А.С. ПУШКИН: «ХОЧУ УМЕРЕТЬ ХРИСТИАНИНОМ»

Александр Сергеевич Пушкин – великий русский поэт и основоположник современного русского языка – прожил всего 37 лет. Его жизнь была весьма далека от христианской. Он бесконечно кутил, хулиганил, нарывался на дуэли, был заядлым картёжником, проигрывая порой огромные суммы и даже собственные рукописи.

Но смерть Пушкина глубоко потрясла не только всё российское светское общество, но и общество церковное…

Двое суток умирающий вследствие ранения на дуэли А.С. Пушкин страдал от жесточайших болей вследствие перитонита – пуля, выпущенная из пистолета Дантеса, перебила поэту шейку бедра и проникла в живот.

Пушкин попросил доктора Спасского позвать священника. Послали за отцом Петром из Конюшенной церкви. Священник был поражён глубоким благоговением, с каким Пушкин исповедовался и приобщался Святых Таинств.

«Вы можете мне не поверить, но скажу, что я самому себе желаю такого конца», – сказал потрясённый отец Пётр княгине Е. Н. Мещерской (дочери Карамзина) и заплакал.

Страдания Пушкина по временам превосходили меру человеческого терпения, но, по свидетельству Вяземского, он переносил их «с духом бодрости», укреплённый Таинством Тела и Крови Христовых.

С этого момента началось его духовное обновление, выразившееся, прежде всего, в том, что он от всей души простил своего убийцу, сказав при этом: «Требую, чтобы ты не мстил за мою смерть. Прощаю ему и хочу умереть христианином».

Накануне своей смерти Пушкин приказал позвать жену и детей.

«Он на каждого возлагал руку, – вспоминал доктор Спасский, – крестил и потом движением руки отсылал от себя… Я был поражён твёрдостью его духа. Он так переносил свои страдания, что я, видя смерть перед глазами в первый раз в жизни, находил её чем-то обыкновенным, нисколько не ужасающим».

Пушкин находил в себе мужество даже утешать свою подавленную горем жену, искавшую подкрепления только в молитве: «Ну-ну, ничего, слава Богу, всё хорошо».

«Перекрестите меня», – попросил он Екатерину Андреевну Карамзину, хозяйку знаменитого литературного салона – и поцеловал её благословляющую руку.

«Отходит», – тихо шепнул Даль Н.Ф. Арендту, лейб-медику императора Николая I.

Пушкин подал руку Далю и проговорил: «Ну, подымай же меня, пойдём; да выше… выше… ну, пойдём».

«Кончена жизнь», – прошептал Пушкин и, осенив себя крестным знамением, произнёс: «Господи Иисусе Христе…» …

«Я смотрел внимательно, ждал последнего вздоха, но я его не заметил. В комнате воцарилась тишина. Так тихо, так спокойно удалилась душа его. Мы долго стояли над ним молча, не шевелясь, не смея нарушить таинства смерти» …

Так писал поэт В.А. Жуковский в известном письме к отцу Пушкина, обращая особое внимание на выражение лица почившего, отразившее на себе происшедшее в нём внутреннее духовное преображение в эти последние часы его пребывания на земле.

«Это не был ни сон, ни покой, ни выражение ума, столь прежде свойственное этому лицу. Нет, какая-то важная, удивительная мысль на нём разливалась: что-то похожее на видение, какое-то полное, глубоко удовлетворённое знание. Всматриваясь в него, мне всё хотелось спросить: «Что видишь, друг?»

Мария Дубровская

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!