ЦЕРКОВЬ НЕ СОБЕС

Я помню в своей жизни такой момент.

Когда-то давным-давно, ещё в советские времена, я попал на богослужение в один из московских храмов. Это был какой-то большой праздник, народу было битком, – и при этом, когда наступило время причащения, никто не подошёл к Чаше…

Меня это поразило, потому что наш духовник много внимания уделял тому, что мы должны все вместе причащаться, что это делает нас едиными во Христе, что это – самое главное, что осуществляет Церковь.

Я вышел с этой литургии с очень странным чувством – с чувством какой-то разобщенности, диссонанса, давящего несовпадения.

Пришёл к своему духовнику и сказал: «Отче, я был на празднике, но внутри осталось чувство, что никакого праздника не было».

И он сказал: «Знаешь, наверное, это потому, что там нет евхаристической жизни – там её просто НЕ СОЗДАЛИ».

Евхаристическая жизнь – это главная духовная сила, которая меняет нас всех. А все прочие изменения, всякая приходская активность – это то, что может существовать только благодаря этому.

Церковь не может жить, проводя мероприятия.

Я не хочу этим сказать, что мне не нравится деятельность Церкви. Просто, когда эта деятельность не подкреплена, не преображена полноценной евхаристической жизнью общины, это приводит к проникновению в церковную жизнь чуждых понятий, чуждого языка.

Меня, например, очень огорчает слово «церковный соцработник». У нас что, собес?

Не должно быть в храме «социальной работы» – в храме должна быть евхаристическая жизнь, которая рождает у людей желание быть милосердными, которая сподвигает их на служение другим.

Если люди на приходе занимаются служением – каждый своим, в соответствии со своими способностями и возможностями – тогда это уже не просто «мероприятия», а естественная часть их жизни.

Евхаристия даёт возможность нам быть милосердными, собираться вместе и делать всё, что заповедует нам Христос – потому что на самом деле это Христос, живущий в нас, мотивирует нас служить ближнему, а не циркулярные письма «сверху». И тогда у людей, живущих евхаристической жизнью, появляется потребность не социальной работой заниматься, а служить людям.

Я вижу, какое огромное количество людей, наших прихожан, жаждут как-то помочь, причём совершенно по-разному.

Например, вот сейчас всё завалило снегом, и мужчины пришли и вычистили весь двор храма – для того чтобы можно было проехать на колясках, чтобы всем было удобно. Пришли не по какому-то циркулярному письму, а потому что у нас – община.

Наш алтарник поехал аж в Подольск, встал рано-рано, чтобы привезти семью подопечных хосписа к литургии. Прихожане ездили за детьми на своих машинах в самые отдалённые места.

Все священники собираются в этот день в храме, и каждый оказывается на своём месте.

Священники проводят беседы с родителями.

Дети занимаются на мастер-классе с людьми, которые приезжают специально для того, чтобы позаниматься с детьми.

Кто-то из прихожан печёт – чтобы на Масленицу всех накормить блинами.

Нет никакого долгосрочного планирования – всё это возникает само по себе. А возникает только потому, что в какой-то момент люди стали собираться вместе и причащаться святых Христовых Таин, осознанно участвовать в литургии и по-настоящему переживать Евхаристию – вот и всё.

Мне кажется, что это, такое незаметное-незаметное пока, через какое-то время изменит нашу Церковь.

Иногда я спрашиваю наших молодых ребят: «Что такое драгоценное время? Вот конкретно для вас – какое время самое драгоценное?».

Один говорит: «Когда можно выспаться».

Другой: «Кино посмотреть, погулять».

Третий ещё что-то говорит, и понятно уже, что для каждого из них «драгоценное время» – это своё собственное время, «моё личное» – это и есть драгоценность.

Что на это сказать?

«Хорошо, сейчас пост начался, и в воскресенье перед постом мы читали такие слова Евангелия: где сокровище ваше, там будет и сердце ваше (Мф. 6:21).

Действительно, нужно бывает и поспать, и погулять, можно и кино посмотреть, и в футбол поиграть. Но для вас в этом ваше сокровище. И получается, что вы себя заставляете – с силой, мучаясь – тратить его на какую-то там молитву, на какое-то там богослужение – на что-то на самом деле вам не очень нужное».

Выходит, что подростки идут в воскресенье в храм и считают, что они что-то теряют для себя. Понимаете? Не приобретают, а теряют. И это то, о чём стоит задуматься, прежде всего, родителям.

Родители передали им образ, внешний рисунок религиозного поведения, но не познакомили их с Тем, в Кого они верят – так, чтобы их дети могли довериться Ему, чтобы Он стал им по-настоящему дорог.

Об этом, кстати, отец Пётр (Мещеринов) неоднократно говорил – об отсутствии у нас настоящей православной педагогики.

Мы учим не тому. И ребёнок, когда взрослеет, сталкивается, к примеру, с проблемой молитвы – с тем, что у него появляется потребность не молитвы читать, а молиться Богу, а не получается. Ему не рассказали родители, как молиться, ему не рассказали об этом учителя в воскресной школе. И у ребёнка наступает пустота: он обижается на Бога, на родителей, он понимает, что в его жизни что-то не срабатывает…

Я недавно читал на «Правмире» дискуссию по поводу того, нужно ли вообще богословствовать мирянам, нужно ли духовное образование для мирян? И кто-то из её участников сказал: «А зачем? Обрядоверие – это такая вещь хорошая».

Наверное, он хотел так пошутить, но вообще в этом плане нам не до шуток.

Наша Церковь очень серьёзно обрядоверием больна. Но в XXI веке это просто позорно.

Наша вера должна быть сознательной, живой и разумной.

Невозможно ничего сделать по Евангелию, если ты с Богом незнаком.

Человек может жить по вере, когда он хорошо знает, Кто его Бог, потому что как ты будешь любить врага своего, если ты с Богом никак ещё не связан? Если для тебя это абстрактное богословие.

Протоиерей Алексей Уминский

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!