Время сорванных масок : Константинопольский Патриархат

В связи с незаконным вторжением Константинопольского Патриархата на каноническую территорию Русской Православной Церкви, предлагаем вашему вниманию материал, который ВПЕРВЫЕ проливает свет на истинное лицо Константинопольского Престола.

То, о чём вы прочитаете ниже, на протяжении десятилетий не предавалось огласке из соображений деликатности и нежелания «выносить сор из избы».

Увы, времена изменились – и сегодня каждый украинец должен хорошо понимать: КТО и ЗАЧЕМ приходит к нам, прикрываясь словами о свободе, мире и единстве…

Стремясь обосновать претензии на возобновление юрисдикции над Киевской митрополией, представители Фанара заявляют о том, что Киевская митрополия будто бы никогда и не передавалась в юрисдикцию Московского Патриархата.

Подобные утверждения не соответствуют действительности и полностью противоречат историческим фактам.

Первая кафедра Русской Православной Церкви (РПЦ) – Киевская митрополия – на протяжении веков составляла с ней единое целое – невзирая на политические и исторические невзгоды, подчас расторгавшие единство Русской Церкви.

Константинопольский Патриархат, в юрисдикцию которого изначально входила РПЦ, до середины XV столетия последовательно отстаивал её единство, что впоследствии нашло отражение в титулатуре Киевских митрополитов – «всея Руси».

И даже после фактического переноса первосвятительской кафедры из Киева во Владимир, а затем в Москву, митрополиты всея Руси продолжали именоваться Киевскими.

Временное разделение единой митрополии всея Руси на две части связано с печальными последствиями Ферраро-Флорентийского Собора и началом унии с Римом, которую Константинопольская Церковь поначалу приняла, а Русская Церковь сразу же отвергла.

В 1448 году Собор епископов Русской Церкви без благословения Константинопольского Патриарха, на тот момент пребывавшего в унии, поставил митрополитом святителя Иону. С этого времени РПЦ ведёт свое автокефальное бытие.

Решением Константинопольского Собора 1593 года, с участием всех четырёх Восточных Патриархов, Московская митрополия была возвышена до статуса Патриархата.

Этот Патриархат объединял все русские земли, о чём свидетельствует письмо Патриарха Константинопольского Паисия Патриарху Московскому Никону от 1654 года, в котором последний именуется «Патриархом Московским, Великой и Малой Руси».

Воссоединение Киевской митрополии с Русской Церковью произошло в 1686 году.

Об этом было издано соответствующее деяние за подписью Патриарха Константинопольского Дионисия IV и членов его Синода.

В документе нет ни слова о временном характере передачи митрополии, о чём ныне безосновательно говорят иерархи Константинополя.

Нет утверждений о временной передаче Киевской митрополии и в текстах двух других грамот Патриарха Дионисия от 1686 года – на имя Московских царей, и на имя митрополита Киевского.

Напротив, в грамоте Патриарха Дионисия, Московским царям 1686 года сказано о подчинении всех Киевских митрополитов Патриарху Московскому Иоакиму и его преемникам, «иже ныне и по нем будущим, да познавают старейшаго и предстоящаго по времени сущаго Патриарха Московскаго, яко от него хиротонисаемаго».

Толкование представителями Константинопольской Церкви смысла упомянутых документов 1686 года не находит ни малейшего обоснования в их текстах.

До XX века ни одна Поместная Православная Церковь, включая Константинопольскую, не оспаривала юрисдикцию Русской Церкви над Киевской митрополией.

Первая попытка оспорить эту юрисдикцию связана с предоставлением Константинопольским Патриархатом автокефалии Польской Православной Церкви, имевшей на тот момент автономный статус в составе РПЦ.

В непризнанном Русской Церковью Томосе об автокефалии Польской Церкви 1924 г. Константинопольский Патриархат без всякого обоснования заявил: «Первоначальное отпадение от нашего Престола Киевской митрополии и зависящих от неё Православных Церквей Литвы и Польши и присоединение их к Святой Церкви Московской было совершено не в соответствии с каноническими постановлениями».

