Такая разная смерть…

Однажды старца Паисия спросили: какова причина мук человека перед смертью? Является ли она показателем греховности умирающего? На что Старец ответил…

Однажды, группа учёных провела исследование: что говорили перед своей смертью знаменитые безбожники Ницше и М. Монро, Ленин и Вольтер…  О чём «шутил» инженер, построивший «Титаник», и в чём был уверен идол рок-музыки Джон Леннон. Результаты оказались любопытными…

Так получилось, что лет 10 назад я наткнулся на предсмертные слова одного подвижника православной веры. Я выписал их. С тех пор всякий раз, когда в книге, заслуживающей доверия или написанной современниками, удаётся прочитать подлинные слова умирающего человека, я выписываю их.

Постепенно стала очевидной тенденция: праведник, умирая, идёт к Богу, и его слова оказываются пронизанными светом и любовью.

Злой человек, неверующий, умирает тяжело, и последними словами, сорвавшимися с его губ, бывают страшные слова.

Уже по одним этим предсмертным словам можно реконструировать духовный мир человека и увидеть – что он из себя представляет.

Во время богослужения мы просим у Бога безболезненной, непостыдной и мирной кончины. Это – наше пожелание, но ни в коем случае не требование.

Да и как мы можем что-либо требовать у Владыки Неба и земли!

Иногда, по замечанию схимонаха Паисия Святогорца, Господь даёт специально болезненную, мучительную, а то и внешне соблазнительную кончину – чтобы смирить подвижника ещё больше и чтобы чрез это смирение возвысить его.

Однажды старца Паисия спросили: какова причина мук человека перед смертью?

Является ли она показателем греховности умирающего?

Старец ответил: «Нет, это не безусловно. Также не безусловно и то, что, если душа человека выходит из него тихо и спокойно, то он находился в хорошем духовном состоянии.

Даже если люди страдают и мучаются в последние мгновения жизни – это не обязательно значит, что у них много грехов.

Некоторые люди могут иметь плохую кончину – для того, чтобы духовно расплатиться с небольшим долгом.

К примеру, при жизни человека хвалили больше, чем он этого заслуживал, поэтому Бог попустил, чтобы в час смерти он вёл себя как-то странно, для того чтобы пасть в глазах людей.

В других случаях Бог попускает некоторым страдать в час смерти – чтобы те, кто находится рядом, поняли, насколько тяжело приходится душе там, в аду, если она не приведёт себя в порядок здесь…».

Все мы состоим из души и тела. И тело может болеть различными болезнями. И постепенно, в страданиях, оно может умирать – согласно физическим законам течения болезни.

Господь может облегчить страдания человека, но может попустить испить всю чашу страдания до конца.

По мысли святых отцов, в таком случае можно говорить о том, что, давая человеку физические страдания, Господь, желающий, чтобы всякая душа была спасена, даёт их во искупление грехов.

Смущаться этим может разве только человек, совсем далёкий от Бога, считающий, что он лучше Бога знает, что и как должно быть.

Болезненно и мучительно умирали и подвижники, о чём говорят их последние слова. Иногда Господь давал подвижнику освободиться перед смертью от страданий и мучений, и такой человек отходил в иной мир спокойно. Их последние слова даже становились посмертным завещанием нам, оставшимся на этом свете.

Но подвижники веры никогда не умирали жалко.

Да, порой их физические страдания были предельными, но их душа жила предчувствием новой жизни.

Туда, в блаженную вечность, и отходила их душа.

Иногда в последних словах умирающих верующих людей мы можем прикоснуться к той тайне, которая была содержанием их земной жизни, или той, что открылась им на границе этого и иного миров…

Вот, например, последние сказанные людям слова святого Патриарха Гермогена: «Да будет над ними милость от Господа Бога и от нашего смирения благословение».

После этих слов поляки перестали ему в темницу приносить пищу, и через некоторое время, 17 февраля 1617 года, он скончался.

