ПЕЧАЛЬНЫЙ ЮБИЛЕЙ

Отношение к прошлому своей страны ярко показывает нравственную сторону нации. К 80-летию начала Великой Отечественной войны…

80 лет назад, 22 июня 1941 года, гитлеровские войска без объявления войны вторглись на территорию Советского Союза. Началась Великая Отечественная война, унесшая миллионы жизней, забравшая близких людей, оставившая вечный след в наших сердцах и душах. Эта война продолжалась 1418 дней и ночей и унесла 27 миллионов жизней советских людей. За годы войны в СССР было разрушено 1710 городов, более 70 тысяч деревень, 32 тысячи заводов и фабрик, разграблено 98 тысяч колхозов. За сухими цифрами – боль, трагедии, слёзы, горе, загубленные жизни, исковерканные и сломанные судьбы.

Но и по сей день вокруг событий Второй мировой войны не утихает накал страстей и сегодня на Западе, возродившемся из пепла благодаря советскому солдату, предпочитают не упоминать о решающем вкладе Советского Союза в разгром гитлеровской Германии. Но это – позиция слабого. Сильные не боятся истории. И нам нужно всего лишь не принимать «мнение» демократической общественности и твёрдо стоять на защите своих святынь. А устоять от шквала фейков, лживой пропаганды и откровенной дезинформации можно только одним путём: знать истину, помнить о ней, и передавать её своим потомкам.

Помнится, ещё в 1994 году, во времена почти повсеместного «торжества» либерализма, президента РФ Б.Н. Ельцина не пригласили на юбилейные торжества в Париж. Западные партнёры уже тогда не хотели омрачать праздник лишним «спасибо» в адрес России. Впрочем, к исторической науке это не имеет отношения.

Любой историк подтвердит, что успех высадки союзников во Франции в июне 1944 года был напрямую связан с действиями Красной Армии, которая не только связывала сотни немецких дивизий, но тогда же начала грандиозную наступательную операцию «Багратион», по масштабам и результатам многократно превосходившую операцию «Оверлорд».

Представьте, что было бы с войсками союзников, если бы основные силы Вермахта находились во Франции, а не на советско-германском фронте!

Сегодня же мы слышим новоявленные обвинения в адрес СССР за разжигание мирового конфликта в августе-сентябре 1939 года. И эти обвинения легко находят многочисленных сторонников…

ТАК НАЧИНАЛАСЬ ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

Исторической наукой давно доказано, кто и как готовил войну.

Например, немецкие историки детально изучили планы и конкретные действия нацистов по разжиганию европейской войны.

Как же тогда объяснить советско-германский договор о ненападении от 23 августа 1939 года?

Договор о ненападении возник не из воздуха.

Мюнхенское соглашение 1938 года изменило соотношение сил в пользу Германии.

Лидеры Франции и Великобритании сознательно шли на это, полагая, что предотвращают будущую войну. Однако Гитлер останавливаться не собирался.

Уже 21 октября 1938 года он подписал директиву для военного командования с требованием подготовить полную ликвидацию чешского государства и оккупацию района Мемеля, находившегося под управлением литовского правительства. Спровоцировав европейский кризис осенью 1938 года, нацисты стали готовить следующий.

После Мюнхенских соглашений СССР оказался в сложной ситуации.

Усилия найти общий язык с Францией и Англией, с тем чтобы сдержать Германию, потерпели крах (западные деятели считали достижение компромисса с Гитлером более перспективным подходом, чем договорённости с Москвой).

СССР целенаправленно изолировали, с ним демонстративно перестали считаться. Но даже в тех обстоятельствах советское руководство пыталось договориться с англичанами и французами.

Почему же этого достичь не удалось?

Всё дело – во взаимном недоверии, в пренебрежительном отношении западных экспертов к советским вооружённым силам, в антикоммунизме правящих элит.

Англичане несколько раз обсуждали в правительстве возможность соглашения с «русскими», но в марте 1939 года победила точка зрения премьер-министра Н. Чемберлена: коалиция будет создаваться вокруг Польши (при этом британские политики и военные понимали, что не будут за неё сражаться).

Той же точки зрения придерживался французский Генштаб.

31 марта Чемберлен с пафосом выступил в парламенте и по радио, заявив о британских гарантиях Польше в случае её конфликта с Третьим рейхом.

