ВЕЛИКАЯ ЛОЖЬ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Идеи гуманизма и либерализма в полной мере воплотились в создании формы государственного управления последнего времени, получившей название

демократия (от греч. demos народ +  kratos власть), т.е. буквально – «народовластие».

ЧТО ТАКОЕ ДЕМОКРАТИЯ

Демократия паразитирует на древних вечевых соборных обычаях Руси, на исконном уважении русского человека к общему мнению и совместно принятому решению.

Человеческая история на всем своём протяжении не знала и не знает ни одного государства, где был бы на деле реализован главный принцип демократии – «власть народа», «народоправство».

Во всех демократических странах заветный плод государственной власти всегда находится в руках профессиональных политиков – узкого круга, немногочисленной и замкнутой корпорации людей, чье ремесло – беспощадная борьба за эту власть.

«Слуги народа» – это всегда элитарный круг людей, составляющий ничтожный процент от общего населения страны.
Древняя Греция и Древний Рим – родоначальницы демократии  и классические её представители – одновременно являлись также и классическими рабовладельческими хищниками, относя сами термины «народ» и «граждане» лишь к тому самому элитарному кругу людей, относящемуся к высшему сословию.

Сколько-нибудь осмысленное существование народа немыслимо без наличия  возвышенной цели своего соборного бытия, основанной на исторических духовных ценностях данного народа и выраженной в государственной общенациональной идее, которая предполагает отказ от чисто механического принципа количественного превосходства в пользу качественного (духовного) начала.
Выдающийся русский мыслитель Лев Александрович Тихомиров (1852 — 1923),  прошедший славный путь духовного перерождения от лидера цареубийц-народовольцев до ревностного приверженца самодержавия, писал:

«Если в обществе не существует достаточно напряженного верования, охватывающего все стороны жизни в подчинении одному идеалу, то связующей силой общества является численная сила, которая создает возможность подчинения людей власти даже в тех случаях, когда у них нет внутренней готовности к этому».

Иными словами, воплощение демократической идеи неизбежно приводит к абсурдной ситуации, в которой понятия Истины и справедливости, добра и зла пытаются определить арифметическим большинством голосов.

Митрополит Иоанн Снычёв (1927 – 1995), митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский, постоянный член Священного синода, публицист, один из основателей Петровской академии наук и искусств, историк, магистр богословия. Уроженец Херсонской области. В либеральных кругах критикуется за традиционализм, монархизм и антизападничество.

Пожалуй, самым ярким историческим фактом, свидетельствующим об абсурдности идеи «демократического выбора», является суд Пилата над Христом, когда ревущая, обезумевшая толпа, «надавив» на прокуратора Иудеи, «проголосовала» за свободу убийцы Варравы и распятие Праведника.
«При демократическом образе правления победителями становятся ловкие подбиратели голосов – механики, искусно орудующие закулисными пружинками, которые приводят в движение кукол на арене демократических выборов, – говорил в свое время К.П. Победоносцев, описывая этот механизм. – И тот, кто сумеет прибрать к себе самое большое количество этих голосов, становится господином силы, господином правления и вершителем воли…».

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОСНОВА ДЕМОКРАТИИ

Всеобщее прямое избирательное право – явление аморальное и разрушительное, ибо при современном уровне технологий управления сознанием народ становится объектом бесчестных манипуляций, которые, при нынешнем развитии средств массовой информации, приобретают поистине безудержный размах и, тем самым, нередко развивают политический цинизм до невероятных размеров.

Почему-то никому не приходит в голову выбирать всеобщим голосованием хирурга или следователя, шофера или лётчика. А разве управляться со скальпелем, машиной, самолетом труднее, чем с гигантской страной, отягощенной к тому же сложнейшими проблемами?
Безусловно, в некоторых ситуациях принцип выборности  незаменим, поскольку является инструментом становления соборной общности народа и государства. Однако высокий государственный пост, как и любая специфическая и ответственная должность, требует от человека высоких профессиональных качеств, оценить которые человек несведущий просто не в состоянии, а значит должен исключать его публичную выборность.

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА ДЕМОКРАТИИ

Она выражается знаменитым лозунгом французской революции: «Свобода, равенство, братство».

Поддавшись внешней привлекательности этого броского призыва, миллионы людей в течение долгих столетий безуспешно пытаются воплотить его в жизнь.

Даже очень образованные люди не разобрались в отвлеченном, абстрактном характере лозунга, не заметили противоречия призывов между собой.

Как совместить свободу с равенством?

Достаточно оглянуться вокруг, чтобы убедиться: в природе нет равенства – она бесконечно разнообразна, взаимоподчинённа и строго иерархична.

Не существует абсолютной свободы – повсюду мы наблюдаем взаимозависимость и закономерную упорядоченность.

Нет и бессодержательного братства, т.к. нравственное чувство человека всегда избирательно, благодаря которому он неизбежно делит окружающих его людей на «ближних» и «дальних», на «своих» и «чужих».
«Когда этот лозунг захотели обратить в обязательный закон для общественного быта, когда его возвели в некую новую религию для народов, он оказался роковой ложью и явился законом насилия, раздора и фанатизма» – это утверждение Победоносцева лучше всяких слов подтверждается тем, что две самые кровавые и разрушительные в истории человечества революции – французская в XVIII веке и русская в XX – прошли под аккомпанемент громогласных призывов к «свободе, равенству и братству».

