Василий Сухомлинский о родительском авторитете

111

Некоторые родители считают, что послушание детей определяется уровнем их сознательности. Такие родители рассуждают так: вот подрастёт ребёнок, и тогда он начнёт понимать, что родителям надо повиноваться, вот тогда его легко будет дисциплинировать. И предоставляют детям-дошкольникам полную свободу проявления своих прихотей…

В нашем рабочем поселке живет служащий Петр Афанасьевич Н.

В его семье трое детей – мальчик и две девочки.

Семья хорошо материально обеспечена, и родители ни в чем не отказывают детям, особенно сыну Виктору.

Еще, будучи дошкольником, Витя привык к тому, что родители исполняют любое его желание.

За обедом, когда мать наливала ему суп в небольшую детскую тарелку, он капризно спрашивал:

  • Почему ты налила мне суп в эту тарелку? Я хочу в глубокую тарелку! – и мать переливала суп в глубокую тарелку.

«Ничего, вырастет – поймёт, что мать и отца надо слушать», – утешала себя мать всякий раз, когда у Вити появлялся новый каприз.

Также думал и отец.

Родители часто покупали Вите детские книги, которые он систематически рвал, используя страницы для изготовления бумажных голубей и самолетов.

Отец пытался запретить это, но мальчик применил и здесь свое испытанное оружие: капризы и плач.

Мать вступилась за сына и при нём начала говорить отцу:

  • Вот пойдет в школу, начнет читать, тогда и научится беречь книгу. Зачем запрещать то, что ему нравится? Вырастет – поумнеет.

Когда Витя стал учиться, отец сказал, что его надо будить за час до начала занятий. Но матери жаль было так рано будить ребёнка, и Витя, отправляясь в школу, всегда спешил, забывая дома то книгу, то тетрадь, а нередко и опаздывал. А в выходной день Витя спал до одиннадцати часов.

Он вставал поздно, долго провалявшись в постели, – ленивый, разболтанный и слышал, как отец упрекал мать в том, что она потакает его детским капризам.

Но отцовские слова его не задевали, так как он знал, что мать его поддержит, а отец, в конце концов, всегда уступает матери.

Ребёнок видел, что мать и отец часто предъявляют ему совершенно противоположные требования. Следовательно, кого-то можно не слушаться, на чью-то защиту можно располагать. А если это так, то слушаться лучше того, чье приказание отвечает его собственным желаниям…

Как видим, в семье Н. ребенка с самого раннего детства не приучили к послушанию.

Родители Вити знали, что над сыном они имеют родительскую власть, что эта власть без особого труда позволила бы им добиться выполнения своих требований. Но они сознательно её не применяли, считая, что ребенок со временем сам поймет, что родителям надо подчиняться, а до тех пор предъявлять к нему требования не следует. Такие взгляды отдельных родителей свидетельствуют о забвении ими своих родительских прав и обязанностей.

В семье, где есть дети, должна осуществляться родительская власть, необходимость которой обусловлена ответственностью родителей перед государством за воспитание своих детей.

Что мы понимаем под родительской властью?

Родительская власть это право и возможность отца и матери подчинять своей воле детей.

Это – право устанавливать свои требования, обусловленные жизнью конкретной семьи.

И это право закреплено законодательством, возлагающим на родителей ответственность за воспитание детей.

Какую же тяжёлую ошибку совершают те родители, которые считают, что сначала дети должны понять необходимость повиновения, а потом уже они сами будут повиноваться!

В действительности дело происходит как раз наоборот: привычка к послушанию, выработанная с раннего детства, позже находит свое отражение и в сознании, в понимании необходимости повиноваться.

Если же ребёнок на практике убеждается, что его капризы выполняются, что его непослушание не влечет для него никаких неприятных последствий, он привыкает капризничать и не слушаться, а позже приходит к «убеждению», что так и должно быть.