4-6 апреля состоялся визит Министра иностранных дел Польши Юзефа Бека в Лондон, были сделаны громкие заявления.

Польских лидеров охватила эйфория. Они были уверены, что создаётся барьер против посягательств на целостность и независимость Польши. Но уже тогда раздавались трезвые голоса: без привлечения Красной армии подобные гарантии лишены смысла.

Англичане попытались убедить Кремль взять на себя односторонние гарантии: как и французы с англичанами, СССР должен был заявить, что в случае войны он поддержит Польшу, Румынию и прибалтийские страны.

«Ну, допустим, – рассуждали в Москве, – мы придём на помощь. Где гарантии, что вы тоже откликнетесь?».

В ответ на это лорд Галифакс, Министр иностранных дел, говорил: «Что вы! Мы, конечно, вам поможем. Британия не бросит Россию на произвол судьбы».

Англичане, кстати, считали вполне приемлемым вариантом поддержание «благожелательного советского нейтралитета», когда СССР не ведёт боевых действий на чужих территориях, а снабжает их оружием и сырьём.

Подобная риторика Кремль не воодушевляла. Нарком по иностранным делам М.М. Литвинов заявил французскому и британскому послам, что «советское правительство уже достаточно поводили за нос».

Известия о гарантиях Варшаве со стороны британцев привели фюрера в бешенство и 3 апреля Гитлер подписывает директиву «Вайс», которая через девять дней превращается в план войны против Польши.

Меняется и дипломатическая стратегия: ставится задача изоляции Польши с одновременным давлением на англичан и французов – чтобы те не смогли выполнить заявленные гарантии. Другая цель – нейтрализация потенциального участия СССР в войне на стороне поляков. Окончательная дата нападения была утверждена Гитлером только в конце августа 1939 года.

28 апреля в своей речи в Рейхстаге фюрер обрушился с критикой на поляков и британцев, торжественно заявив, что денонсировал польско-германский пакт о ненападении от 1934 года и англо-германское соглашение об ограничении военно-морских сил от 1935 года.

Но даже в этих условиях польские лидеры проявляли ничем не обоснованную самоуверенность и самоуспокоенность, помноженные на поразительную обидчивость и антикоммунизм.

Маршал Польши Эдвард Рыдзь-Смиглы говорил французскому послу: «Если немец остаётся нашим противником, он всё же европеец и человек порядка, в то время как русские для поляков – сила варварская, азиатская, разрушительная и разлагающая стихия, любой контакт с которой обернётся злом, а любой компромисс является самоубийством».

Через год, принимая у себя папского нунция, польский министр иностранных дел Юзеф Бек утверждал: «Если британская гарантия Польше – это средство против войны, то союз с Россией – это способ начать войну».

Обольщённые британской риторикой, летом 1939 года поляки попросили у англичан огромный заём на 40 лет (по нынешнему курсу – около 4 миллиардов фунтов). В Лондоне к этому отнеслись отрицательно. Министерство финансов просило кабинет министров довести до сведения Варшавы, что «денег для поляков нет».

Впрочем, Лондон согласился на компромисс: дать Польше 10 миллионов фунтов кредита – на покупку исключительно британских военных товаров.

Прижимистость англичан и требование Лондона контролировать расходование средств разочаровывали польских руководителей, и уязвлённые поляки прервали переговоры.

Торпедируя любые советские попытки улучшить отношения, поляки при этом были уверены, что в случае германской агрессии поддержка Москвы будет обеспечена.

В июле и августе 39-го никто так много не говорил о мире, как Гитлер. Он постоянно повторял, что его цель – мир и порядок в Европе. Для этого требовалось «лишь» изменить несправедливости Версальской системы.

Отказ Варшавы пойти навстречу требованиям Берлина нацисты преподносили как величайшую «несправедливость» по отношению к немцам, раздувая любые факты притеснений немцев в Данциге (свободном городе-государстве, находившемся под протекторатом Лиги Наций и входившем в таможенный союз с Польской республикой).

30 августа Гитлер издаёт приказ о начале боевых действий ранним утром 1 сентября 1939 года.

Германская Служба безопасности (СД) заранее подготовила несколько провокаций на границе – чтобы обвинить поляков в агрессии и получить видимый предлог для «ответных» действий.

По сценарию немецких спецслужб, вечером 31 августа, после кодовых слов «Бабушка умерла», «поляки» будто бы напали на радиостанцию, таможенный пост и лесное хозяйство – и немецкие полицейские продемонстрировали миру результаты «польского варварства».

