Стамбульская УНИЯ

15 декабря в стенах древней Софии завершился «объединительный Собор».

Торжественно было объявлено о создании новой церкви, которая призвана объединить всё украинское Православие и стать одной из Поместных автокефальных церквей.

Президент, госчиновники и СМИ пафосно сообщили о начале новой эры в истории Украины и мирового Православия.

Итак, в Украине появилась государственная церковь – в стране, в которой по Конституции Церковь отделена от государства.

Говорить о составляющих этого события можно долго, поэтому обратим внимание лишь на основные моменты.

Само событие было обставлено очень помпезно. Дабы создать телевизионную картинку «всенародной» поддержки мероприятия, на Софийскую площадь согнали несколько тысяч бюджетников, которые с раннего утра до позднего вечера мёрзли на площади перед Софией и только догадывались о том, что происходит внутри.

А что, собственно, произошло?

Две раскольнические группировки, не признанные ни одной поместной церковью (Константинополь – не в счёт),  собрались под «окормлением» светского лица – Президента страны – и объединились. Вот и всё.

То есть новая «церковь» создана в лучших традициях советского совета по делам религий.

Судите сами.

ПРЕЗИДЕНТ В ПРЕЗИДИУМЕ

Впервые в новейшей истории цивилизованных европейских государств (и уж точно впервые светских государств вообще) Президент страны лично курировал не только подготовку церковного собрания, но и его ход.

В том, что ПЦУ («православная церковь в Украине» – так называется новосозданная структура) – это не Церковь, а политическая организация православного обряда – было ясно уже с самого начала реализации этого проекта.

Представители власти, отдельных политсил и общественных организаций лоббировали процесс с невиданной активностью. Однако вопрос Томоса для Украины связывали не столько с религией, сколько с геополитикой.

Никто ни на секунду не скрывал, что главной целью были отнюдь не вопросы спасения души и близости ко Христу, а только политика, политика и ещё раз политика.

Любопытная, но очень значимая деталь: из всех «архиереев» прибывших на «Собор» только Петра Алексеевича встречали колокольным звоном. Ни Филарет, ни Макарий, ни остальные «иерархи» такой чести не удостоились.

Да, ладно, скажут обыватели, ну звонили в колокола – ну и что? Может просто совпало. Нет, не совпало.

Как не совпало и то, что Президент восседал на «Соборе» не в ложе для почётных гостей, а в самом президиуме.

Не совпало и то, что именно Президент выступал перед участниками мероприятия и давал им напутствия – как и что решать.

Не совпало и то, что для массовки на Софийской площади целенаправленно, по разнарядке «сверху», со всех регионов страны свозили народ: чиновников, бюджетников – в общем тех, кто так или иначе не мог отказаться. Админресурс, одним словом.

Можно не сомневаться, что сами греки были немало удивлены тем, КАК в принципе  было обставлено это событие: сцена, концерт, песни, пляски и фильмы про АТО.

Многие из тех, кто пришёл на Софийскую площадь, не могли внятно пояснить, что такое «автокефалия» и «Томос», не знали, кто и с кем объединяется.

Более того, как совершенно справедливо замечают внешние наблюдатели, никто из стоявших на сцене ни разу не перекрестился и не процитировал Евангелие. И всё происходящее до боли напоминало пронизанные формализмом советские партсобрания в духе: «Солженицына не читали, но осуждаем!».

Здесь же: в «московскую» церковь не ходим, но свою хотим (в которую, кстати, также ходить не собираемся).

Уже после мероприятия Президент-мирянин не взял благословение у нового «предстоятеля» своей «церкви». Из уст главы государства и «главы церкви» даже в первый день её основания не прозвучало ничего, хоть отдалённо напоминающее молитву.

Словом, никогда ещё на всём постсоветском пространстве не была столь очевидно явлена вся политическая суть церковно-административных процессов.

«ПОДАЛЬШЕ ОТ МОСКВЫ»

Эта линия звучала из уст всех ключевых участников «Собора» – включая, естественно, и самого Президента государства.

