ПОЧЕМУ МЫ НЕ МОЛИМСЯ?

«Молиться, поститься, причащаться, читать духовную литературу» – в некотором смысле фарисейская формула «христианской жизни» в представлении большинства церковных людей. Фарисейская – потому что в этой формуле нет важнейших составляющих, относящихся к сердцу христианина и к его образу жизни. Но проблема заключается в том, что многие современные христиане, по своему духовному состоянию, очень далеки даже от тех фарисеев, которых обличал Спаситель во время Своей земной жизни. Те, по крайней мере, молились. Мы же, по большому счёту, не молимся. И от исповеди к исповеди не меняемся. Почему?

По большому счёту, верующего человека от неверующего отличает, прежде всего, его глубокая внутренняя связь с духовным миром, которая может быть достигнута только лишь в молитве – через общение с Богом и со святыми – молитвенниками и ходатаями о нас. В то же время, следует признать, что молитва в жизни современного христианина занимает гораздо меньше места, чем должна занимать.

ЗАЧЕМ НУЖНА МОЛИТВА

Молясь, верующий человек приобретает навык всегда, в каждой жизненной ситуации обращаться к Богу – прежде чем действовать своими силами. Во всяком случае, такой навык верующий человек должен приобрести.

Ведь совершенно очевидно, что именно в руках Господа находится абсолютно всё, что включает в себя наша жизнь.

Вместе с тем, когда в нашей жизни происходит что-то для нас огорчительное, то мы сначала расстраиваемся, переживаем, используем самые различные способы решения проблемы, и только оказавшись, наконец, в тупике, вдруг вспоминаем о том единственном пути, которым следовало пойти с самого начала.

Нет, мы, конечно же, говорим: «Господи, помоги!», «Господи, вразуми!», но насколько задействовано в этой просьбе наше сердце, насколько мы и вправду верим, что без Бога не можем ничего?

Всё это является закономерным следствием того, что из нашей жизни молитва действительно уходит или сводится к формальному исполнению долга.

Почему так происходит?

Почему один из самых распространённых грехов, в котором на исповеди кается практически каждый современный христианин, – это оставление или сокращение молитвы?

Видимо, человек начинает терять веру в значимость молитвы, в её силу и необходимость, теряет убеждённость в том, что важнее её, на самом деле, ничего нет.

В результате без молитвы происходит наше удаление от Источника нашей жизни, разрыв с Богом – ведь только молитва является средством сближения с Ним.

Некоторые люди считают, что важнее творить богоугодные дела, которые, по их мнению, также являются средством соединения с Богом. Однако это не так – несмотря на то, что «вера без дел мертва» (Иак. 2:26).

Преподобный Исаак Сирин говорил о том, что иного способа приблизиться к Богу, кроме непрестанной молитвы, не существует.

В данном случае подразумевается не только сугубый аскетический труд, который совершается в сочетании с подвигом безмолвия или отшельничества, не только сердечная молитва как таковая. Под непрестанной молитвой можно понимать постоянную обращённость к Богу, постоянную память о Нём – то, о чём святые отцы говорят, как о «хождении пред Богом».

Современный человек подчас сознательно предпочитает о Боге забывать, потому что памятование о Боге вносит в душу ощутимый дискомфорт – это делать нельзя, туда ходить нежелательно, об этом непозволительно говорить (а хочется) и т.д.

Этот конфликт между разумом, который точно знает, что делать можно, а что нельзя, и чувствами, отравленными плотоугодием, является основной причиной формального отношения к молитве.

По-настоящему человек начинает молиться, когда происходит что-то страшное – тогда молитва вырывается из души как крик о помощи.

Но бывает и так, что человек, привыкший молиться формально, когда надо молиться уже не «понарошку», а всерьёз, оказывается к этому не способен: молитва не рождается в его сердце, настолько оно ожесточилось.