Для убедительности шесть заключённых концлагеря, переодетых в польскую униформу, расстреляли на таможенном пункте. Туда же подбросили труп немца.

Это были первые жертвы Второй мировой войны. Подробности этой провокации стали известны на Нюрнбергском трибунале.

В 4 часа 45 минут 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война.

Трём группам немецких армий общей численностью полтора миллиона человек противостояли 840 тысяч польских военнослужащих. Заблаговременная мобилизация, техническое превосходство, ясно поставленные задачи и элемент неожиданности стали быстро сказываться на ходе войны.

Как и предсказывали в июне 1939 года британские и французские штабисты, коллапс наступил быстро.

Единственный шанс Польши заключался в военной помощи союзников. Но англичане и не помышляли об этом.

В анналы истории вошёл ответ британского военного министра на заседании парламента. На вопрос, почему английским военно-воздушным силам нельзя бомбить военные объекты и заводы Германии, он с изумлением ответил, что подобное невозможно: «Там находится частная собственность».

Реальную помощь могли оказать французы, но, когда встал вопрос об объявлении войны Германии, французы стали объяснять, что в соответствии с положениями конституции сначала должен собраться Совет министров, потом парламент, а затем только должно последовать объявление войны.

Однако большинство членов кабинета высказались против Чемберлена и Галифакса, требуя не тянуть время. В итоге, Чемберлен согласился на ультиматум, который в 9 часов утра 3 сентября британский посол вручил Риббентропу. Не получив ответа, британский премьер-министр под всеобщее одобрение ровно в 11 часов объявил войну Германии. Французы сделали это в 17 часов.

После объявления войны и проведения мобилизации французы решились лишь на одну ограниченную операцию в районе Саарбрюккена.

В ночь на 7 сентября французские части впервые пересекли германскую границу западнее города. Но уже 12 сентября войска получили приказ прекратить наступление «ввиду быстрого развития событий в Польше».

Так закончилась военная помощь главному европейскому союзнику и началась война, превратившаяся в мировой конфликт.

ОНИ НЕ СОМНЕВАЛИСЬ В УСПЕХЕ

Адольф Гитлер приказал готовить план вторжения в Советский Союз ещё в июле 1940 года. 18 декабря 1940-го Гитлер подписал знаменитую директиву №21 – стратегический план войны с СССР, вошедший в историю как план «Барбаросса».

Указывалось, что целью войны является отторжение от СССР территории от Ленинграда до Чёрного моря и создание на захваченных землях целиком зависимого от Берлина правительства.

На собрании выпускников военных учебных заведений Гитлер возмутился по поводу того, что 160 млн русских владеют 1/6 частью Земного шара, а 90 млн немцев «ютятся на куске земли». Фюрер призвал молодых офицеров покончить с такой, на его взгляд, несправедливостью.

10 июня 1941 года командование вермахта установило окончательную дату начала вторжения в СССР – 22 июня. Было заявлено, что план «Барбаросса» хорошо продуман, и войска готовы к проведению операции.

Взятию Москвы немцы придавали особое значение: «Захват этого города означает как в политическом, так и в экономическом отношениях решающий успех, не говоря уже о том, что русские лишатся важнейшего железнодорожного узла».

Остановиться нацисты собирались только на линии Архангельск – Волга – Астрахань.

Немцы совершенно не боялись Красной армии, наблюдая её проблемы в Финляндии. Ожидалось, что при первом же ударе сил вермахта она потерпит ещё большее поражение, чем французы в мае-июне 1940 года.

На полный разгром РККА, захват Москвы и других ключевых промышленных центров в европейской части СССР отводилось всего шесть-восемь недель, в крайнем случае – три-четыре месяца.

До сих пор точно не выясненным остаётся вопрос о том, когда и в каком объёме о плане «Барбаросса» узнал Иосиф Сталин – он либо не верил в намерения Гитлера, приняв донесения о подготовке операции за игру западных разведок, либо не подал вида, что озабочен ситуацией – чтобы не портить отношения с Германией.

