Вещизм

Заражённый болезненной страстью к вещам, человек, удовлетворив потребности в одной вещи, тут же начинает испытывать пристрастие к другим, более новым вещам, владение которыми заменяет ему и общественные связи, и интеллектуальное развитие, и творчество, и развитие души…

Словцо «вещизм» появилось не вчера – оно возникло в последние предперестроечные годы и едко обличалось со страниц «Комсомольской правды» и других массовых газет. Речь шла об увлечении школьниц нарядами, украшениями и косметикой, а школьников… радиотоварами, которые можно было достать в таинственных и манящих «Берёзках», и всем тем, что можно было провезти через «железный занавес» или купить в комиссионках…

Потом, в 90-е, наличие у подростка чего-либо модного и престижного стало и предметом гордости родителей, и знаком вхождения в определённую «касту» у детей.

Есть у тебя, например, плеер, – значит, общаешься с теми, у кого он тоже есть.

Нет плеера – считаешься неудачником и скатываешься вниз по социальной лестнице.

Сегодня плеером никого не удивишь, число предметов-знаков благополучия увеличилось, но принцип остался: принадлежащая человеку вещь интересна не сама по себе, а является предметом престижа и пропуском в определённый круг общения.

Есть она у тебя – с тобой будут дружить, ты будешь считаться «своим», а то и «крутым», нет её – становишься изгоем.

Все передают друг другу мелодии и картинки через «блютус» – значит, тот, у кого телефона нет или он старенький, без «блютуса» – выпадает из среды общения.

Все обмениваются играми для игровых миникомпьютеров PSP – значит, того, у кого нет PSP, называют «лузером».

Иногда такими знаками становятся не вещи, а, скажем, предпочтение определённой музыки.

Фактически, предметы или явления становятся кодами, паролями «свой-чужой».

Свой – это «как все», чужой – вне общения, вне признания, что для подростка просто убийственно.

Так вещь становится предметом вожделения и поклонения, занимает место своего рода святыни.

В одной знакомой семье с достаточно скромным достатком отцу семейства пришлось отдать 13-летнему сыну свой хороший мобильник только для того, чтобы тот перестал чувствовать себя «изгоем» в классе.

Наверное, у многих есть «в запасе» такие истории.

В некоторых семьях доходит до шантажа: «если ты не купишь мне (это), то я…»

Ну, ничего конечно с «я» не будет, но между поколениями в семье именно на этой почве сегодня часто возникает отчуждение.

Святитель Николай Сербский ещё 70 лет назад писал: «Те, кто выдумывает моду и навязывает её легковерному миру, думают исключительно о деньгах.

При своём торговом ремесле они думают о культуре и просвещённости не больше, чем жаба о звёздах.

Это обычные рыночные хищники, которые лукавством выманивают у людей деньги. У них своя агентура – дизайнеры, художники и опытные знатоки человеческих страстей…».

Ну а дальше уже страсти делают своё дело…

Известный американский психолог Абрахам Маслоу построил «пирамиду потребностей человека», в которой отражена иерархия потребностей.

Так вот, вещи находятся в ней на втором этаже (этажом выше потребностей в еде, сне и т.д.), но выше второго этажа предусмотрены ещё три – социальный, интеллектуальный и духовный.

Но это в идеале.

На практике до высоких этажей человек, заражённый вещизмом, не доходит. Удовлетворив потребности в вещах, он начинает… удовлетворять пристрастие к ещё более новым вещам, владение которыми заменяет ему и общественные связи, и интеллектуальное развитие, и творчество, и развитие души.

И процесс движения «от вещи к вещи» продолжается до бесконечности, заставляя потреблять и грезить о новом потреблении.

Этот процесс усиливает обычная зависть – ведь всегда есть те, у кого вожделенных материальных предметов больше.

Остановится ли человек в погоне за вещами?

Да, но только в том случае, если у него всё же сохранились некие ценности, признаваемые им выше, чем престиж.

Если же нет – то у него начинаются тоска, страх и безысходность, ведь душевные силы уже потрачены на гонку за престижем, но при этом даже достигнутый престиж не приносит любви – а, как известно, ничто, кроме любви, душу не согреет.

Современное общество потребления всеми возможными способами давит на детей, воспитывая себе верных подданных, высшая ценность которых – деньги и удовольствия.

Но вещизм у детей – это не только следствие рекламы богатства и потребления, которая выливается на них везде и всюду. Это, прежде всего, ответ детей на «шопоголизм» родителей.

Когда в семье покупка вещей является целым событием, когда купленная вещь вызывает гордость, а обсуждение приобретений родных или коллег может стать главной темой домашних обсуждений, – тогда дети непременно будут страдать вещизмом. Со всеми вытекающими последствиями.

Что же предпринять, если вы обнаружили у  своего ребёнка вещизм?

Во-первых,  поубавьте любовь к вещам лично у себя.

Перед покупкой каждой новой вещи, проанализируйте – действительно ли она вам нужна?

Возьмите за правило не обсуждать вещи – разве что очень кратко.

Во-вторых, обдумайте и проанализируйте свою жизнь – на предмет её содержательности и духовной наполненности.

Поинтересуйтесь, что включают в себя понятия «общественные связи», «интеллектуальное развитие», «творчество», «развитие души».

Обогатите свою жизнь новыми духовными потребностями и расширяйте представления детей об этих потребностях.

В-третьих, соблюдайте семейную иерархию.

Ваше слово для детей должно иметь вес.

Научитесь отличать потребности детей от капризов и то, что нужно покупайте сразу, а капризы отсекайте.

В-четвёртых, создайте условия для увлечённости детей интересными занятиями, учёбой, спортом, творчеством, доброделанием.

Как пример, интересна идея и практика летних лагерей в одном из сёл, когда вместе – подростки-здоровые и подростки-инвалиды, когда можно не только отдыхать на природе, но и прикладывать усилия, и делая общее дело, помогать тем, кто нуждается в помощи. Там у детей рождаются совсем новые потребности…

Школы с интересной и разнообразной программой, где ребёнок сразу же включается в творческий процесс, – ещё одно средство преодоления вещизма.

Родители-христиане могут и напрямую объяснять ребёнку, что для христианина нормально не бояться быть «белой вороной», жить немного не по тем правилам, что большинство людей.

Да, детский коллектив жесток. Но, если у ребёнка есть другой мир, в котором главные ценности – не материальные, то он сможет выдержать давление любого коллектива. И не только выдержать, но спустя время и самому, возможно, стать лидером – если не всего коллектива, то какой-то его части, которая примет его ценности, взгляды и убеждения.

Кроме того, нужно объяснять детям, что когда приходят жизненные испытания, – о модных финтифлюшках все забывают, – и начинают цениться совсем другие вещи: отвага, великодушие, отзывчивость, доброта.

«Собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6:21).

Думаю, что если мы, родители, сможем своим примером показать это детям, – то никакой нам будет не страшен.

Виктор Судариков