В его речи, которая длилась 22 минуты, не нашлось места Христу, Богу и вообще религии – была политика и ничего, кроме неё.

«Это день окончательного завоевания нашей украинской независимости от России! И Украина уже не будет пить, говоря словами Тараса Шевченко, «с московской чаши московский яд»… Что это за Церковь? Это церковь без Путина. Это церковь без Кирилла. Это церковь без молитвы за российскую власть и российские войска, которые убивают украинцев. Но это церковь с Богом и Украиной»

Ну что тут скажешь! Ведь очевидно, что для того, чтобы делать любые заявления, необходимо быть компетентным в тех вопросах, которые являются предметом этих заявлений.

А заявления Президента (если убрать из них чисто политические аспекты) обнаруживают, прежде всего,  вопиющее незнание им православного церковного богослужения, которые ежедневно проводит каноническая Украинская Православная Церковь.

Так вот, ни в чине Божественной Литургии, ни в чине Всенощного бдения, ни в чине молебнов нет молитв за «российскую власть и российские войска».

Но в течение каждой службы многократно под церковными сводами звучат прошения:

«О Богохранимей стране НАШЕЙ (т.е. об УКРАИНЕ!), о властех (УКРАИНЫ!) и воинстве ея (т.е. о ВСУ!)».

Поэтому подобные утверждения, исходящие от самого главы государства, призванного консолидировать общество, попахивают розжигом межрелигиозной розни, в котором сегодня почему-то обвиняют клириков УПЦ!

«Церковь с Богом и Украиной»…

Безусловно!

Церковь, конечно же, должна быть с Богом – если это, конечно, истинная Церковь Христова, созданная именно Христом (Мф. 16:18), и никем иным.

А вот с Украиной (как, впрочем, и с любой другой страной или государством), уж извините, Церковь по определению быть не может – именно по причине только что сказанного.

Церковь может быть только со Христом!

Составляет же эту Церковь народ Божий. И в этом народе националистов по определению не может быть, ибо в Церкви Христовой «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем –  Христос» (Кол. 3:11) – т.е. нет никаких разделений на нации, расы, цвет кожи и социальное происхождение.

Далее.

Главой Церкви является не Варфоломей или Кирилл, не патриарх или митрополит, а Сам Христос.

ОН эту Церковь создал (Мф. 16:18).

ОНА – Его Тело (Еф. 1:23).

И ОН пребудет с Ней и в Ней до скончания века (Мф. 28:20).

Поэтому, главное – не то, КАК называется эта Церковь или в каком государстве она существует, а то – есть ли в Ней Христос и существует ли Она в единстве с Ним.

Вот почему так комично и нелепо выглядят высказывания и действия некоторых украинских политиков, которые обещают лично поехать за Томосом, внести в Верховную Раду законопроекты об изменении названия УПЦ и сделать всё, чтобы «охоту на московских попов» рассматривали как богоугодное дело.

ШЕСТЬ НЕУДОБНЫХ ВОПРОСОВ СОЗДАТЕЛЯМ ПЦУ

ВОПРОС 1: «Действительно ли ПЦУ объединяет ВСЁ украинское Православие?»

Предоставим слово творцу ПЦУ – Петру Порошенко.

«Вследствие решений иерархов трёх юрисдикций сегодня и родилась новая, объединённая и независимая Украинская Православная Церковь».

Ну, а теперь факты.

В работе «объединительного Собора» принимало участие 42 «архиерея» из Киевского патриархата, 12 – из УАПЦ и 2 архиерея УПЦ (Симеон Шостацкий и Александр Драбинко).

Заметим: 2 епископа УПЦ из 97!

Каноническая УПЦ вдвое больше, чем Киевский патриархат и УАПЦ вместе взятые. При этом в «Соборе» приняло участие лишь 2% её епископата.

Вопрос: можно ли назвать ПЦУ церковью ВСЕГО украинского Православия, если практически вся УПЦ в этом «Соборе» не участвовала.

Вопрос риторический.

То есть, «объединительный Собор» – это действительно объединение, но объединение исключительно Киевского патриархата с УАПЦ – не более того.

