«КРАСОТА СПАСЁТ МИР» …

ЧТО ОЗНАЧАЕТ СТРАННОЕ ВЫСКАЗЫВАНИЕ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО?

«Красота спасёт мир» (Ф.М. Достоевский). Уж так нам пришлась по душе эта цитата, так совпала она с желанием спасти мир, ничего для этого не делая, что стала постоянным девизом премьер, вернисажей и конкурсов красоты.

«Красота спасёт мир» … Это высказывание, приписываемое Достоевскому, сегодня цитируется повсеместно – как обнадеживающее, как утешительное, просто как констатация факта. Вместе с тем, очевиден вопрос: а что имел в виду сам Достоевский?

Говорят, в споре рождается истина. Это неправда. В споре рождается неприязнь, подозрительность, соблазн пришибить оппонента, но истина – никогда. И потому люди сочинили поговорку: «О вкусах не спорят», признав тем самым право личности на самоопределение.

Именно по этой причине ассортимент «прекрасного» в нашем мире практически неисчерпаем – хотя мирное соседство сотен и тысяч разных «эстетик» очень напоминает пантеон языческих богов (покланяйся любому – только, чур, моего не обижай!).

Но, увы, языческий пантеон богов «красоты» – собрание богов ложных, хотя бы потому, что много богов быть не может – как не может быть несколько матерей у одного ребёнка.

Помните, мы учили, что форма должна отражать содержание? Ну вот вам – обилие форм, отражающих… что? Самосознание художника? Любовь к ближнему (или, хотя бы, к себе)? Да нет!

Пожалуй, это отражение в зеркале, перед которым давно никто не стоит.

Но если мы порождаем всё новые и новые понятия о прекрасном – значит, в душе у нас есть пустоты, которые не заполняются чем-то подлинное прекрасным?

Пытаясь утолить духовный голод, мы создаём суррогаты, полагая, что они-то и являют миру ту красоту, посредством которой этот мир будет спасён.

От чего же эта красота может спасти этот мир? Ведь хорошо известно, что слепая любовь к прекрасному имеет неизбежный результат: желание собрать его как можно больше и обладать им как можно дольше.

Так рождается похоть.

А что такое похоть?

Слово «похоть» происходит от слова «хотеть», то есть желать.

В нынешнем толковании, слово «похоть» обозначает желание чувственного наслаждения. Синонимами «похоти» являются такие слова как: сладострастие, вожделение, грубое половое влечение, блуд, распутство.

В Священном Писании мы встречаем такие слова апостола Павла: «Попечения о плоти не превращайте в похоти» (Рим. 13:14).

Чем же отличаются «попечения о плоти» от «похоти»?

Очевидный факт: наше тело, как и душа, нуждается в постоянной заботе. Нам необходимо кушать, спать, продолжать род и чувствовать себя в безопасности. Нам необходимо любить и быть любимым. И во всех этих попечениях нет ничего греховного.

Однако, когда мы начинаем желать чего-то сверх меры, тогда это желание перерастает в похоть.

Разумеется, мера у каждого своя, но есть одна, общая для каждого из нас граница – когда наше желание перестаёт нести нам и окружающим добро.

Похоть – это такое желание, которое становится сильнее здравого смысла, когда ради удовлетворения этого желания мы поступаемся нравственными и этическими нормами.

Например, если мы едим вкусную и полезную пищу в разумных количествах – это забота о своём здоровье. Но, если мы начинаем есть всё больше и больше, запихивая в себя без разбору полезное и не полезное – лишь для того, чтобы получить чувственное наслаждение от вкуса еды, не заботясь уже о своём здоровье – это уже похоть.

Если мы отдыхаем после трудового дня с целью восстановить свои силы для дальнейших дел, то это нормальное, естественное желание отдохнуть. Но если мы, перейдя все границы, лежим целыми днями, не в силах заставить себя что-либо сделать – это уже похоть. Лень стала нашей хозяйкой, завладела нашим сознанием и поработила нашу волю.

Если свои сексуальные потребности мы удовлетворяем в законном браке – это нормальное поведение для современного человека. Но если мы находимся в постоянном поиске всё новых и новых объектов для утех, если мы не в силах сдержать себя в ситуации соблазна – это уже похоть, которая разрушает нас и наши отношения с окружающим миром, хоть поначалу нам так и не кажется.

Словом, «похоть» включает в себя любое чрезмерное желание, которое сначала разъедает душу изнутри, а затем разрушает и нашу жизнь снаружи.

«ХОТЕТЬ» – СМЫСЛ ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА

Ощущая себя владельцем и хозяином, человек на самом деле оказывается рабом предметов, а значит – умирает смысл бытия.

Много тысячелетий назад в садах Эдема люди на минуточку забыли Создателя и пленились красотой мира.

Высшая красота померещилась им в материальном.

Всего-то!

Но именно тогда в мир и вошла и смерть, и тлен. Только вот почему это Фёдору Михайловичу взбрело в голову, что тленная красота, будучи частью тленного мира, может этот мир спасти?

Строго говоря, Достоевский никогда, ни с какой трибуны не заявлял, что красота спасёт мир. Слова эти дважды звучат в романе «Идиот» в тональности иронично-издевательской! И даже не из уст князя Мышкина, которого можно было бы отождествить с автором.

Эти слова произносит Аглая Епанчина, но произносит их в списке запрещенных тем: «Слушайте, если вы заговорите о чём-нибудь вроде смертной казни, или об экономическом состоянии России, или о том, что мир спасёт красота, то я, конечно, порадуюсь и посмеюсь!».