К сожалению, это лишь один из фактов вторжения Константинопольского Патриархата в канонические пределы Русской Церкви в 1920-е и 1930-е годы.

В то самое время, когда Русская Церковь подвергалась беспримерным по жестокости атеистическим гонениям, Константинопольский Патриархат, без её ведома и согласия, предпринял неканонические шаги в отношении входивших в её состав автономных Церквей на территории молодых государств, сформировавшихся на границах бывшей Российской Империи.

Так, в 1923 году Константинопольский  Патриархат преобразовал автономные Церкви на территории Эстонии и Финляндии в собственные митрополии, в 1924 году предоставил автокефалию Польской Православной Церкви, в 1936 году провозгласил свою юрисдикцию в Латвии.

Кроме того, в 1931 году Константинополь включил в свою юрисдикцию русские эмигрантские приходы в Западной Европе – без согласия РПЦ, преобразовав их в собственный временный экзархат.

Особенно неприглядным оказалось участие Константинопольского Патриархата в попытках низложить святителя и исповедника Патриарха Московского и всея России Тихона, канонически избранного в 1917 году.

Эти попытки предпринимали атеистические власти в 1920-е годы, искусственно создав в Русской Церкви обновленческий, модернистский раскол – для подрыва авторитета Православной Церкви среди верующих, «советизации» Церкви и её постепенного уничтожения.

В 1920-е годы обновленцы активно способствовали арестам православного епископата и духовенства, писали на них доносы и захватывали их храмы.

Патриарх Константинопольский Григорий VII открыто поддержал обновленцев.

Его официальный представитель в Москве архимандрит Василий (Димопуло) присутствовал на обновленческих лже-соборах, а в 1924 году сам Патриарх Григорий обратился к святителю Тихону с призывом отречься от Патриаршества.

В том же 1924 году обновленцы опубликовали выписки из протоколов заседаний Священного Синода Константинопольского Патриархата, полученные ими от архимандрита Василия (Димопуло).

Согласно выписке, датированной 6 мая 1924 года, Патриарх Григорий VII «по приглашению со стороны церковных кругов Российского населения» принял предложенное ему «дело умиротворения происшедших в последнее время в тамошней братской церкви смут и разногласий, назначив для этого особую патриаршую комиссию».

Упомянутые в протоколах «церковные круги Российского населения» представляли отнюдь не мученическую Русскую Церковь, претерпевавшую тогда жестокие гонения со стороны безбожной власти, а раскольнические группировки, с этой самой властью сотрудничавшие и активно поддержавшие организованную ею травлю святого Патриарха Тихона.

О причинах, по которым Константинопольская Церковь поддерживала обновленческий раскол, заняв в борьбе с Русской Церковью сторону коммунистического режима, откровенно говорил всё тот же архимандрит Василий (Димопуло) в своём обращении от имени «всего Константинопольского пролетариата», адресованном одному из высоких чинов безбожной власти:

«Одолев своих врагов, победив все препятствия, окрепнув, Советская Россия может теперь откликнуться на просьбы пролетариата Ближнего Востока, благожелательного к ней, и тем ещё больше расположить к себе.

В Ваших руках… сделать имя Советской России ещё более популярным на Востоке, чем оно было ранее. И я горячо прошу Вас, окажите Константинопольской Патриархии великую услугу, как сильное и крепкое правительство могущественной державы, тем более что Вселенский Патриарх, признаваемый на Востоке главой всего православного народа, ясно показал своими действиями расположение к советской власти, которую он признал».

В другом письме тому же советскому чиновнику архимандрит Василий объяснял, какую «услугу» он имеет в виду: возвращение здания, принадлежавшего Константинопольскому подворью в Москве, доход от которого ранее ежегодно перечислялся в Константинопольскую Патриархию.

Узнав о решении Константинополя направить «патриаршую комиссию» в пределы Русской Церкви, её единственно законный Глава Патриарх Всероссийский Тихон выразил решительный протест в связи с неканоническими действиями своего собрата.