ВОПРОС 2: «Можно ли ПЦУ назвать Церковью?»

В «Соборе» участвовали церковные структуры, не признанные ни одной Поместной Церковью мира – в том числе, и Константинополем.

С 1992 года Константинополь полностью поддержал и принял все запреты, наложенные на Филарета Русской Церковью.

Соответственно, все хиротонии «епископов», совершенные Филаретом в этот период, Константинополь тоже признать не мог.

С 1992 года украинские раскольники неоднократно обращались в Стамбул и просили если не признания, то хоть чего-то, хоть какой-то бумажки, но на Фанаре им ничего не обещали.

Более того, патриарх Варфоломей ни разу не встретился с представителями УПЦ КП и до поры до времени молчал.

Заговорил он только после неудавшегося Критского Собора – и его голос был голосом обиженного человека.

Действительно, Варфоломей, мечтавший войти в историю Церкви как патриарх, созвавший едва ли не Вселенский Собор, не смог этого сделать из-за того, что РПЦ отказалась участвовать в нём.

«Отомстить Москве» он решил через решение «украинского вопроса» – и использовал для этого как раз то, противником чего раньше выступал, – политику.

Ситуация для Фанара складывалась очень удачно: Украина объявила РФ страной-агрессором, украинскому обществу успешно навязывают неприятие всего, что хотя бы отдалённо напоминает соседнюю страну, а власть неоднократно заявляла о желании иметь «свою церковь».

Понятно, что момент для заявления о своих правах на Украину был самым благоприятным. Потерять этот момент сейчас – значило потерять его навсегда.

Правда, Фанару нужно было решить проблему с тем, кому же именно давать автокефалию – ведь единственная канонически признанная Церковь Украины её не просила (как не просил её и верующий народ).

И тогда был придуман план «Б»: задействовать в качестве «народа» представителей депутатского корпуса, а в качестве «церкви» – украинских раскольников.

Эту схему реализовали практически мгновенно: депутаты отправили просьбу о предоставлении автокефалии, позже к этой просьбе присоединился Президент, ну а Фанар «милостиво соизволил» – положительно на неё отреагировал.

Так, необратимые решения, ведущие к расколу мирового Православия, были приняты в этому году ещё на синаксисе (1-3 сентября), а затем – и на синоде Константинопольского патриархата (9-11 октября), решением которого, вопреки церковным канонам, без всякого покаяния или церковного суда, Филарету был возвращён епископский сан.

Вопрос: мог ли Константинополь задним числом узаконить хиротонии, совершённые человеком, который в то время не был даже членом Церкви – не то что епископом!?

Не мог.

А это значит, что почти все присутствовавшие на соборе люди для мирового Православия епископами не являются – как не является епископом и избранный глава ПЦУ Епифаний Думенко.

Ещё раз подчеркну: все эти решения Константинополя касаются не только и не столько ситуации на Украине, сколько всего мирового Православия.

Константинополь противопоставляет себя всем поместным церквям, отрицая их самостоятельность и объявляя их своими подчинёнными структурами.

Понятное дело, что поддержку таких претензий он может получить только у раскольников, которые есть не только на Украине – практически каждая православная церковь в большей или меньшей степени сталкивается с этой проблемой.

То есть, патриарх Константинопольский де факто объявил себя главой глобального православного раскола.

Впрочем, раскольники никогда не думают ни о Церкви, ни о Боге, но исключительно о своей карьере, о своём материальном благополучии, о своей близости к светской власти.

Варфоломей хотел получить на Украине подконтрольную себе структуру, опираясь на которую он мог бы продолжить «отжатие» в свою пользу приходов УПЦ МП, постепенно, тем самым, выходя на позицию второй по количеству приходов церкви в православном мире.

УПЦ КП и УАПЦ была необходима легализация, а Пётр Алексеевич желал получить подконтрольную Администрации церковную структуру, которая агитировала бы с амвонов за переизбрание президента, добывшего ей автокефалию.

Поэтому Гарант сделал всё, чтобы сломать УПЦ МП. Он не только лично пытался воздействовать на архиереев, но подключил к «работе с ними» местные администрации и СБУ.