Чтобы сформировать у ребенка правильные понятия о родительской власти, надо теснейшим образом связывать их с привычкой к послушанию.

Жизненная практика ребёнка начинается задолго до логического понимания им словесных доводов и умозаключений.

В процессе этой практики ребёнок должен получить опыт послушания, опыт подчинения.

При этом далеко не всё то, что ребенку надо или нельзя делать, можно и нужно во всех случаях мотивировать логическими доказательствами.

Например, совсем не нужно, чтобы мать объясняла трёхлетнему ребенку, почему он должен ложиться спать раньше, чем взрослые.

В ряде случаев, на вопрос ребёнка: «А почему нельзя?», вполне правомерно ответить так: «Нельзя, потому что я – твой папа, и я знаю, как надо. Вырастешь – поймёшь, и спасибо скажешь. А сейчас мне не надо от тебя благодарности, мне надо чтобы ты это сделал».

Требования родителей должны быть, прежде всего, разумными с точки зрения нашего традиционного воспитания. Подрастая, ребенок поймет разумность этих требований и будет благодарен за то, что его приучили к их выполнению.

Требование родителей становится безоговорочным для ребёнка только тогда, когда оно единодушно, т.е. когда мать и отец требуют одно и то же.

Так же и в школе – учителя и коллектив родителей требуют от ребёнка одного и того же.

Если же требование (приказание, запрещение), какое бы оно ни было разумное и правильное, рождается в родительских спорах, причём на глазах у ребенка, такое требование не будет для него авторитетным и безоговорочным.

Некоторые родители считают, что их власть в отношении детей должна проявляться, главным образом, в форме запрещений. Это неправильно.

Если ребёнок слышит одни только запрещения, то это сковывает его, делает робким и пассивным.

Требования родителей должны выражаться не только в запрещениях, но и, главным образом, в побуждении ребёнка к определенным положительным действиям.

В течение ряда лет мы наблюдали воспитание детей в семье Александра Ивановича Ш.

Отец и мать воспитывают пятерых детей: двое из них окончили уже среднюю школу и учатся в институте, трое – учатся в нашей школе.

Дети прекрасно дисциплинированы как дома, так и в школе. В чем заключается секрет успеха родителей?

Прежде всего, в том, что свои требования – всегда твердые и единодушные – они направляют не на запрещения, а, преимущественно, на побуждения детей к активной деятельности.

Родители сознательно избегают слова «нельзя», стремясь сформулировать свои требования так, чтобы они начинались словом «надо».

Нужда в запрещениях возникает обычно тогда, когда у ребёнка уже сформировалась привычка что-нибудь делать неправильно. Следовательно, чтобы устранить или, по крайней мере, уменьшить необходимость запрещений, надо не допускать накопления у ребёнка отрицательного опыта.

Отец и мать в семье Ш. достигали этого тем, что сразу приучали детей действовать правильно.

Таким образом, родительская власть была для детей руководством, стимулирующим их положительную деятельность, а не проявлялась в постоянных одёргиваниях.

Отдельные же запрещения, которые иной раз родителям приходилось делать, легко принимались и соблюдались детьми. И это понятно.

Ребёнку гораздо легче не делать того, что нельзя, если он привык делать то, что надо, что правильно.

Родители Ш. никогда не жалуются на детские капризы.

Дети не капризничают потому, что им никогда не предъявляют двух противоположных требований по одному и тому же поводу.

Помня, что всякое расхождение и конфликт между ними порождают в душе ребёнка сначала недоумение, а потом и непослушание, родители всегда идут на уступки друг другу.

Если нужно, они умеют уступить и детям.

Быть требовательным – вовсе не значит быть педантом, добиваться слепого послушания. Надо уметь глубоко проникать в мысли и чувства детей, в их желания.

Иногда можно разрешить ребёнку то, что и не совсем желательно для родителей, но разрешить только  потому, что желание ребёнка слишком сильно, и прямой запрет вызовет у него тяжелые переживания.

