ДУХОВНАЯ КОПИЛКА ЧАРЛЬЗА ДИККЕНСА

Чарльз Диккенс (1812 – 1870)
За 44 года он создал 13 романов и множество рассказов.
Спектр его прозы потрясает: юмор, история, преступность, произведения, апеллирующие к чувствам, и философские трактаты, посвящённые борьбе с ложными образовательными идеями.

«Пусть у тебя будет сердце, которое никогда не ожесточится, и характер, который никогда не испортится, и прикосновение, которое никогда не ранит» (Ч. Диккенс) 

Диккенс – один из немногих западных писателей, кто сумел воплотить в своём творчестве мир христианских ценностей – мир, живущий согласно евангельским заповедям, где добро и зло измеряются не общественными законами, а верой Христовой.

Волна нового интереса к Диккенсу, поднявшаяся после второй мировой войны, была вызвана вакуумом человеческих ценностей, христианских в своей основе, которые секуляризованная Европа утратила в долгих спорах между религиозными конфессиями, христианством и философией, но которые, как оказалось, сохранил для неё на века в духовной копилке своих романов Диккенс.

Примечательно, что зарубежная критика ХХ ВЕКА оставляла в стороне важную особенность Диккенса – его преданность Христу-Спасителю, «перед жизнью и учением Которого он испытывал благоговение», Который «направлял его мысль и укреплял в вере» (Э. Джонсон).

Положительные герои Диккенса – это не отвлеченно-идеализированные персонажи, а люди, верящие в Спасителя, наделённые христианскими добродетелями, максимально приближающими их к православному архетипу.

Однако герои Ч. Диккенса, живя в западном христианском мире, несут в себе и его специфику. Например, Флоренс Домби (героиня романа «Домби и сын») своей безграничной любовью к ближнему способствует перерождению «железного» человека мистера Домби и гордой Эдит, глубже ощущает своё ничтожество мистер Каркер. Так или иначе свет её добрых дел освещает всех героев романа.

Таким образом, Флоренс в романе «Домби и сын» можно рассматривать как христианский тип личности. Безразличие, а порой и ненависть отца не ожесточают её кроткого нрава. В трудные минуты Флоренс «молила Бога благословить её отца и смягчить его сердце, если может оно смягчиться, или просить его, если он не прав, и простить ей эту молитву, которая казалась почти нечестивой».

Думается, что Диккенс в своём творчестве не избежал воздействия протестантизма. Диккенсовские персонажи благопристойно соблюдают все церковные обряды, однако этим всё и ограничивается. Ни крещение, вызвавшее болезнь Поля Домби, ни венчание Эдит (она сбежала от мистера Домби), не приносят героям счастья и не оказывают благодатного воздействия.

Однако это ни в коей мере не умаляет духовно-нравственного значения творчества Диккенса для западноевропейской и мировой литературы.

В христианском художественном мире Диккенса, сверяемом с евангельскими заповедями, понятия любви, совести, страдания, сострадания, прощения, терпения, смирения, кротости, гордыни получают категориальное значение в формировании христианского типа личности.

Так, муки совести для Скруджа, героя «Рождественской песни в прозе», становятся категориально определяющими в переходе его личности гуманистического типа к христианскому, что позволяет трактовать его перерождение не как «рождественно-сказочное», как это делает гуманистическая критика, а как естественный процесс обретения человеком божественной Благодати в результате мучительного раскаяния и переоценки ценностей.

«Добрый Дух …» – с этими словами Скрудж обращается не к абстрактным духам прошлого, настоящего и будущего, здесь можно говорить о его внутренней молитве к Богу, интуитивно-пиетическом ощущении Христа.

«Добрый Дух <…>. Скажи же, что, изменив свою жизнь, я могу ещё спастись от участи, которая мне уготована».

В образе мистера Домби из романа «Домби и сын» определяющей категорией характера становится грех гордыни, который им самим достаточно чётко сознается. Диккенс показывает раскаяние героя под воздействием благодатной любви дочери, «верное сердце» которой «обратилось к нему».

В христианском мире Диккенса основополагающей истиной в обретении человеком образа Божьего становится не страдание, а сострадательная любовь к ближнему. Именно такая любовь дочери спасает Домби от греха самоубийства и способствует преображению его личности.

Христианский тип личности Флоренс тесно связан с категорией евангельской любви, которая «долго терпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражает, не мыслит зла, не радуется неправде, а сообразуется истине; всё покрывает, всему верит, всегда надеется, всё переносит» (1 Кор. 13:4).

Как христианский писатель, Диккенс призывает каждого человека к ответственности перед Богом за грехи всех: «за детство, чуждое невинности, юность, лишённую скромности и стыда, зрелость, в которой нет ничего зрелого, кроме страданий и греха, гнусную старость, позорящую образ человеческий».

Эти пороки писатель-христианин рассматривает как порождение «свиты ангела разрушителя», борьбу с которым Диккенс ведёт «обоюдоострым мечом» евангельской Истины.

Не случайно христианская основа творчества Диккенса была высоко оценена Ф.М. Достоевским, который отметил близость взглядов английского писателя православному сознанию.