НЕ РАЗДЕЛЯТЬ ЖИЗНЬ И МОЛИТВУ

Господь не обещает Своим ученикам, что до конца времён христиане будут крепки в вере. Как раз наоборот.

Спаситель говорит о том, что по причине умножения беззаконий во многих охладеет любовь (Мф. 24:12). Этим путём оскудения веры и любви и идёт современное человечество.

Христианин не изъят из этого процесса и болен всеми болезнями мира, главная из которых – теплохладность, в том числе, и в молитве.

Когда человек холоден – он не молится вообще, когда горяч – молитва его живая, настоящая. Но когда он теплохладен (то есть не холоден и не горяч), то даже если он и молится, то молитвой это назвать сложно …

Вера и молитва… Они непосредственно связаны друг с другом.

С одной стороны, молитва является следствием веры, с другой – вера черпает силы в подлинной молитве.

Но важно при этом понять, что молитва зависит от жизни как таковой.

Вот человек исполняет молитвенное правило и старается, молясь, заключать ум в слова молитвы, старается думать о том, о чём он молимся.

Безусловно, он совершает труд, но не видит результата этого труда, потому что сердце его остаётся совершенно холодным, бесчувственным.

Почему?

Ведь он просит у Бога милости, прощения грехов, спасения души, сил и терпения – того, что является самым важным, самым насущным. А потом… Потом человек выходит из дома, отправляется по своим делам, и самой своей жизнью доказывает, что всё, о чём он только что просил, ему и не нужно вовсе, всё это его совершенно не заботит!

Как же при таком положении дел молитва может быть живой?

Отчего так происходит?

А происходит так только по одной причине: молитва, наша духовная жизнь, забота о душе, Сам Бог – не являются стержнем нашей жизни, не являются её краеугольным камнем, не занимают центр, вокруг которого мы выстраиваем всю свою жизнь.

Бог, вера, Церковь находятся на периферии нашей жизни и в нашем внутреннем городе мы отвели им место где-то на окраине, куда мы без особого желания приходим на короткое время пару раз в день (это в лучшем случае, бывает, что туда так и не доходим).

Если же мы, наоборот, проживаем день, помня об утренних прошениях, соотнося свою жизнь с ними, когда они оказываются рождены нашей жизнью и составляют с ней единое целое, тогда мы начинаем молиться иначе.

Однажды некий монах спросил у старца Паисия Афонского, почему Иисусова молитва ничего не меняет в его сердце, хотя он совершает её «по всем правилам».

Старец ответил так: «Замечаешь ли ты людей вокруг себя, их боль, несчастья, их беду?».

Монах промолчал.

И Старец сказал: «Когда чужая боль станет твоей – тогда твоё сердце откликнется на молитву».

Мы зачастую разделяем молитву и жизнь.

Мы желаем испытывать ощущение близости Божией, но, когда Господь через людей и обстоятельства стучится в наше сердце – мы не открываем.

Нежелание жить подлинной жизнью, боязнь впустить в неё других людей с их болью и радостью – одна из самых главных бед современного человека.

А ведь в одной из важнейших евангельских притч о Суде, Господь говорит: «Как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25:40).

Какой же может быть молитва, если человек не хочет (или не способен) в своей жизни замечать Бога?

НЕ ПРЕВРАЩАТЬСЯ В ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

Не меняясь, не работая над собой и чувствуя при этом, что молитва остаётся бесплодной, человек скоро приходит к выводу: «Молись не молись – разницы нет». И первоначально усердная молитва в жизни такого человека становится формальной, сокращается, а затем исчезает совсем.

Бывают в нашей жизни ситуации, когда мы пламенно и горячо о чём-то просим Бога – например, о здоровье или сохранении жизни близкого человека, но просимого не получаем.

Порой кто-то из нас чувствует себя обманутыми в своих ожиданиях, приходит к убеждению, что Бог «не благ», «не милосерд», что «молиться Ему бесполезно», может даже подумать, что и нет Его вообще…

Выбраться из этого страшного состояния бывает очень трудно.