А вот слова Святейшего Патриарха Тихона, исповедника Российского: «Слава Тебе, Господи! Слава Тебе, Господи!  Слава Тебе, Господи!»

Когда начинается Божественная литургия, царские врата открываются – и священник торжественно произносит: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа…».

Вот этот самый момент русский религиозный философ князь Евгений Трубецкой вспомнил при смерти. Последними словами его были: «Царские врата открываются. Начинается Великая Литургия»…

Умирал в полном и ясном сознании профессор Петроградской Духовной Академии Василий Васильевич Болотов – знаменитый учёный, человек с колоссальными знаниями и со смиренной верой в сердце. Умирал, напутствованный в вечность Исповедью и Причастием, и последние его слова на земле были восторгом души его пред открывшимся духовному взору блаженством: «Как хорошо умирать… иду ко Кресту… Христос идёт… Бог идёт…».

Предсмертные слова епископа-подвижника Афанасия (Сахарова) были такие: «Всех вас спасёт молитва».

Последние слова, произнесенные 22 июля 1992 года протопресвитером Иоанном Мейендорфом: «Eucharist’s icon» (русский перевод: «Икона Евхаристии»).

«О чем говорил о. Иоанн? Может быть, о своей любви к Евхаристии, которая была для него центром всего – и богословия, и духовной жизни.

Или он представлял себе свою любимую фреску из алтаря семинарского храма, перед которой он столько молился.

А может быть, он уже созерцал духовным взором небесную Евхаристию – вечную Литургию, совершающуюся непрестанно в Царстве Божием?» (митр. Иларион (Алфеев)).

А вот как умирал протопресвитер русской Армии и флота Евгений Аквилонов, профессор СПб Духовной Академии, автор замечательных богословских трудов.

Отец Евгений умирал от саркомы в возрасте 49 лет.

Почувствовав приближение смерти, о. Евгений взял в руки зажжённую свечу и начал сам себе читать Последование на исход души от тела.

Со словами: «Упокой, Господи, душу раба Твоего, протопресвитера Евгения» он отошёл в вечность…

А вот с какими словами предал дух Богу подвижник 20-го века отец Серафим Вырицкий: «Спаси, Господи, и помилуй весь мир».

Это – не просто слова.

Это – кредо великого пастыря, который все силы, до последней капли, отдал на то, чтобы молиться за мир.

В годы большевистской вакханалии, в годы войны преп. Серафим много часов провёл в молитве на камне, к которому его вели, а порой и несли и с которого снимали обессиленного.

Блаженная улыбка на устах этих праведников появилась ПОСЛЕ их смерти!

На фото (слева-направо): схимонах Иосиф Ватопедский (+2009),  монахиня Евпраксия (+2011), иеромонах Серафим Роуз (+1982), схииеродиакон Александр (+2009)

 

Но жалко умирают хулители веры!

Что-то открывается им на этой грани жизни. Может быть, видят они собравшихся у постели бесов, может быть, чувствуют зловоние и жар готовых принять их адских бездн…

Вольтер всю жизнь боролся с религией и с Богом. Последняя ночь его жизни была ужасной.

Он умолял врача: «Заклинаю вас, помогите мне, я дам вам половину своего имущества, если вы продлите мою жизнь хотя бы на шесть месяцев, если же нет, то я пойду в ад и вы последуете туда же».

Он хотел пригласить священника, но его свободомыслящие друзья не позволили это сделать.

Вольтер, умирая, кричал: «Я покинут Богом и людьми! Я пойду в ад. О, Христос! О, Христос!».

Американский писатель-безбожник Томас Пейн сказал на смертном одре: «Я отдал бы миры, если бы их имел, чтобы моя книга «Век разума» никогда не была напечатана. Христос, помоги мне, будь со мною»!

Чарльз Дарвин (основоположник теории эволюции) за несколько дней перед смертью произнёс: «Глаз путём эволюции? Это абсурд!».

Некая леди Хоуп пришла навестить прикованного к постели старика Чарльза и увидела, что он держит в руках открытую Библию.

