«ВЕЛЕСОВА КНИГА»: ЯЗЫЧЕСКАЯ «БИБЛИЯ» ИЛИ НЕОЯЗЫЧЕСКАЯ ФАЛЬШИВКА?

Сегодня возрождение языческих верований стало одним из проявлений бума неорелигий.

Более того, возрождение язычества превращается в повальную моду, особенно среди молодежи.

Объединение славянских общин «Велесов круг», Арийская языческая община «Родолюбие», cлавянская языческая община «Коляда вятичей» — вот далеко не полный перечень организаций, возглавляемых «Велемирами», «Велемудрыми», «Велесовами», «Мизгирями» и т.п.

Основой деятельности современных «истинных славян и русов» является восстановление ритуальной практики древних родоплеменных культов.

Чем же руководствуются неоязычники?

Откуда черпают вдохновение «волхвы» 21-го столетия?

Оказывается, у них есть своя священная книга!

Почти сто лет назад появились первые сообщения о найденном «шедевре» древнерусской культуры – «Велесовой книге», написанной якобы языческими жрецами русов.

Поначалу это привлекло внимание учёных. Проводились даже международные конференции, посвященные вопросам, связанным с этой находкой. Однако уже в 70–80-е годы минувшего века интерес к книге был утрачен.

После 1991 года украинские неоязычники вновь пытаются раздуть ажиотаж вокруг «Велесовой книги», для которых она является по сути почти официальным священным текстом.

Что же такое «Велесова книга»?

Начнем с истории загадочного обретения этой «святой книги», весьма подробно описанной в статье академика Ю.К. Бегунова «Обретение Велесовой Книги».

«В августе 1919 года белогвардейский полковник Теодор Артурович Изенбек оказался на Харьковщине, в Великом Бурлуке. Он вошёл в разгромленное имение князей Куракиных, владельцы которого, дворяне Задонские, незадолго до того были зверски убиты неизвестными.

Не найдя никого в комнатах, Изенбек направился в библиотеку. Здесь все шкафы были опустошены и книги валялись прямо на полу.

Под ногами Изенбека что-то скрипнуло. Нагнувшись, он рассмотрел на полу деревянные дощечки, исписанные какими-то неизвестными ему знаками.

Одни из них были изъедены червями, сколоты и стёрты. Другие были в хорошем состоянии, но все они выглядели весьма старыми.

Изенбек понял, что он нашёл что-то ценное.

Он приказал сопровождавшему его солдату сложить дощечки в мешок и связать его покрепче.

В 1922 году Изенбек вместе со своим бесценным грузом оказался в Брюсселе.

Там он встретился с журналистом Юрием Миролюбовым, который признался Изенбеку, что хотел бы написать поэму о Святославе Хоробро, но, к сожалению, ему неведом язык эпохи.

–  А что именно тебе нужно? – поинтересовался Изенбек.

–  Ну, хотя бы какие-либо хроники того времени, или близко того… Здесь даже летописей нет!

–  Вон, там в углу, видишь мешок?

Ю.П. Миролюбов вспоминал: «В мешке я нашел «дощьки», связанные ремнём, пропущенным в отверстие. Посмотрев на них, я онемел»…

По его словам, Изенбек не проявлял к ним интереса, так как был не в силах в них разобраться: он плохо знал русский язык и был привержен к спиртному…

«Дощечки были приблизительно одного размера: 33 см в длину, 22 – в ширину, и 6-10 мм в толщину. Они были сильно исцарапаны и испорчены. Лак или масло, покрывающие их поверхность, поотстали.

На каждой дощечке было просверлено по две дыры для их скрепления с помощью шнура, причём часть дощечек была скреплена как книга, а другая — как календарь.

На дощечках были нарисованы прямые параллельные линии, строго под которыми были размещены буквы – как в санскрите или хинди.

Письмена вдавлены в древесину и во вдавленные места втёрта краска, и затем всё было покрыто чем-то вроде лака.

Буквы были плотно прижаты друг к другу без интервала. Никакого обозначения начала или конца слов или фраз на дощечках не было»».

