НА УЛИЦЕ РАЗБИТЫХ ОКОН

В 1982 году Д. Уилсоном и Д. Каллингом была разработана теория разбитых окон, согласно которой если кто-то разбил окно в доме, и никто не вставил новое стекло, то вскоре будут разбиты и другие окна, и чувство безнаказанности распространится на всю улицу, посылая сигнал всей округе. Иными словами, явные признаки беспорядка и несоблюдения людьми принятых норм поведения провоцируют окружающих тоже забыть о правилах, призывая их к более серьёзным преступлениям. В результате возникающей цепной реакции «приличный» городской район может быстро превратиться в клоаку, где людям станет страшно выходить на улицу.

Было доказано, что люди чаще нарушают принятые нормы поведения, когда видят, что другие поступают так же. При этом «дурной пример» трактуется расширительно: видя, что нарушается одно из принятых правил, люди позволяют себе нарушать и другие нормы. Человек совершает преступления не только потому, что у него плохая наследственность или неправильное воспитание – огромное значение для него имеет то, ЧТО он видит вокруг себя.

В середине 80-х в Нью-Йорке за сутки совершалось несколько убийств и тысячи преступлений. В метро люди боялись заходить даже днём. Все станции были покрыты граффити, а в вагонах под ногами валялся мусор.

Руководство метрополитена поняло, что граффити – символ краха системы. Нет смысла внедрять новые вагоны, если они не могут защитить их от вандализма.

Удивительное дело, но когда удалось отмыть надписи и вычистить грязные вагоны, то преступность в метро упала в разы.

В то же время начальник транспортной полиции стал бороться с безбилетным проездом. Он понял, что если 2-3 подростка перепрыгнут через турникет, то это будет сигналом для остальных – так можно делать.

«Теория “Разбитые окна” подразумевает, что преступность – это неизбежный результат отсутствия порядка. Если хотя бы несколько человек могут идти против закона, и им за это ничего не будет – значит, можно и остальным.

Полицейские, переодетые в гражданскую форму, стали выхватывать «зайцев», надевать на них наручники и в конце дня увозить в полицейский участок. Так же и шеф полиции Нью-Йорка стал жёстко относиться к мелким правонарушителям. Полиция арестовывала каждого, кто пьянствовал и буянил в общественных местах. В итоге, к концу 90-х Нью-Йорк стал одним из самых безопасных мегаполисов Америки.

Зачем я всё это вам рассказываю?

Теория разбитых окон работает в любое время и в любом месте. Каждый человек влияет на общество, и общество влияет на каждого человека – всё взаимосвязано.

Сегодня Украина стала страной разбитых окон. Многие наши политики и депутаты зачастую ведут себя безнравственно, нарушают закон, тем самым давая всему обществу пример для подражания. Теперь, оказывается, можно запросто прийти в любой храм с болгарками и арматурой, взломать двери и избить людей, зная, что за это им ничего не будет.

Можно ходить по улицам с гранатами, можно открыто «зиговать» и избивать инакомыслящих, можно оказывать давление на суд и на работу любого органа власти, – всё это сигнал всем маргиналам о том, что точно так же можно поступать ВСЕМ!

Если сама власть, в угоду кому-то, может нарушить сразу десятки статей Конституции страны – то имеет ли государство моральное право требовать соблюдения любых законов от своих граждан?

Увы, с каждым годом в нашей стране разбивается всё больше и больше стёкол, и, похоже, никто даже не думает о том, чтобы начать ремонт. Все заняты мародёрством.

КОЕ-ЧТО ИЗ ТЕОРИИ КОГНИТИВНОГО ДИССОНАНСА

Напомню, отличие сект от других объединений состоит в стремлении к получению полного контроля над мыслями, чувствами и действиями человека через разрушение его личности и создание новой. Значительная часть воздействий этого рода базируется на теории когнитивного диссонанса.

Автором теории когнитивного диссонанса является Леон Фестингер. Именно он предположил, что психология человека устроена так, что ищет гармонии между тем, что он делает, что он знает и чему верит.

Если все три составляющие пребывают в гармонии, то это называется консонансом – это естественное состояние человеческого сознания. Если же консонанс разрушается, то наступает диссонанс – неблагоприятное, некомфортное состояние, и сознание пытается вернуться в состояние консонанса.

Если нарушается ЛЮБАЯ из трёх составляющих, то остальные две изменятся для того, чтобы вернуться к консонансу.