Вряд ли Достоевский отождествлял себя с Аглаей Епанчиной. Поэтому давайте посмотрим, какие представления о красоте и её силе Достоевский определил для других своих героев.

КРАСОТА МНИМАЯ И ПОДЛИННАЯ

Мадонна Средневековья

По поводу земной красоты Фёдор Михайлович высказывается в другом романе – словами Мити Карамазова: «Красота – это страшная и ужасная вещь! Страшная, потому что неопределимая. Тут берега сходятся, тут все противоречия вместе живут… Иной человек начинает с идеала Мадонны, а кончает идеалом содомским. Ещё страшнее, кто уже с идеалом содомским в душе не отрицает и идеала Мадонны. Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой. В содоме ли красота?.. Ужасно то, что красота есть не только страшная, но и таинственная вещь. Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей».

Оказывается, слова Достоевского мы поняли абсолютно неверно, примитивно и «в лоб»!

Оказывается, его суждения о красоте не вмещаются в рамках эстетики и перетекают в область православного богословия.

В современной литературе и СМИ чаще всего цитируются лишь последние слова Карамазова – о битве за человека. Между тем, размышления героя о красоте содомской и красоте вышней – это ключик к пониманию проблемы.

Достоевский совершенно чётко разделяет красоту на высокую и низменную. И человек соединяет в себе эти две противоположности.

В этом – опасность и ужас красоты.

Часто земная красота, лишённая духовного начала, принимается за красоту истинную.

Вспомните слова Аглаи Епанчиной, когда она смотрит на портрет Настасьи Филипповны: «Такая красота – сила… С этакою красотой можно мир перевернуть!».

И что же, мир перевернулся?

Князь Мышкин сходит с ума.

Рогожин гибнет – и нравственно, и физически.

Сама Настасья Филипповна мертва.

Вопрос: кого спасла такая красота? Кого она сделала счастливым?

В то же время Достоевский даёт ясное указание на то, ЧТО для него истинная красота: «Мир спасёт красота Христова».

Горняя красота есть красота Христа.

Сын Божий отождествляется с Красотой – подобно тому, как отождествляется Он со Светом и Истиной.

Эта мысль часто встречается в учениях православных святых отцов. Скорее всего, от них Достоевский и воспринял эту идею.

Истинная красота в его понимании тождественна Богу.

Другими словами, сказать «мир спасёт красота» – всё равно что сказать: «Христос есть Спаситель мира».

Поэтому, говоря о красоте, великий писатель имеет в виду отнюдь не внешние формы.

И если кто-то всерьёз верит, что длинноногая нимфа с подиума или эпатажные картины на выставке в Эрмитаже, выполненные из человеческих экскрементов, могут спасти мир, то это не имеет ничего общего с глубоким нравственным контекстом романов-притч Достоевского.

КРАСОТА, КАК ИМЯ СОБСТВЕННОЕ 

Мадонна Ренессанса

Сделаем шокирующее признание: Мадонна Рафаэля и серьга в пупке – явления одного ряда.

Почему?

Потому что это – две колеи одной дороги, уводящей в темноту: высокое искусство, ещё не забывшее о главном, и примитивный кич – затычка духовных пустот.

Если эпоху Ренессанса, эпоху расцвета искусств, рассмотреть через призму философии Достоевского, окажется, что именно в то время человечество совершило гигантский прыжок от неведомо прекрасных начал – к потребительскому рынку изящных искусств.

Один пример.

Излюбленный сюжет западноевропейского искусства – Мадонна.

Мадонна Средневековья.

Образ сдержанный, отстранённый от земного, зовущий задуматься о личном бессмертии. В НЁМ есть что от православных икон.

А вот – торжество Ренессанса.

Соблазнительная дама утопает в шелках, подушечках, предметах быта.

Она – земная. Она – плоть. И этой плоти очень много.

Младенец похож на амурчика и непременно с первичными половыми признаками…

Собственно, отсюда, из Ренессанса, и явилась в наши дни эмансипированная женщина – с широким шагом и таинственной улыбкой.

Откроем Словарь русского языка Сергея Ивановича Ожегова.

Читаем: «красота – это совокупность качеств, доставляющих наслаждение взору, слуху, всё прекрасное».

А что такое прекрасное?

«Прекрасное – очень красивое, то, что воплощает красоту, соответствует её идеалу».

А что такое идеал?

Открываем «Краткий словарь по эстетике» и читаем:

«Идеал – образ, являющийся воплощением представлений людей о совершенной жизни и совершенном человеке».

Поразительно!

Создатели словаря по эстетике ещё советского времени (идеологически надёжного) допустили промах: единственного в мире (в истории) совершенного Человека, позвавшего нас в совершенную Жизнь, звали Иисус Христос.

И если именно Христа Достоевский называет полной и «жизненосной Красотой», то да – мир спасёт Красота!

Где же Её обрести – эту Красоту?

Путь к Ней ведёт в глубины наших сердец. Но заглядывать в себя нестерпимо трудно. Там, внутри, накопилось слишком много безобразного, которое надо увидеть, осознать и исторгнуть. А без этого – всё напрасно…

POST SCRIPTUM

Известно ли вам, что именно Библия утверждает, что Бога нет?

Не верите?

Цитируем 13-й псалом: «Нет Бога» …

Ну как – сработала цитата?

Просветила?

А теперь ещё раз – но уже добросовестно.

«Сказал БЕЗУМЕЦ в сердце своём: «Нет Бога» (Пс. 13:1)

Так что давайте относится к цитатам мудро.

Давайте будем доверять им с осторожностью.

Будем перепроверять их и соотносить с контекстом. Потому что цитата, принятая на веру, – штука коварная.

Максим Дунаев

 

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!