Дальнейшая судьба таинственной находки Изенбека неизвестна.

Говорят, деревянные таблички безвозвратно исчезли во время Второй мировой войны.

В настоящее время наука располагает фотографией единственной дощечки и расшифровкой значительной части «Велесовой книги».

Кстати, сам термин «Велесова книга» был введен известным биологом С. Я. Парамоновым (Лесным) в 1957 году.

Поскольку одна из дощечек была посвящена Велесу, Парамонов предположил, что и вся эта языческая летопись была написана жрецами Велеса.

О чем же повествует таинственная находка Изенбека в интерпретации Миролюбова?

«Когда-то на земле был вечный день. Ночи не было, не было и зла. На земле царила вечная весна, и природа была настолько богата, что Сварожичи не работали, как нынешние люди, чтобы пропитаться.

Так продолжалось до тех пор, пока Сварог Творец не отлучился с Персти Земли и не ушёл творить звёздные миры.

За себя он оставил старшего Сварожича – Денницу, которому и поручил управлять Сварожичами и всем Лазурным миром.

Тогда-то Деннице и пришла мысль попробовать творить, как это делал сам Сварог. И Денница сотворил людей – помощников себе – и с ними начал править Лазурным миром. Но поскольку люди не обладали свойствами и знаниями Сварожичей, они начали делать ошибки, и от этих ошибок произошло в Лазурном мире первое зло.

Против зла и действий Денницы восстали все Сварожичи, кроме тех, кто подчинялся Деннице непосредственно.

Недовольства против Денницы породили столкновения, а столкновения разделили весь Лазурный мир на два воюющих лагеря: Денницу и его приверженцев, и верных заветам Сварога Сварожичей.

Разгневанный борьбой, Денница решил захватить чертоги Сварога и уничтожить защищавших их Сварожичей.

Началась война.

Верные Сварогу Сварожичи – Перун, Велес, Огонь, Стрибог и Ладо – крепко держались в чертогах Сварога.

Перун, сотрясая небеса громом и молнией, сбрасывал нападающих с Лазоревых небес, где стоял чертог Сварога. Вихрем и ураганом сбивал их Стрибог. Огонь жёг, палил бунтующих, и те, обожжённые, падали на Персть.

Велес и Ладо победными песнями поддерживали защитников, бросаясь в бой с врагами во все места, где враг одолевал защитников.

И вот прибыл Сварог. Он простер свою десницу, и все замерло.

Взмахнул – и все бунтовщики, как горящие звезды, посыпались дождём с небес на разрушенную Персть.

Горящей звездой сверкнул падающий Денница и вместе со своими единомышленниками пробил землю, и земля поглотила в своей пучине бунтующих.

Так погиб первый мир, первое творение Сварога. Так родилось зло.

И поднял Сварог свой чертог ввысь, и защитил его ледяной твердью. А поверх тверди сотворил новый Лазоревый мир и перенес туда Рай Ирий и провел туда новую дорогу –   Звездный путь, по которому течёт Ра-река, чтобы этим путём достойные Рая Ирия могли достичь его.

И залил Сварог водою горящую Персть и из разрушенного, погибшего Лазоревого мира создал новый мир, новую природу, и назвал его Землею, что значит «пребывать в страдании».

И повелел Сварог всем бунтовщикам искупить свой грех и забыть своё прошлое, рождаться людьми и в страданиях совершенствоваться, чтобы достичь то, что утратили, и вернуться очищенными к Сварогу, в Рай Ирий…»

Неоязычники обвиняют Православную Церковь в том, что «Велесова книга» оказалась в забвении.

Они утверждают, что крещение Руси сопровождалось таким насилием, что людей заставили забыть свою «священную» книгу, свою языческую историю.

Версия о крещении Руси «огнём и мечом» нашла отражение и в учебниках истории, изданных в советский период, в которых красочно описывались бунты народа при массовом крещении киевлян князем Владимиром.