«Что вы читаете?» – спросила леди Хоуп.

«Царственную Книгу, – ответил Дарвин. – Разве она не величественна?».

Во время беседы женщина упомянула о том, как «примитивно» описан акт Творения в Книге Бытия, и рассказала, как теперь люди относятся к Библии в свете его теории. Дарвин в ответ сказал: «Я был молодым человеком и ещё не сформировался как личность. Я делился своими догадками, предположениями, и, к моему удивлению, мои идеи подхватили с быстротой молнии. Люди сделали из них новую религию…».

Воинствующий атеист Зигмунд Фрейд, клеймивший религию, как «коллективный невроз навязчивости» и как «массовую иллюзию», считавший религиозную потребность  врождённой, обусловленной Эдиповым комплексом, совершил суицид, приняв тройную дозу морфина.

Автор книги «Библия для верующих и неверующих» Емельян Ярославский, умирая, просил своего друга: «Сожги мои книги! Смотри, вот… Он здесь. Он ждёт меня. Сожги мои книги…».

Генрих Ягода, нарком НКВД: «Должен быть Бог… Он наказывает меня за мои грехи».

Фридрих Ницше (создатель философского учения, ставившего под сомнение основополагающие принципы действующих форм морали, религии, культуры и общественно-политических отношений), сошёл с ума. Умер, лая в железной клетке.

Атеист Давид Хьюм (один из деятелей шотландского просвещения) перед смертью отчаянно кричал: «Я в пламени!».

Английский философ Томас Гоббс: «Я стою перед страшным прыжком во тьму».

Вождь мирового пролетариата Ленин, который был (и, увы, остаётся) идеалом для миллионов людей, умер в полном помрачении рассудка, прося перед смертью прощения за свои грехи у стола и стульев.

Григорий Зиновьев (соратник Ленина), расстрелянный в 1936 году по приказу Сталина: «Слушай, Израиль, Господь наш Бог есть единый Бог», – вот последние слова одного из руководителей атеистического государства.

Уинстон Черчилль (английский премьер-министр времён Второй мировой войны): «Какой же я безумец!».

После того, как Джон Леннон (один из основателей и участник группы The Beatles, один из самых популярных музыкантов XX века) объявил, что Битлз более популярен, чем Иисус Христос, он трагически погиб.

Марк Чепмен взял у него автограф, а затем разрядил в него пистолет – с единственной целью: отобрать его популярность и прославиться на весь мир как убийца знаменитого певца.

Бразильский политик Танкредо ди Амейдо Невес во время своей президентской избирательной компании публично сказал: «Если я наберу 500 000 голосов своей партии, то даже сам Бог не сможет меня сместить с президентского поста!».

Но как только он набрал эти голоса, внезапно заболел и за один день до того, как стать президентом, скоропостижно умер.

Томас Эндрюс (главный конструктор «Титаника»), после окончания строительных работ, на вопрос репортёров, насколько безопасным будет его чудо-корабль, с иронией в голосе ответил: «Теперь даже Бог не сможет его потопить!».

Наверняка каждый знает, что случилось с непотопляемым «Титаником» в ночь с 14 на 15 апреля 1912 года в северной Атлантике…

Легендарную актрису Мэрилин Монро во время презентации её шоу посетил евангелист Билли Грэм. Он сказал, что Дух Божий послал его проповедовать ей.

Выслушав проповедника она ответила: «Мне не нужен твой Иисус!».

Всего неделей позже она скончалась от передозировки барбитуратами.

Журналистка и танцовщица из Ямайки Кристина Хэвитт сказала: «Библия является самой плохой книжкой, когда-либо написанной!».

Вскоре, в июне 2006 года, её нашли сгоревшей до неузнаваемости в собственном автомобиле.

«Не обманывайтесь, Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет» (Гал. 6:7)

Священник Константин Пархоменко  (храм Живоначальной Троицы на Воробьёвых горах)