Живи в реальности

Сегодня большинство людей называют «реальным миром» то, что всё больше носит черты иллюзии реальности.

…Монах живёт в монастыре.

Он встаёт ранним утром и начинает свой день с молитвы.

Он сосредотачивает свой ум в сердце и погружается в чувство присутствия Господа.

Затем он ест и направляется к трудам, которые были ему поручены. И так он проживает свой день: он работает и он молится…

Однажды мне задали вопрос: «Что он (этот монах) знает о реальном мире?».

То есть, несмотря на то, что монах ходит по земле, дышит с нами одним воздухом, спит, ест, работает и т.д. – мирским людям нередко кажется, что монах живёт в каком-то «своём» мире и этот его мир не имеет ничего общего с миром реальным.

Мужчина, который задал мне этот вопрос, живёт в городе.

Он встаёт утром, включает телевизор, наспех завтракает, садится в машину.

По дороге на работу он слушает новости по радио, делает пару звонков по мобильному. Он добирается до офиса, где каждый миг будет делать что-то, что он считает работой.

Параллельно с работой он будет проверять почту, просматривать «Фейсбук», кому-то отвечать, что-то «постить».

За ланчем он вступает в спор с кем-то, кто не согласен с его взглядами относительно существующего мироустройства, а потом, раздражённый и сбитый с толку, он возвращается к той же рутинной работе.

После работы он «на пару минут» заходит в бар, чтобы выпить традиционный бокальчик пива, но встречает там приятеля, с которым не виделся пару лет, возвращается домой позже обычного и прямиком направляется в кровать…

И вот возникает вопрос: кто из этих двух людей живёт в реальном мире?

Жизнь человека в современном мегаполисе, на первый взгляд, действительно кажется настоящей, переполненной событиями и впечатлениями. Но на протяжении всего дня человек практически отчуждён от того, что его окружает.

Он не заметит, что дышит – пока не запыхается.

Он мгновенно глотает еду, не отрываясь от экрана монитора, совершенно не чувствуя вкус.

Даже сигарета, которую он курит, и пиво, которое он пьёт – скорее действие привычки, нежели желание побаловать свои вкусовые рецепторы.

И если бы этот мужчина отстранился от подобного хода дел, его друзья посмеялись бы над ним и могли бы пошутить: «Ты что, в монахи записался?»…

Живя в современном мире, мы погружаемся во всё большую отвлечённость.

Общение между людьми, знакомства, обмен опытом всё чаще происходит посредством социальных сетей.

Скорость передачи и получения информации сблизили страны и континенты, уменьшили размер планеты до размера теннисного шарика.

Люди сами создают собственную реальность, к которой очень быстро прирастают всем сердцем и вне которой себя уже не мыслят.

Если практически любого современного человека внезапно отрезать от всех его медиа ресурсов – он почувствует себя в изоляции, брошенным и одиноким.

Вот и получается, что для монаха, живущего вне глобальной информационной сети, реальный мир – тот, который его окружает во всей своей первозданности.

Для нынешнего представителя информационного общества, реальность – это мир, созданный социальными сетями и телевидением. Такой человек смотрит на мир сквозь призму нарезанных кадров, предложенных новостной лентой.

Духовное формирование в условиях такой «реальности» лишает человека внутреннего стержня, делая его инфантильным и аморфным.

Обратите внимание: мы постоянно раздражаемся из-за вещей, на которые никак не можем влиять, и которые несказанно далеки от нашей жизни.

Подавляющее большинство наших поступков мотивированы не требованием сердца, а являются следствием манипуляций, которые (и в этом заключается самая большая проблема!) нами не распознаются, как манипуляции…

Ценности христианской жизни выступают противовесом такому порядку.

Естественно, что наши попытки, направленные на стяжание добродетелей, как правило, сопровождаются фрустрацией (несоответствие желаний возможностям).

И это неудивительно.

Ни одна живая душа, чьи привычки сформировались в искусственном мире современности, не в состоянии внезапно, по щелчку пальца, начать практиковать сердечную молитву.

Почему?

Потому что молитва рождается и творится лишь в безмолвии души. А душа наша привыкла к информационному шуму, она натренирована пассивно следовать за гомонящими и пёстрыми потоками СМИ. Но поскольку в безмолвии души нет новостных потоков, душа мгновенно ощущает себя опустошённой и одинокой, она стремится «наружу» – к новостям, к впечатлениям, к привычному шуму.

В этом кроется одна из основных причин нашего нежелания молиться: боязнь тишины, отсутствие навыка жить в состоянии внутренней тишины и умиротворённости.

Монах живёт так, чтобы быть внимательным к реальности: видеть и слышать, пробовать на вкус и прикасаться к тому, что является настоящим и доступным.

Это не так уж отличается от того, какой была жизнь большинства людей 100-200 лет назад – до возникновения массовой культуры.

Наши предки хорошо понимали, что подлинная евхаристическая жизнь невозможна без мира души, который не созидается в условиях искусственной реальности.

Бог даёт нам Себя, Свою созидающую силу (благодать) определённым и особенным способом.

Бог – есть Жизнь (Ин. 14:6).

Он – Высшая Реальность, Которой чужды любые суррогаты жизни, любые иллюзорные конструкты. Именно поэтому жизнь в благодати чужда жизни в абстракции.

Разумеется, каждый выбирает свой путь и, в соответствии с ним, – свою судьбу.

Кто-то выбирает Бога, свободу и Вечность, кто-то – социальные сети, масскульт, рабство комфорту и прочему ассортименту цивилизации гедонизма.

Но этот выбор – вовсе не вопрос выбора форм досуга. Слишком уж велика ставка в этом выборе.

Речь идёт о выборе между жизнью подлинной и реальной, и жизнью искусственной и иллюзорной.

Подготовил священник Александр Каневский