Его слова, сказанные без малого 100 лет назад, актуально звучат и в наши дни:

«Мы немало смутились и удивились, что представитель Вселенской Патриархии, глава Константинопольской Церкви… вмешивается во внутреннюю жизнь и дела автокефальной Русской Церкви… Всякая посылка какой-либо комиссии без Моего ведома, как единственно законного и православного Первоиерарха Русской Православной Церкви, не будет принята русским Православным народом и внесёт не успокоение, а ещё большую смуту и раскол в жизнь и без того многострадальной Русской Православной Церкви».

Обстоятельства времени воспрепятствовали отправлению этой комиссии в Москву.

Её приезд означал бы уже не просто вмешательство, но прямое вторжение в дела РПЦ, какое имеет место в настоящий момент.

Ценой крови многих тысяч новомучеников Русская Церковь выстояла в те годы, стремясь покрыть любовью эту печальную страницу своих отношений с Константинопольской Церковью.

Однако в 1990-е годы, в период новых испытаний Русской Церкви, связанных с глубокими геополитическими потрясениями, небратское поведение Константинопольской Церкви вновь в полной мере проявило себя.

В частности, несмотря на то, что в 1978 году Патриарх Константинопольский Димитрий объявил утратившим силу Томос 1923 года о переводе в константинопольскую юрисдикцию Эстонской Православной Церкви, в 1996 году Константинопольский Патриархат антиканонически распространил свою юрисдикцию на Эстонию, в связи с чем Московский Патриархат был вынужден временно разорвать с ним евхаристическое общение.

В тот же период были предприняты первые попытки Константинопольского Патриархата вмешаться в украинские церковные дела.

В 1995 году в юрисдикцию Константинополя были приняты украинские раскольнические общины в США и странах диаспоры.

В том же году Патриарх Константинопольский Варфоломей письменно дал обещание Патриарху Алексию, что принятые общины не будут «сотрудничать или иметь общение с иными украинскими раскольническими группировками».

Патриарх Варфоломей (в миру Димитриос Архондонис, 1940 г.р.)
В 23 года был принят в Папский восточный институт в Риме, который управляется орденом иезуитов и специализируется на изучении восточных церквей. Одна из особенностей ордена: обет послушания Папе Римскому «в вопросах миссий».
Из недр ордена исходит наставление: «Цель оправдывает средства».
При этом официальный девиз «К величайшей славе» («Ad majorem Dei gloriam») как бы подразумевает: «К вящей славе Божией». Но слова «Бог» в девизе нет. Так что девиз можно трактовать и иначе.
Сомневаться не приходится: иезуиты вложили в Варфоломея (будущего Вселенского Патриарха) то, что хотели…

Однако заверения в том, что представители украинского епископата Константинопольского Патриархата в США и Канаде не будут вступать в контакт и сослужить с раскольниками, не были выполнены.

Константинопольский Патриархат не принял меры к укреплению их канонического сознания и был ими втянут в антиканонический процесс легализации раскола на Украине путём создания параллельной церковной структуры и предоставления ей автокефального статуса.

Позиция по вопросу об автокефалии, которую озвучивает сейчас Константинопольская Патриархия, полностью противоречит согласованной позиции всех Поместных Православных Церквей, выработанной в результате непростых дискуссий в рамках подготовки к Святому и Великому Собору и зафиксированной в документе «Автокефалия и способ её провозглашения», который был подписан представителями всех Поместных Церквей – в том числе Константинопольской Церкви.

В отсутствие официальной просьбы об автокефалии со стороны епископата УПЦ Патриарх Варфоломей принял к рассмотрению просьбу, исходящую от украинского правительства и раскольников – что полностью противоречит его собственной позиции, которую он до последнего времени занимал и о которой неоднократно заявлял публично.

В частности, в январе 2001 года в интервью греческой газете «Неа Эллада» он говорил: «Автокефалия и автономия даруется всей Церковью решением Вселенского Собора. Поскольку же по разным причинам невозможен созыв Вселенского Собора, то Вселенская Патриархия, как координатор всех Православных Церквей, дарует автокефалию или автономию, при условии, что они это одобрят».

За последними односторонними действиями и высказываниями Патриарха Варфоломея стоят чуждые Православию экклезиологические представления (экклезиология – область богословия, изучающая природу и свойства Церкви).