Однако и соотечественники, и Запад зачастую не только не воспринимают христианскую основу творчества Диккенса, но и намеренно искажают её, находясь в другой (антропоцентрической) гуманистической системе ценностей.

Например, С. Цвейг, анализируя творчество Диккенса с гуманистических позиций, выхолащивает смысл христианских понятий смирения и сострадания, придавая им негативно-индивидуалистический оттенок.

«Если он и готов подняться выше, – пишет С. Цвейг о Диккенсе, – то сострадание каждый раз грузом висит на нём».

Гуманистический взгляд С. Цвейга не позволяет ему осознать, что то, что с его точки зрения является отрицательной характеристикой писателя, в системе христианских ценностей становится достоинством Диккенса-писателя. И это – смирение и сострадание.

Сострадание, как деятельное проявление любви к ближнему, не позволяет человеку возвыситься в своей гордыне индивидуализма, а «смирение урагана» страстей ограждает и отводит его от многих грехов – прежде всего от невоздержанности, прелюбодеяния и гордыни.

ПУТЬ

Чарльз Диккенс родился в 1812 году в пригороде Портсмута. Он был вторым ребёнком из восьми детей Джона и Элизабет Диккенсов.

В графстве Кент маленький Чарльз провёл счастливые годы своего детства. У его отца была хорошая библиотека, и Чарльз полюбил чтение. Он читал старые романы, пьесы и сказки.

Мальчика отдали в хорошую школу, где учитель стремился развить замеченный им талант ребёнка, поощряя его много читать и писать.

Однако пришла беда: отец влез в огромные долги и был отправлен в долговую тюрьму с женой и всеми детьми – кроме 12-летнего Чарльза, которого друг семьи устроил на фабрику по производству ваксы.

Когда отца выпустили из тюрьмы, мальчика устроили в скромную лондонскую школу. Однако отец вновь влез в долги и дальше уже не мог платить за обучение сына.

15-летний Чарльз стал работать посыльным в адвокатской конторе. Потом он стал репортёром и освещал дебаты в английском парламенте.

Молодому человеку это дело удавалось блестяще, и он стал очень востребованным журналистом, в котором ценили ум, трудолюбие и амбициозность.

Работая на улицах Лондона, он внимательно наблюдал за всем, что там происходило. В итоге, его заметки в прессе об увиденном, очень нравились читателям. Наконец, его друг предложил Диккенсу издать книгу.

Так, в 1836 году увидела свет первая книга Диккенса «Очерки Боза».

Книга позволяла не только увидеть, но и буквально обонять Лондон того времени: в ней были умные наблюдения, сострадание к людям, социальная сатира и репортажи с залов суда. Молодой писатель стал известен.

Издатель сам предложил Диккенсу издать следующее произведение – и Диккенс пишет роман «Записки Пиквикского клуба» (зарисовки из жизни холостяка), который ждал ошеломляющий успех. Отныне издатели борются за право сотрудничать с автором.

Диккенс с женой покупают хороший дом, и в 1847 году у них рождается первенец – сын Чарли. Тогда же началась судьбоносная дружба писателя с Джоном Фостером – выходцем из бедной семьи, который сделал карьеру литературного критика и редактора.

Фостер стал помогать Диккенсу: вычитывать его произведения, вносить предложения и договариваться с издателями.

Фостер от души служил гению писателя. Он ввёл Диккенса в свой круг друзей-интеллектуалов. Как-то в письме другу Чарльз Диккенс писал, что ничто, кроме смерти, не сможет положить конец их дружбе – так в итоге и получилось.

Диккенс обладал неисчерпаемым творческим запалом: он работал с раннего утра до ланча, а потом ещё во второй половине дня.

Он мог писать два романа одновременно. Ещё не закончив «Записки Пиквикского клуба», он начал писать «Оливера Твиста».

Одновременно с романом он писал и рассказы. Но и этого ему казалось мало: в 1850 году он начинает выпускать собственный еженедельный журнал, а в 1859 году – устраивать публичные чтения своих произведений.

Однако творческий гений Диккенса не ограничивался его писательством. Диккенс был большим благотворителем.

В своём знаменитом рассказе «Рождественская история» он писал, что «общество разрушают невежество и нищета, причём невежество даже опаснее нищеты».

Поскольку государство в то время не создавало школы, писатель ездил по Англии и читал лекции, чтобы собрать деньги на школы для неимущих. Многие из этих школ после его смерти стали университетами.

С 1847 по 1858 год писатель основал и содержал дом для молодых женщин, которые либо были проститутками, либо могли ими стать. Диккенс настаивал на том, чтобы их не принуждали чувствовать свою вину, а просто показывали им иную жизнь.

Женщин хорошо кормили, учили грамоте, они могли работать в саду, шить и готовить.

Многих удалось спасти: девушки переезжали в другие страны и начинали новую жизнь.

Диккенс был первым писателем, который напрямую заговорил об уязвимости ребёнка. Он писал о бедных детях так, как никто другой.

Имена героев его произведений сразу же входили в обиход.

 

Клэр Томалин, британская писательница, биограф Чарльза Диккенса

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!