ЦИФРОВОЙ ГЕРОИН

Легче лечить героиновых и метамфетаминовых наркоманов, чем потерянных в матрице видеогеймеров или людей, зависимых от социальных медиа.

Общеизвестно, что Стив Джобс – один из основателей корпорации Apple и киностудии Pixar, вошедший в историю как человек, совершивший революцию в мобильных гаджетах, не позволял своим детям пользоваться подобной техникой.

Руководители компаний и инженеры Силиконовой долины отправляют своих детей учиться в школы Уолдорфа, где нет компьютерной техники.

Основатели Google Сергей Брин и Ларри Пейдж выбрали школы без техники Монтессори, так же как и создатель Amazon Джефф Безос, и основатель Википедии Джимми Уэллс.
Многие родители интуитивно понимают, что вездесущие мерцающие экраны плохо воздействуют на детей. Они сплошь и рядом наблюдают агрессивные истерики в те моменты, когда технические устройства изымаются, и, что ещё хуже, – мы видим скучающих, апатичных и ничем не интересующихся детей, когда они «не подключены».
Впрочем, дела обстоят ещё хуже, чем мы думаем.

Недавнее исследование обнаружило, что гаджеты влияют на кору головного мозга, отвечающую за исполнительное функционирование, в том числе и за импульсный контроль – так же, как и кокаин.

Технологии оказывают настолько возбуждающее действие, потому что повышают уровень дофамина – нейромедиатора, обеспечивающего ощущение удовольствия.
Этот эффект – причина, по которой доктор Питер Уайброу, директор факультета нейробиологии Калифорнийского университета, назвал экраны «электронным кокаином». Китайские исследователи пользуются термином «цифровой героин».
Доктор Эндрю Доан, руководитель отдела исследований зависимостей Пентагона и ВМС США, исследующий зависимость от видеоигр, назвал их и экранные технологии «цифровой фармакеей» (греческое название наркотиков).
Мозг вашего ребёнка, играющего, например, в Minecraft выглядит таким образом, как будто находится под действием наркотиков.
Неудивительно, что так сложно оторвать детей от экранов и объяснить им, что время пользования гаджетами закончилось.

Сотни клинических исследований демонстрируют, что экраны увеличивают депрессию, беспокойство и агрессию и даже могут привести к психотическим последствиям, при которых теряется связь с реальностью.

Один из трёх детей начинает использовать планшеты или смартфоны до того, как начинает говорить.

Справочник «Интернет-зависимость» доктора Кимберли Янг утверждает, что 18% интернет-пользователей подросткового возраста  страдают от технозависимости.
Предписанное время воздержания от любой техники в подобном случае составляет 4-6 недель – именно столько обычно требуется, чтобы перевозбуждённая нервная система «перезапустила» себя.
Но обеспечить такое воздержание в нашем текущем технологичном обществе очень непросто, ведь экраны встречаются везде.

Так как же нам уберечь детей от пересечения опасной черты?

Это непросто.
Ключ в том, чтобы не допустить помешательства ваших 4-, 5- или 8-летних детей на экранах.
Нужно откровенно рассказывать детям, почему мы ограничиваем их доступ к экранам.

Когда я беседовал со своими 9-летними сыновьями-близнецами, я честно объяснил им, почему мы не разрешаем им иметь планшеты или видеоигры.

Я рассказал, что некоторые дети любят играть со своими смартфонами настолько сильно, что им сложно остановиться или контролировать то, как много они играют.
К моему удивлению, их не пришлось слишком долго убеждать, так как они сами видели те изменения, которые происходят с некоторыми из их маленьких друзей из-за чрезмерно проведённого за экраном времени.
Психологи утверждают, что психологическое здоровье детей невозможно без социальных связей, творческих игр, развивающих воображение, и без активного взаимодействия с реальным миром. К сожалению, захватывающий и увлекательный мир экранов расхолаживает и тормозит все эти процессы.

Николас Кардарас