ПРАВОВАЯ ОСНОВА ДЕМОКРАТИИ

Это – тезис о так называемых естественных (прирожденных) правах человека, на реализацию которых должна быть направлена вся работа государственного механизма.

Однако эта основа так же искусственна и лжива, как и предыдущие.

В сущности, она является  лишь абсолютизацией индивидуализма, свойственного западно-европейскому «менталитету» и исторически глубоко чужда  русскому национальному самосознанию.
Отсутствие в обществе идеи  «естественных обязанностей», свойственных каждому гражданину,  рано или поздно ведёт ни к чему иному, как к неизбежной деградации общественной морали и нравственности.

Во все века русское общество стремилось настроить своё бытие в унисон с требованиями христианского мировоззрения, воспитать в человеке, прежде всего, твёрдое осознание своих религиозных, гражданских и семейных обязанностей.

«Человек есть олицетворенный долг», – согласно утверждают все святые отцы.

Акцент на «права» неизбежно порождает упрёки в их несоблюдении, взаимные претензии, обиды и склоки, ведёт к обособлению, разделению, противопоставлению интересов и, в конечном счёте, к сословной и классовой вражде, к войне «всех против всех».

Пример недавнего ещё прошлого – бомбардировки жилых кварталов Югославии и Ирака американскими и другими «миротворцами», осуществлявшихся  именно под эгидой «защиты прав человека».

Ещё в конце XIX столетия блестящий русский публицист М.Н. Катков писал: «Плодотворно лишь то право, которое видит в себе ничто иное как обязанность».

Право, само по себе, как и всякий инструмент, нейтрально.

Оно может быть использовано как на пользу, так и во вред.

На пользу – когда оно способствует воплощению в жизнь высших нравственных законов, тем самым способствуя созданию условий для торжества добродетелей и обуздания порока.

Демократическое же право фиксирует существующее положение вещей и «естественные» человеческие запросы, подспудно признавая  законность, легальность страстей – равно гибельных и для духовного здоровья личности, и для основ государственной безопасности.

«Настроив» правовую систему определенным образом, можно исподволь и незаметно, действуя полностью в рамках закона, развалить изначально прочную страну, растлить здравый и нравственный народ, лишить какую-либо социальную группу её законных прав.
Такова реальная цена «правового идолопоклонства», являющегося одной из основополагающих черт демократической псевдорелигии.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОСНОВА ДЕМОКРАТИИ

Это – финансовый спекулятивный капитал.

Именно им сконструирована современная бездуховная «технологическая» цивилизация, в которой человек лишается последних остатков совести и душевного здравия, превращаясь в полуживотное-полумеханизм – безличный винтик в гигантской машине, имеющей единственную всепоглощающую цель: деньги, деньги, деньги…
Под предлогом удовлетворения всё более возрастающих  «естественных» потребностей человека  демократическая «цивилизация» насаждает культ насилия и разврата, терпимость ко злу и извращениям.

Грехи и страсти падшего человека искусственно раздуваются до невероятных размеров, сознательно стимулируются и становятся источником бессовестной, бесчестной наживы.

Лозунги такой цивилизации – «Всё на продажу!», «Обогащайся!», «Живи в кайф!»  и им подобные – разъедают общественную мораль. В народе происходит распад национального самосознания, государство криминализируется и неотвратимо движется к распаду.

Демократическое правление оживотворяется либеральной идеологией, являющейся кровью, «духом жизни» для «тела» демократии. В силу этого понятия «либерализм» и «демократия» настолько нераздельны, взаимосвязаны и взаимозависимы, что представляют собой единую социальную доктрину.

ЛИБЕРАЛЬНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ

Её основное предназначение – подточить, ослабить устои крепкого, традиционного общественного устройства, разрушить его духовные, религиозные опоры, разложить национальное государство – чтобы затем, постепенно и незаметно, неощутимо для одурманенного массовой культурой и демократическим хаосом общества, передать бразды правления над ним строителям «нового мирового порядка» – т.н.  транснациональной «мировой закулисе».

Таким образом, либерально-демократическая идея, однажды уже погубившая великую Российскую Империю, сегодня способна взять верх в национальном самосознании и потому являет собой наиболее удобный путь к вырождению нации.

Эта операция уже неоднократно была проделана над «развитыми» западными странами и вовсю развернулась во многих государствах-бывших республик СССР, где национальная государственность служит лишь декоративным прикрытием реальной теневой власти космополитической элиты.

Можно, конечно же, покорно ждать, когда яд бездуховности окончательно затуманит наше сознание и подорвёт основы нашего государственного бытия. А можно всё же попытаться вернуться к изначальному священному смыслу своего бытия, своего долга – и не только индивидуального, личного, но и всенародного, соборного.

Нам ни в коем случае нельзя забывать, что хранить веру отцов и каноническое Православие – историческая, мессианская обязанность нашего народа, промыслительно возложенная на нас Самим Богом.

Для этого необходим тяжелый труд – труд христианского подвижничества и покаяния, державного мужества и стойкости. Но лишь такой труд придаёт смысл человеческой жизни, обнажает её высшую ценность и проясняет её великую, вечную, небесную цель.

Митрополит Иоанн Снычёв