Когда не помогли беседы «по-хорошему», последовали вызовы на допрос и открытия уголовных дел. Когда и это не сработало – некоторых архиереев попытались насильно доставить на «объединительный собор». Но и эта акция провалилась…

ВОПРОС 3: «Работа Фанара: объединение Церкви, или углубление раскола?»

Представители Фанара много раз говорили о том, что пришли не углублять раскол, а его лечить.

В послании к «объединительному Собору» патриарх Варфоломей заявил следующее: «Наша цель и наш критерий – это осуществление того, что может объединить священных детей. И также материнская Церковь озабочена тем, чтобы избежать раскола и преодолеть разделение. Чтобы создать диалог и единство».

Однако ещё задолго до Собора стало понятно, что подобные слова – откровенная неправда: и руководство, и клирики, и верующие УПЦ много раз заявляли, что не будут объединяться с раскольниками.

Знали ли об этом патриарх Варфоломей и другие иерархи Фанара?

Знали.

Но продолжали своё дело.

И дошли в нём до абсурда.

Вопреки существованию УПЦ, которую сами они ещё вчера называли единственной канонической Церковью в Украине, Фанар легализовал раскольников и сделал из них «автокефальную церковь».

Таким образом, говоря об объединении, иерархи Фанара на деле окончательно закрепили раскол Православия в Украине…

ВОПРОС 4: «Так кто же теперь митрополит Киевский – Блаженнейший Онуфрий или Епифаний?»

В последнем письме к Блаженнейшему Онуфрию патриарх Варфоломей заявил, что после Собора перестанет считать его митрополитом Киевским.

«По снисхождению называя Вас Митрополитом Киевским, мы сообщаем, что сразу после избрания Предстоятеля Украинской Церкви, Вы с экклесиологической и канонической точки зрения больше не сможете носить этот титул, который Вы удерживаете сегодня в нарушение определений официальных текстов 1686 года».

Странно: при интронизации Блаженнейшего Онуфрия 17 августа 2014 года патриарх Варфоломей говорил совсем другое.

Тогда он не высказывал ни малейших сомнений в том, что Блаженнейший Онуфрий – законный митрополит Киевский и Предстоятель УПЦ.

О том, что Блаженнейший – законный Предстоятель канонической Церкви, говорил патриарх Варфоломей и в 2016 году – на Собрании Предстоятелей Поместных Православных Церквей в Шамбези.

Кстати, в присутствии всех глав поместных церквей, Варфоломей пообещал тогда, что ни при каких условиях не будет вмешиваться в дела Украинской Церкви.

Что же изменилось за прошедшее время?

Может, митрополит Онуфрий совершил какое-то церковное преступление?

Нет.

Он достойно нёс послушание предстоятельства – и этого никто не может оспорить в православном мире, в котором Блаженнейший имеет высочайший авторитет.

Так образом, можно смело говорить о том, что изменился не Блаженнейший Митрополит Онуфрий – изменился Константинополь.

Почему? Вопросу к патриарху Варфоломею.

ВОПРОС 5: «ПЦУ: вера или политика?»

Киев. 15 декабря 2018 г. Железнодорожный вокзал. Толпы свезённых из регионов бюджетников перед отправкой на Софийскую площадь.

Многих удивило, что в президиуме «Собора» по правую руку константинопольского митрополита Эммануила сидел Президент Украины Пётр Порошенко.

И если для Римских или византийских императоров такое поведение главы державы было вполне естественным, то для Украины это выглядит как минимум странно: Гарант Конституции, в которой чётко записано, что Церковь отделена от государства, самым непосредственным образом участвует в создании новой церковной структуры!

Во время работы «объединительного Собора» говорилось, что его будет поддерживать молитва верующих на Софийской площади. То есть, тут должны были молиться верующие той самой церкви, которая объединяется.

Через несколько дней после «Собора» Пётр Порошенко заявил следующее: «Представьте себе, почти 11 часов почти 40 000 людей стояли на морозе и молились за то, чтобы Церковь состоялась!».