Недавно, выступая перед собранием иерархов Константинопольского Патриархата, Патриарх Варфоломей утверждал, что «Православие не может существовать без Вселенского Патриархата», что «для Православия Вселенский Патриархат служит закваской, которая «заквашивает всё тесто» (Гал. 5:9) Церкви и истории».

Эти высказывания трудно оценить иначе как попытку перестроить православную экклезиологию по римско-католической модели.

Особую скорбь в РПЦ вызвало недавнее решение Священного Синода Константинопольской Церкви о допустимости повторного брака для клириков.

Это решение является нарушением Святых канонов (17-го правила святых Апостол, 3-го правила Трулльского Собора, 1-го правила Неокесарийского Собора, 12-го правила святителя Василия Великого), попирает всеправославное согласие и фактически является отказом от итогов Критского Собора 2016 года, признания которого Константинопольский Патриархат столь активно добивается от остальных Поместных Церквей.

В попытках утвердить свои несуществующие и никогда не существовавшие властные полномочия в Православной Церкви Константинопольский Патриархат в настоящее время вмешивается в церковную жизнь на Украине.

В своих заявлениях иерархи Константинопольской Церкви позволяют себе называть «антиканоническим» митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия – на том основании, что он не поминает Константинопольского Патриарха.

Между тем, ранее на Собрании Предстоятелей Поместных Церквей в Шамбези в январе 2016 года Патриарх Варфоломей публично называл митрополита Онуфрия единственным каноническим Предстоятелем Православной Церкви на Украине.

Тогда же Предстоятель Константинопольской Церкви дал обещание, что ни во время Критского Собора, ни после него не будут предприняты никакие усилия, чтобы легализовать раскол или в одностороннем порядке предоставить кому-то автокефалию…

С прискорбием приходится констатировать, что данное обещание ныне нарушено. Односторонние, антиканонические действия Константинопольского Престола на территории Украины, совершаемые при полном игнорировании УПЦ, являются прямой поддержкой украинского раскола.

Среди многомиллионной паствы УПЦ вызывает крайний соблазн тот факт, что Константинопольский Патриархат, считая себя Церковью-Матерью для Украинской Церкви, подаёт своей дщери вместо хлеба – камень и вместо рыбы – змею (Лк. 11:11).

Глубокая озабоченность РПЦ ошибочным и искажённым представлением Константинопольской Церкви о происходящем на Украине была лично донесена Патриархом Московским и всея Руси Кириллом до Патриарха Варфоломея 31 августа 2018 г.

Однако, как показали дальнейшие события, голос Русской Церкви не был услышан и через неделю после встречи Константинопольский Патриархат опубликовал антиканоническое решение о назначении в Киев своих «экзархов»…

Из текста Заявления Священного Синода РПЦ от 14.09.2018 г., журнал № 69 (patriarchia.ru) 

А ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО…

Константинопольский Патриарх Афанасий (Харьковский и Лубенский Чудотворец), святые мощи которого почивают в Свято-Благовещенском Кафедральном соборе города Харькова, ещё в XVII веке хотел перенести Вселенскую кафедру в Москву!

Мощи святителя Афанасия в Благовещенском соборе г. Харькова

В середине XVII века, в эпоху национально-освободительной войны под руководством Богдана Хмельницкого, Патриарх Афанасий, прибыв в Москву по просьбе Патриарха Никона, написал «Чин архиерейского совершения литургии на Востоке», который лёг в основу московского исправленного печатного «Чиновника архиерейского служения», используемого в РПЦ и ныне.

Но мало кто знает, что главной целью визита была дипломатическая миссия по увещеванию царя Алексея Михайловича продолжить борьбу с турками – чтобы отвоевать Константинополь.

После разгрома османов, Московский Патриарх должен был занять Вселенскую кафедру.

В конце декабря 1653 года Патриарх Афанасий выехал из Москвы, гостил у Богдана Хмельницкого, а после остался в Мгарском монастыре близ Лубен (нынешняя Полтавская область), где 5 апреля 1654 года отошёл ко Господу…