Если кто-то из наших близких испытывает такую обиду на Бога, нужно постараться объяснить ему: думать, будто Господь нужен только для того, чтобы исполнять наши просьбы – это потребительство.

Нашему Отцу Небесному для нас ничего не жаль.

Он не гневается на нас и никогда от нас не отворачивается.

Бог неизменен, в том числе, и в Своей Любви, и в Своей милости, и в Своём Правосудии.

Просто потребительство по отношению к Богу делает нас Ему чужими – потому что потребительство несовместимо с Его Жертвенностью, с Его бескорыстной любовью к человеку.

Если мы решили молиться, то должны иметь в сердце образец молитвы Христа в Гефсиманском саду: «Не Моя воля, но Твоя да будет» (Лк. 22:42).

Когда человек просит о вещах по-настоящему для себя важных, он должен понимать, что обращается к Тому, от Кого не только зависит просимое, но Кто один обо всём знает наперёд, Кто один лишь ведает, что для нас лучше и полезнее.

По Своей любви и милосердию, Бог не исполняет мгновенно наши молитвы именно по причине того, что не всё, о чём мы просим, нам полезно или своевременно.

Воля Божия всегда направляет человека к тому, что служит, прежде всего, спасению его души – поэтому, молясь, необходимо всецело довериться Воле Божьей – какой бы странной или непонятной она поначалу нам ни казалась. Тогда на Бога никогда не будет обиды.

И, наконец, самое главное.

Молитва – это не способ что-то получить. Это способ общения с Тем, Кого ты любишь, и Кто любит тебя больше, чем кто бы то ни было на свете.

Мы молимся, чтобы хоть немного стать похожими на Бога, по образу и подобию Которого мы созданы: стоя на молитве, человек начинает хотя бы в малой степени ощущать Отца Небесного и меняться.

Святитель Игнатий Брянчанинов предлагает такой образ для понимания этого ощущения – капельки росы. Ночью они не видны, но восходит солнце, и в каждой из капелек тоже загорается солнце.

Молитва – это пребывание человека в качестве капельки росы перед Солнцем. Солнце может наполнить каплю Своим светом, и тогда она тоже начнёт светиться.

ПОГИБНУТЬ БЕЗ МОЛИТВЫ

Я убеждён, что человек так же нуждается в молитве, как в пище или во сне.

Когда ты молишься, то понимаешь, что такое подлинная жизнь, потому что стоишь лицом к лицу с Жизнью. А есть ещё иллюзия жизни, когда, лишив себя общения с Богом, ты просто существуешь.

Когда человек знает, что есть жизнь настоящая – он её ищет. Но по нерадению, за которым следуют забвение и уныние, можно от этой подлинной жизни отойти и не осознавать потребности в молитве. Человек будет находиться в угнетённом состоянии духа, терять близких, потому что они просто не смогут рядом с ним находиться, настолько он изменится…

Человек будет угасать и, может быть, даже погибнет по той причине, что не молится. Не в том, конечно, смысле, что он утреннее и вечернее правило не читает, а в том, что он разорвал свою внутреннюю связь с Богом и живёт без Него.

Жизнь вне Источника Жизни – иллюзия, подобно иллюзии жизни цветка, срезанного с клумбы. Да, он может «жить» в хрустальной вазе, но по факту он уже – мёртв, хотя и сохраняет какое-то время признаки живого существа.

Вот так, подобно этому цветку, сегодня на планете как бы живут миллионы людей –живых, но уже духовно мёртвых.

Приняв Святое Крещение, мы сочетались со Христом, мы принесли Ему обет верности и получили возможность стать гражданами Небесного Отечества. Поэтому мы не имеем права превращаться в беспризорников, для которых существование в нечеловеческих условиях оторванности от своего отчего дома стало нормой.

Отсутствие молитвы и жизни во Христе не должно становиться для нас привычной реальностью.

Игумен Нектарий (Морозов), священник Александр Каневский

 

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!