«Попытки Сталина умиротворить Гитлера продолжались с помощью серьёзного увеличения поставок в Германию зерна, топлива, хлопка, металлов и каучука, который СССР закупал в Юго-Восточной Азии, в обход британских санкций, – отмечал британский историк Энтони Бивор. – За время действия советско-германского пакта СССР поставил Германии 26 тыс. тонн хрома, 140 тыс. т марганца и более 2 млн т нефти. Несмотря на то, что Сталин получил более 100 предупреждений о предстоящем нападении, он больше был озабочен «проблемой безопасности на северо-западной границе, то есть с прибалтийскими республиками».

Ближе к концу Второй мировой войны Гитлер признал, что начало операции «Барбаросса» задержала кампания по захвату и оккупации Греции в апреле 1941-го. Ряд историков убеждён, что именно операция «Марита» сбила Сталина с толку относительно планов Германии. Он мог считать, что немцы готовятся к захвату Суэцкого канала, а не к вторжению в СССР.

5 июня 1941-го генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель из Ставки фюрера направил командующим армиями и группами документ по окончательному раскладу сил для проведения вторжения на территорию СССР.

Чётко выполнялись планы по введению в заблуждение советского командования относительно истинных намерений нацистов.

Части вермахта перебрасывались по железным дорогам в условиях строжайшей секретности с таким расчётом, чтобы максимальное количество прибывающих соединений было развёрнуто у советской границы непосредственно перед началом боевых действий.

6 июня командование вермахта издало «приказ о комиссарах», которым отменялись все принципы соблюдения международных конвенций в отношении пленных. В соответствии с этим документом все политработники РККА, члены ВКП(б) и евреи-мужчины подлежали расстрелу на месте.

К 10 июня 1941 года сосредоточение и развёртывание контингентов по плану «Барбаросса» было полностью завершено.

В СССР между тем расцветали репрессии против жителей территорий, присоединённых в 1939-1940 годах.

14 июня 1941-го 60 тыс. эстонцев, 34 тыс. латышей и 38 тыс. литовцев были погружены в товарные вагоны и депортированы в глубинные районы страны.

16 июня 1941 года «Корсиканец» сообщил в Москву сведения, полученные от обер-лейтенанта люфтваффе и противника нацизма Харро Шульце-Бойзена о начале войны «в любое время». В подготовленном для Сталина и Молотова донесении подчёркивалось, что нацисты намерены стереть понятие «Советский Союз» с географической карты, а также отмечалось, что в военных действиях на стороне Германии активное участие примет Венгрия. Сталин не поверил информации и предложил одному из руководителей госбезопасности Всеволоду Меркулову «послать «источник» из штаба германской авиации к чёртовой матери».

Против СССР выступили вместе с Германией Румыния, Италия, через несколько дней Словакия, Финляндия, Венгрия, а в середине августа к ним присоединилась Норвегия.

К 22 июня Германия и её союзники для войны против Советского Союза сосредоточили у границ с СССР мощную группировку, насчитывавшую 166 дивизий, более 4 млн человек, 43 тысячи орудий и минометов, 5000 танков и штурмовых орудий, 5000 самолётов.

Удар такой силы для всех войск западных приграничных округов явился полной неожиданностью. К подобному развитию событий они не были готовы.

За 6 месяцев 1941 года безвозвратные и санитарные потери РККА составили 4 473 820 чел. Потеряно 67% стрелкового оружия, 91% танков, 90% орудий и миномётов, 90% боевых самолётов. Врагу удалось захватить территорию, на которой проживало 40% населения страны.

«ТОТ САМЫЙ ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ВОЙНЫ»


Июнь. Рассвет. Река изломом.
Туман над лесом. Тишина.
Снаряд. Разрыв. И с неба громом:
«Сегодня началась война…»
Нельзя сказать: «Её не ждали…»
«В неё не верили…» – точней.
С Москвы на дачи выезжали,
В реке ловили окуней…
Толпа растерянно стояла,
Галдели громко пацаны,
Будил всех голос Левитана:
«Без объявления войны…»
Мне скажет кто-то – всё не ново,
Давно не та уже страна…
Но в памяти живут три слова:
«Сегодня началась война…»
Дмитрий Попов

3 часа 15 минут

В это время по всей линии советско-германской границы немецкая артиллерия открыла огонь. Одновременно сотни самолётов нанесли удары по военным и гражданским объектам. Под удар немецкой авиации попали многие мирные города. Среди них – Мурманск, Рига, Каунас, Минск, Смоленск, Киев, Севастополь и многие другие города, железнодорожные узлы, аэродромы, военно-морские базы.

