Я, ОН И ВОЙНА

«Я не мужа хороню – я любовь свою хороню…»

«Я многого уже не помню, хотя вспоминаю каждый день…

Мы вместе с мужем ушли на фронт. Вдвоём.

Кончился бой… Не верилось тишине. Он гладил траву руками, трава мягкая… И смотрел на меня. Смотрел… Такими глазами…

Они ушли группой в разведку. Ждали их два дня…

Я не спала два дня… Задремала. Просыпаюсь оттого, что он сидит рядом и смотрит на меня. «Ложись спать».

«Жалко спать» … – и такое острое чувство… Такая любовь… Сердце рвётся…

Мы уже шли через Восточную Пруссию, уже все говорили о Победе. Но он погиб…

Погиб мгновенно… От осколка… Мгновенной смертью. Секундной.

Мне передали, что их привезли, я прибежала… Я его обняла, я не дала его забрать. Хоронить.

В войну хоронили быстро: днём погиб, и если бой быстрый, то сразу собирают всех, свозят отовсюду и роют большую яму. Засыпают. Другой раз одним сухим песком. И если долго на этот песок смотреть, то кажется, что он движется. Дрожит. Колышется этот песок. Потому что там…

Там для меня ещё живые люди, они недавно были живые… Я вижу их, я с ними разговариваю… Не верю…

Мы все ходим и не верим ещё, что они там…

И я не дала его тут же хоронить. Хотела, чтобы у нас была ещё одна ночь. Сидеть возле него. Смотреть… Гладить…

А утром…

Я решила, что увезу его домой. В Беларусь. А это – несколько тысяч километров.

Военные дороги… Неразбериха…

Все подумали, что от горя я сошла с ума.

«Ты должна успокоиться. Тебе надо поспать» …

Нет! Нет!

… Я шла от одного генерала к другому, так дошла до командующего фронтом – маршала Рокоссовского.

Сначала он отказал… Ну, ненормальная какая-то! Сколько уже в братских могилах похоронено, лежит в чужой земле…

Я ещё раз пробилась к нему на приём:

– Хотите, я встану перед вами на колени?

– Я вас понимаю… Но он уже мёртвый… Мёртвый, понимаете?

– У меня нет от него детей. Дом наш сгорел. Даже фотографии пропали. Ничего нет. Если я его привезу на родину, останется хотя бы могила. И мне будет куда возвращаться после войны.

Молчит. Ходит по кабинету. Ходит.

– Вы когда-нибудь любили, товарищ маршал? Я не мужа хороню – я любовь свою хороню.

Молчит.

– Тогда я тоже хочу здесь умереть. Зачем мне без него жить?

Он долго молчал.

Потом подошёл и поцеловал мне руку.

Мне дали специальный самолёт на одну ночь.

Я вошла в самолёт… Обняла гроб… И потеряла сознание…»

Ефросинья Бреус, капитан, врач

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!