Следствие: если так или иначе заставить человека делать нечто, что противоречит его взглядам и идеалам, то взгляды и идеалы соответствующим образом изменятся. Правда, произойдёт это через некий период психологического кризиса, который будет вызван когнитивным диссонансом.

Например, если долгое время человека вынуждают повторять какие-то идеологические нарративы, то через некоторое время он сам в них поверит.

Причём поверит на полном серьёзе: когнитивный диссонанс сознание разрешит как бы само. Это – защитный механизм психики.

А вот тоталитарные секты используют принцип когнитивного диссонанса намеренно – для того, чтобы сломать, уничтожить прежнюю личность.

Например, членов сект заставляют вести себя странным, непривычным, новым для них образом. К примеру, их могут заставлять носить непривычную одежду, делать странную причёску, вести непривычный образ жизни, заниматься сбором пожертвований на улицах, обращаясь с просьбами к совершенно незнакомым людям и т.п. – в общем, делать то, что вызовет когнитивный диссонанс.

Конечно, самым простым способом разрешения этого диссонанса является прекратить диссонирующие действия – например, вообще уйти из секты. Однако хитрость состоит как раз в том, что к тому моменту, как манипуляторы прибегают к такому приёму, человек уже подсажен на секту. Для него секта – это место, где его любят, ценят, где им восхищаются. И уход из этой секты сам по себе будет травмой.

Хитрость состоит в том, что от человека не требуют сразу многого – чтобы не вызвать слишком уж сильный диссонанс.

Секта действует принципами «тысячи крошечных уступок» – когда действие, которое требуется совершить сейчас, противоречит установкам человека, но не очень сильно.

Грубо говоря, дискомфорт, причиняемый диссонансом, должен быть слабее, чем дискомфорт от мысли об уходе из секты.

Более того, если человек всё-таки совершает то, что от него требуется, он получает «воздаяние» в виде похвал и восторгов – достойная плата за «небольшой» дискомфорт.

Но проблема в том, что когнитивный диссонанс никуда не девается. Человек понимает, что ведёт себя «не так». Но поскольку он продолжает вести себя именно «так» – сознание ищет выход, и находит его в расшатывании базовых установок.

Человек как бы говорит себе: это не его действия «не такие» – это его прежние мысли и убеждения были «неправильными». Сознание начинает меняться.

Каждая такая перемена дополнительно «расшатывает» сознание: оно становится более гибким и мобильным в плане установок.

В следующий раз человеку уже будет проще пойти на уступки, и его разум урегулирует диссонанс быстрее и с меньшими потерями.

У «опытного» сектанта сознание настолько мобильно, что почти сразу реагирует на любые перемены. Классическим является пример секты, членов которой убеждали в неизбежной гибели мира от потопа и заставляли бросать свои семьи, продавать имущество и селиться в общине, которая, как уверяла лидер секты, спасётся. В назначенный день никакого потопа не состоялось, и по идее секта должна была распасться. Однако лидер секты заявила, что потопа не случилось потому, что «Бог» оценил усердие членов секты и пожалел человечество. Сознание членов секты было уже настолько мобильным, что моментально разрешило диссонанс путём усвоения новой установки.

А теперь давайте вспомним историю с ношением кастрюль, которая так нас веселила.

С точки зрения теории когнитивного диссонанса, человек понимает, что носить кастрюлю на голове – противоестественно, глупо и попросту стыдно. Но он надевает её потому, что так делают его друзья по майдану.

Стоя на площади с кастрюлей на голове, он ощущает диссонанс, но видит, что вокруг него стоят другие люди в кастрюлях, которые демонстрируют ему симпатию и поддержку. Ему комфортно в их компании, и сознание разрешает когнитивный диссонанс предельно простым способом: оно «переписывает» базовую установку – и человек начинает думать, что в этом нет ничего смешного или глупого. Тем более, что со сцены ему предлагают вполне логичное объяснение того, зачем это надо делать.

Отметим, что к тому моменту сознание майданщиков было уже достаточно расшатано «тысячей маленьких уступок», сделанных ранее. И хотя когнитивный диссонанс, который у них возникал, должен был быть довольно серьёзным, «тренированное» сознание с лёгкостью его разрешило – и расшаталось ещё сильнее, будучи готовым в следующий раз совершить ещё более сильное отклонение от привычного поведения.

Именно так многие майданщики перешли от «милых глупостей» вроде кастрюль на голове к откровенным злодействам (или одобрению злодейств).

Юрий Ткачёв

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!