Парадоксально, но у собравшихся на Софийской площади мы не увидели ни одной иконы, ни одной хоругви – ничего, кроме государственных флагов!

Народ слушал концерт, веселился, кое-кто попивал водочку и закусывал колбаской (на всякий случай – пост на дворе) и ждал окончания «Собора». И всё, что происходило под стенами Софии, меньше всего было похоже на молитву, но до боли напоминало «Майдан». Всё так же, как и тогда: сцена, экран и люди с флагами…

После завершения «объединительного Собора» даже выбранный «предстоятель» ПЦУ Епифаний вместо «Царю Небесный» или «Отче наш» спел гимн Украины (хотя очевидно, что даже какая-никакая благодарственная молитва могла бы хоть как-то исправить политический окрас события).

Выбранный глава ПЦУ поблагодарил Филарета, поблагодарил Порошенко, поблагодарил Парубия, поблагодарил депутатов Верховной Рады, но так и не вспомнил о Боге. Только гимн…

В день собора все подъезды к Киеву и центр города заполонили автобусы с иногородними номерами.

К поездам, которые шли из областных центров, цепляли дополнительные вагоны.

В соцсетях появились сообщения, что работников бюджетных организаций насильно свозят в Киев.

Корреспондент Громадського с некоторым удивлением говорит о том, что на Софийскую площадь пропускали исключительно по спискам, в которых было указано – из какой бюджетной организации та или иная группа.

Более того, тех, кто хотел попасть вне списков, на площадь просто не пропускали.

Именно так создавалась красивая картинка восторженных сторонников ПЦУ, которые якобы и являются тем самым украинским народом, которых жаждет «новой церкви».

ВОПРОС 6: «Признал ли ПЦУ православный мир»?

13 августа 2014 года Блаженнейший Онуфрий был избран Митрополитом Киевским и всея Украины.

Буквально на следующий день ему стали поступать поздравления от Поместных Церквей. 17 августа (на интронизации Блаженнейшего) в Киево-Печерской лавре уже присутствовали представители почти всех Автокефальных Церквей. В том числе там был и митрополит галльский Эммануил – тот самый, который председательствовал на «объединительном Соборе».

То есть мы видим, что Блаженнейшего Онуфрия практически сразу после избрания каноническим главой УПЦ признала вся полнота мирового Православия. Но вот уже несколько дней прошло после «Собора» – и ни одна из Поместных церквей (кроме Константинополя) не прислала свои поздравления «предстоятелю» ПЦУ…

ИТОГИ

Статистические данные украинского портала «Релігія в Україні»

  УПЦ УПЦ КП УАПЦ
Епархии 53 29 13
Общины 12334 4921 1188
Архиереи 84 36 12
Священнослужители 12409 3332 723
Монастыри 258 65 13
Монахи и монахини 4847 211 19
Учебные заведения 19 18 7
Воскресные школы 3707 1174 269
Периодические издания 129 50 12

 

Проект Петра Порошенко почти завершен – «национальная церковь» создана. Свои предвыборные обещания Президент выполнил.

Но что мы имеем в итоге?

Результатом титанических усилий власти является структура, построенная на беззаконии и лжи.

Ложь от Президента и его сторонников заключается в том, что произошло объединение ВСЕГО украинского Православия. Единственная каноническая Церковь – УПЦ – осталась верной своему Предстоятелю, и в объединении раскольников не участвовала вообще.

Пётр Алексеевич, вместо того, чтобы опереться, как он надеялся, на поддержку мощной церковной структуры, настроил против себя архиереев, священство и мирян канонической УПЦ – самой влиятельной и многочисленной конфессии в Украине.

В несомненном проигрыше – бывший уже «патриарх Филарет».

Мечтавший о том, что когда-нибудь, его самочинный «патриархат» будет признан мировым православием, в результате «Стамбульской унии» просто перешёл из одной непризнанной мировым православием структуры в другую – причём, с понижением своего собственного статуса (теперь он – просто «митрополит»).

Более того, скоро к числу непризнанных может добавиться и сам Константинопольский патриархат, который всё больше и глубже погрязает в ересь «папизма» – с очень реальной перспективой не только утратить свой титул «Вселенского», но и пополнить число анафематствованных особ.