05:00

Гитлеровцы обрушили ураганный огонь артиллерии на Брестскую крепость. В первые же минуты атаки войск вермахта советские бойцы понесли тяжёлые потери. После окончания артподготовки немцы перешли в активное наступление.

На взятие крепости отводилось не более 8 часов. Защитники крепости удерживали её почти месяц!

Разделённые на отдельные отряды красноармейцы отбивали атаки и успешно держали оборону. Но после привлечения немецкой авиации, сопротивление советских воинов стало ослабевать и немцам удалось окончательно его подавить.

Выступление В. М. Молотова

В полдень по радио состоялось историческое выступление наркома иностранных дел В.М. Молотова. Именно тогда вся страна узнала о произошедшем нападении Германии на Советский союз.

Во время этого выступления Молотов впервые назвал войну с Германией «Великой Отечественной войной».

Обращаясь к советскому народу, он произносит свою знаменитую фразу: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!» (Сталин выступил с подобным обращением только в июле – после того как прояснилась военно-политическая обстановка начавшейся войны).

Конец дня 22 июня

К вечеру 22 июня глубина продвижения немецких войск составила от 20 до 70 км. Практически по всей линии государственной границы немецким войскам удалось прорвать советскую оборону и разрушить систему управления войсками.

Так заканчивался первый день войны. Под натиском превосходивших сил врага советские войска с тяжёлыми боями отступали в глубь страны. Впереди у них была ещё целая война, которая продолжалась 1418 дней и ночей, которая завершилась 9 мая 1945 года полным разгромом стран нацистского блока.

Вторая мировая война оказала огромное влияние на судьбы человечества.

В ней участвовало 61 из 73 существовавших тогда государств – 80% населения земного шара.

Военные действия велись на территории 40 государств.

В вооружённые силы было мобилизовано 110 млн. человек.

Во время Второй Мировой войны впервые было использовано ядерное оружие.

Материальные затраты на войну достигли 60-70% национального дохода воевавших государств.

Общие людские потери составили 65 млн. чел. Из них на фронтах убито менее половины – 27 млн. человек.

Потери СССР составили 40% всех людских потерь во Второй мировой войне27 миллионов человек. После СССР следует Китай (20 млн.), Германия (10 млн.), Польша (6 млн.), Япония (3 млн.), Югославия (3 млн.)

Из 27 млн. погибших советских людей:

  •  более 8,7 млн. погибли на полях сражений (при этом около одного миллиона советских воинов отдали свои жизни при освобождении народов Европы);
  • 7,42 млн. были преднамеренно истреблены нацистами на оккупированных территориях;
  •  более 4,1 млн. погибли от жестоких условий оккупационного режима;
  • 5,27 млн. были угнаны на каторжные работы в Германию и сопредельные с нею страны, пребывавшие также под немецкой оккупацией. Из них вернулись на  Родину чуть больше половины – 2,65 млн., более 450 тыс. эмигрировали, 2,16 млн. погибли в плену.

Понесённые СССР людские потери и материальный ущерб от немецко-нацистской агрессии ни с чем не сравнимы. История ещё не знала таких разрушений, варварства и бесчеловечности, каким отмечен путь нацистской Германии и её союзников по советской земле. Но советский народ ценой невосполнимых утрат и невозвратимых потерь выстоял и победил в этой войне.

С тех пор в памятный день 22 июня мы скорбим о всех погибших в боях, замученных в фашистской неволе, умерших в тылу от голода и лишений, кто ценой своей жизни выполнил святой долг, защищая в те суровые годы наше Отечество.

Для всех последующих поколений подвиг советского народа навсегда останется священным в Великой Победе над фашизмом. И эту святыню у нас не отнять. Никому. Никогда.

Не танцуйте сегодня, не пойте.

В предвечерний задумчивый час

Молчаливо у окон постойте,

Вспомяните погибших за нас.

 

Там, в толпе, средь любимых, влюблённых,

Средь весёлых и крепких ребят,

Чьи-то тени в пилотках зелёных

На окраины молча спешат.

 

Им нельзя задержаться, остаться –

Их берёт этот день навсегда,

На путях сортировочных станций

Им разлуку трубят поезда.

 

Окликать их и звать их – напрасно:

Не промолвят ни слова в ответ,

Но с улыбкою грустной и ясной

Поглядите им пристально вслед.

 

Вадим Шефнер

 

Сергей Кудряшов, кандидат исторических наук

 

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!