ко мне,

И светят загадочно звёзды в окне.

 

И ночью, и утром – работа, работа…

Есть в этих минутах нездешнее что-то.

Я знаю: на этот приютский порог

Привёл меня Бог. Он кому-то помог.

 

Кому? Может, этой бездомной девчонке,

Что вертится рядом в короткой юбчонке?

А может быть, мне – убежать от чего-то,

Из омута призраков – в омут работы?

 

Работы, где занят тоскующий дух,

Она для меня – как спасательный круг.

На нём эти дни я по жизни плыву,

Чуть-чуть понимая, зачем я живу.

 

Начинается любимая всеми игра «Поле чудес» – с музыкальными вставками, с призами и подарками.

Дети счастливы. Минутно счастливы, временно забывая о своих горестях…

Я смотрю на них и думаю, что, может быть, дни, проведённые с этими детьми,  значительней и богаче тех, которые могли бы пройти на роскошном пляже морского побережья…

–  Какие твои любимые конфеты? – спрашивают две девочки друг у друга.

–  Мои – чупа-чупс, – говорит Инна.

–  А моя любимая конфета – это моя мамка, но она так редко разговаривает со мной, – вздыхает Таня.

И молча обнимает меня. Странная и особенная минута…

 

Автор: Светлана Дмитриевна Фомичёва. 

Педагог, валеолог, журналист.

Работает в  Харьковской гимназии № 46 им. М.В. Ломоносова.

В 2011 году издала книгу «Записки учительницы», о которой Светлана Дмитриевна говорит так: «Однажды, наводя порядок в своих бумагах, я подумала: «А не сделать ли из этих записок книжку?» Так родились «Записки».  Точнее, они были восстановлены из небытия (из ящиков письменного стола), рассмотрены, оживлены, дополнены и распределены по темам…»

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!