Однако в этих учебниках нет ни слова о том, какую перемену в характере Владимира – дикого язычника – произвело принятие им крещения, какую благотворительную деятельность проводил он в Киеве, когда во все города и веси отправлялись огромные обозы с продуктами питания и одеждой для всех нуждающихся, жертвовались огромные средства – как личные Владимировы, так и государственные.

Безусловно, акты насилия имели место. Однако они ни в коем случае не имели повсеместный характер, как это было, скажем, на протяжении трёх веков в Римской империи в отношении самого христианства.

Потому вряд ли можно говорить о том, что Православие привело к забвению «Велесовой книги».

Удивительно и то, что о ней нет даже косвенного отклика в христианской литературе.

Что касается церковной цензуры, которая активно боролась с различного рода ересью, то и эта причина исчезновения «Велесовой книги» на тысячу лет (!) звучит неубедительно. Вы не найдете ни одного документа, в котором были бы исторически запечатлены выпады Церкви против «Велесовой книги» или какие-либо попытки её дискредитации.

В то же время непредвзятое осмысление заложенной в тексте «Велесовой книги» своего рода национал-патриотической «концепции» о величии, силе и культурной избранности языческого славянского социума, наводит на мысль о времени написания «Велесовой книги».

Данный документ созвучен уровню трактовки истории в 20–30-х годах XX века.

Кстати, утраченные дощечки были исписаны якобы не кириллицей и не глаголицей, а письмом, алфавит которого науке неизвестен. Парамонов предложил назвать его «влесовицей».

Сторонники версии о подлинности «Велесовой книги» вынуждены, хотя и с большой неохотой, признавать наличие в её тексте многих исторических несуразностей. Однако они нашли веский, на их взгляд, аргумент.

Деревянные таблички не могли просуществовать тысячу лет, и, следовательно, в христианскую эпоху тайные язычники, бережно хранившие «древние знания» жрецов-русов, несколько раз переписывали их заново, причём каждый раз на новых деревянных дощечках. В ходе таких переписок якобы и появлялись ошибки.

Однако если бы поклонники языческого культа переписывали свои священные тексты, требующие трепетного религиозного почитания, они вряд ли решились бы править их или редактировать.

Таким образом, в доводах неоязычников в пользу «Велесовой книги» (и в частности её подлинности) трудно найти какие-либо аргументированные доказательства.

Академик, доктор исторических наук, профессор В.Г. Афанасьев назвал «Велесову книгу» бесовской: «И не потому, что ее якобы писали языческие жрецы, а по её магическому воздействию на людей в качестве псевдопатриотической приманки».

И действительно, источник информации тут непроверяем в принципе – ибо информацию здесь приносит даже не какой-то «гуру», а безличные дощечки, т.е. напрочь отсутствует ЖИВОЙ источник информации.

А в его отсутствии никто не может гарантировать ни подлинность источника, ни верность перевода, ни правильность трактовки.

Фальшивость «Велесовой книги» очевидна даже для непрофессионалов.

«Велесова книга» не только подражает «Слову о полку Игореве», но и претендует на создание некоей славянской идеологии.

Как и в любом эзотерическом произведении, здесь имеются «всеобъемлющие» туманные термины: «Явь» и «Навь» (аналог восточных «Инь» и «Янь»), действуют Ярило, Даждьбог, Макошь и т.д., а также весьма забавные персонажи – Кисько, Отец Орь.

Не обошлось, естественно, без Кия, Аскольда и Дира.

Фальшивость «Велесовой книги» давно доказана многими специалистами, которые указывали, например, на то, что наличие столь обширного текста у восточных славян в дохристианские времена плохо согласуется с тем, что является общеизвестным о славянской письменности до того, как она была изобретена Кириллом и Мефодием на основе греческого алфавита лишь в IX веке.

На примере «Велесовой книги» можно проследить ряд моментов, с которыми обычно сталкивается всякий исследователь эзотерической литературы.

В первую очередь, это явное несоответствие между обширностью замысла (создать идеологию народа, потрясти представления о сущности мироздания, открыть истину «в последней инстанции»), и очень уж мелким масштабом мышления авторов.

Александр Белявский, историк