Нередко полезно, чтобы ребёнок путём личного опыта понял ошибочность своего желания. И в этой связи расскажем об одном интересном случае, происшедшем в семье Ш.

12-летний сын Гриша отличался от других детей несколько замкнутым характером. У него были «тайны», в которые мальчик не посвящал своих братьев и сестер.

И вот как-то родители заметили, что Гриша со своими товарищами уединяется в старом заброшенном сарае на пустыре. Но они не стали допрашивать Гришу, зная, что, если будет что-либо серьёзное, мальчик сам обратится к ним.

И они не ошиблись.

Однажды Гриша подошел к отцу и попросил: «Разреши мне эту ночь переночевать в сарае…», и рассказал, что они с товарищами организовали игру в «партизаны» и в старом сарае устроили «партизанский штаб», а в эту ночь все «командиры» должны быть в сборе.

Отцу не особенно понравилась эта затея. Но он видел, с каким увлечением относится мальчик к игре, с каким чувством ответственности он переживает свою обязанность «дежурного».

И отец решил, что будет грубой ошибкой нарушать эти чувства своим категорическим запрещением.

Уже то, что Гриша не позволил себе самовольничать, а обратился к отцу с просьбой, чистосердечно раскрыв свою «тайну», свидетельствовало о глубоком доверии и уважении сына к отцу.

В то же время, взвесив всё, отец решил, что одна бессонная ночь не повредит здоровью мальчика. Пусть же он сам вместе с товарищами убедится, что в своей игре они «хватили через край». И разрешение было дано.

Всё произошло так, как предполагал отец. В ночной игре дети увидели больше неприятного, чем романтического. Они не привыкли бодрствовать ночью и вскоре разошлись по домам, чувствуя большое желание побыстрее добраться до постели.

После этого случая игра ребят вошла в нормальные рамки, а Гриша проникся ещё большим доверием к отцу.

О чём говорит этот случай?

Он говорит о том, что осуществляя родительскую власть, надо быть очень внимательным и чутким к внутреннему миру ребёнка.

Каждый родитель должен знать и чувствовать, где кончается предел его прямой власти и начинается тот интимный мир детей, который для них особенно интересен именно тем, что в него не вмешиваются взрослые.

У каждого мальчика и девочки могут быть свои маленькие личные дела, связанные преимущественно с играми, товариществом, дружбой.

Чем меньше будет явного вмешательства взрослых в этот круг интимных интересов ребёнка, тем меньше у детей будет «тайн», тем откровеннее они будут со взрослыми.

Замкнутость, отчужденность детей порождаются, как правило, нетактичным вмешательством взрослых в мир детской жизни.

Особенно недопустимо прямое и грубое вмешательство родителей в вопросы товарищества и дружбы детей.

Некоторые родители ставят перед своим ребенком категорические условия: с такими-то детьми дружить можно, а с такими-то нельзя. Это неправильно.

Обязанность родителей заключается не в том, чтобы «запрещать» или «разрешать» дружбу, а в том, чтобы тактично помочь правильно построить её.

Чем старше ребёнок, тем шире мир его личной жизни и тем больше ограничиваются рамки прямого вмешательства родителей.

Если в дошкольном и в младшем школьном возрасте ребёнок простодушно рассказывает матери и отцу о всех своих «тайнах», то подросток, или юноша уже гораздо более сдержаны в раскрытии своего личного мира и весьма болезненно переживают попытки родителей прямо вторгаться в него.

Тут нужен совершенно другой подход, основанный на возросшем уважении к личности подростка, на признании её неоспоримых прав. Тогда не будет отчуждения между родителями и детьми – как в младшем, так и в старшем возрасте.

Авторитет родителей зависит от многих условий. Одним из таких непременных и важных условий является правильное, умелое использование родительской власти. Поэтому родительская власть – это не только право, но и искусство.

В.А.Сухомлинский (журнал «Семья и школа» №10, 1952 г.)

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!