Сегодня фанариоты бодрятся – дескать, мы пуп всей земли Православной.

Они – умудрившиеся потерять величайшую из Империй, на обломках которой имеют ныне горсть приходов – указывают сегодня, кому и как следует поступать.

Вот представьте себе, что в ваш дом придут какие-то люди – и потребуют снести стены, сделать полную перепланировку, а вас при этом отправят жить в цокольный этаж – под предлогом того, что когда-то ваш дом принадлежал далёким предкам этих людей.

А у вас всё уже давно сложилось – в этом доме выросли целые рода ваших предков, здесь живут ваши родители, ваши дети и внуки, у вас прекрасные отношения с соседями.

Как вы отнесётесь к действиям людей, которые пришли в ваш мирный дом – чтобы восстановить некую «историческую правду»?

Почему же тогда считается нормальным влезть на чужую каноническую территорию и взять на себя роль «смотрящего»?

«Несущие Украине мир» в реальности сеют недоумение и хаос.

Информационное агентство Bloomberg прямо говорит: «Раскол приведёт к кровопролитию на Украине, как это случилось на востоке страны. Начнётся борьба за собственность. Украинская церковь с новым статусом будет претендовать на те самые 12 тысяч приходов, которые до последнего времени были в подчинении Москвы».

И хотя сегодня власть обещает «свободу религиозного выбора» и «соблюдение законности», мы УЖЕ видим угрозы в адрес духовенства УПЦ со стороны силовых ведомств, вызовы «на беседы» и угрозы радикалов «сжечь московских попов в их избушках».

А что же Украинская Православная Церковь?

Наша Церковь остается Церковью.

Той самой, которой почти 2000 лет, имеющей документальные свидетельства своей духовной преемственности от апостола Андрея Первозванного.

Той самой, которая пережила не просто временных политиков – она пережила восходы и закаты империй, рождение и крах держав, идеологические противостояния и мировые катаклизмы.

Нам ли бояться «князей мира сего»? Нам ли привыкать к правлению «Юлианов-отступников»?

С нами Бог, Который сравнивает Свою Церковь с камнем и грозно предупреждает Её гонителей: «Кто упадёт на этот камень – разобьётся, а на кого он упадет – того раздавит» (Мф. 21:44).

Имеющий уши слышать – да слышит! (Мф. 11:15).

P.S. РУКОПИСИ НЕ ГОРЯТ!

«История Украинской автокефальной православной церкви началась не с Владимира, как они утверждают. Это ложь. Их церковь берёт начало со времен революции. В 1921 году они впервые собрались и объявили себя независимыми, автокефалами.

Что из себя представляют их епископы? Епископы эти – миряне, которые надели на себя священные облачения. И какие могут быть таинства, совершаемые ими?

Все таинства, которые они совершают, являются безблагодатными. Грехи там отпускаться не могут. Таинство причащения тоже недействительно. Это не Тело и Кровь Спасителя, а простые хлеб и вино. И поэтому никто не должен соблазняться этой автокефалией. И вообще эта церковь создана не для спасения человеческих душ, а для того, чтобы бороться, быть политическим инструментом против Москвы. И Петлюра, который в 1919 году объявил об автокефалии украинской православной церкви, сказал, что нам нужна такая церковь, которую мы могли бы в определенное время использовать для борьбы с Москвой. Вот для чего нужна эта автокефализация церкви!»

(Филарет (Денисенко) митрополит Киевский и Галицкий, патриарший экзарх всея Украины. Проповедь в день памяти Казанской иконы Божьей Матери в Флоровском монастыри Киева 4 ноября 1990 года).

…Тысячи обманутых людей думают, что они приходят в Живую Церковь, а на самом деле – это всё равно, что в этой церкви служила бы Ксюша Собчак: с приклеенной бородой и в церковном одеянии. Представляете? Ксюша Собчак в церковном облачении «венчает», «крестит», «отпевает»… Вы будете ходить в такую «церковь»?…

Священник Александр Каневский