СЛОВА, РАЗРУШАЮЩИЕ ЛИЧНОСТЬ

С самого раннего младенчества слово формирует нашу личность. Всякое слово несёт в себе информацию, которая воздействует на наше сознание, формирует и изменяет его. В какую же сторону (и как) изменяют его матерные слова?

Однажды, гуляя в детском парке, я захотел присесть на лавочку, чтобы немного отдохнуть. В поисках свободной скамейки я осмотрел аллею, но свободных мест нигде не обнаружил – кроме одной лавочки, на которой сидела женщина с белокурой девчушкой лет пяти. Я присел рядом и невольно засмотрелся на дивной красоты дитя, нежно прижимавшее к себе небольшую куколку.

«Как же зовут нашего ангелочка?» – спросил я девочку.

Ангелочек посмотрела на меня глазёнками василькового цвета и спокойно ответил:

«… … отсюда, дядя».

Мне показалось, что я ослышался. Почти машинально я задал девочке уточняющий вопрос, и синеглазый ангел в точности повторил свой ответ.

Я недоумённо посмотрел на женщину рядом (очевидно, её бабушку), но та, поцокав языком, лишь укоризненно покачала головой – словно ничего особенного не произошло…

«ПЛОХИЕ СЛОВА»        

Матерной ругани наш народ ещё много веков назад дал определение «чёрной» (т.е. особо дурной) брани.

Про человека, который матерится, говорили: ругается по-чёрному.

Ругань вообще имеет два корня.

Первый – это словесный поединок.

В далёкие времена, сходясь с врагом, воины сначала пытались поразить противника словом. Отсюда, собственно, и синоним ругани – брань.

Поэтому если мы бранимся с людьми, которые нас окружают в обыденной жизни, мы, тем самым, присваиваем им образ врага, что, конечно, есть преступление против заповеди любви.

Второй корень – ещё более мрачный. Это – реальное проклятие.

В древности человек верил, что, пожелав во всеуслышание другому человеку зла, можно действительно обрушить несчастье на его голову. Но и в древности человек понимал, что подобные действия просто так не проходят.

Суть мата в том, что человек употребляет запретные слова. Будучи произнесёнными, эти слова получают определённый энергетический заряд со знаком «минус» и обретают особую злую силу, призывающую себе на службу зло, которому матерщиннику придётся послужить. Поэтому совсем не случайно мат всегда выливается в поругание святынь.

Сквернословие – есть видимый знак сознательного служения злу.

Обратите внимание: семантика матерных слов локализуется «ниже пояса», низводя на этот уровень всё, на что обращается матерная брань. Поэтому она несёт мощный заряд культурной деградации.

Сегодня мат не выглядит богоборчеством, но его инфернальная природа проявляется именно в этом: он разрушает культуру – прежде всего, самую её вершину, т.е. то, что «задаёт планку» и поддерживает духовную высоту нации.

Именно поэтому в традиционной русской культуре матерщинник считался человеком, бросившим обществу вызов. Поэтому общество вполне естественно относилось к сквернословию негативно, а Церковь вполне обоснованно видела в мате обращение к сатане, воспринимая сквернословие, как чёрную «молитву».

ТОТАЛЬНАЯ ПОТЕРЯ ЧИСТОТЫ

Ещё не так давно существовало неписанное табу на мат в общественных местах и особенно – «при детях». И запрет этот строго соблюдали, казалось бы, самые асоциальные элементы (даже алкаши при детях не матерились!).

Ничего удивительного в этом не было.

«Ругаться запрещается!» – этот тезис естественен для традиционной культуры, а советская культура была во многом традиционной.

Почему раньше не матерились при детях? Потому что ребёнок – чист. И любой психически здоровый человек понимал, что ребёнка пачкать нельзя. Поэтому даже матерящийся человек понимал это и старался по возможности сдерживать свой язык.

Советский пьющий пролетариат не позволял себе материться в общественном месте, а если это всё же происходило, то матерщинник, как правило, очень быстро шёл на попятную, когда его «ставили на место». Публичное употребление мата не было нормой и в провинции.

Но вот пришли девяностые – и народ моментально утратил ценность чистоты.

Крах Советского Союза стал единовременным обнулением многих смыслов и ценностей. Это затронуло и языковую среду.

Вспомните, какие фильмы, телепередачи и песни заполонили информационное пространство бывшей Страны Советов. Сколько в них было пошлости и грязи!

Кабацкий шансон, лагерный и тюремный «блатняк», тупая попса и «хэви-металл» – в радиоэфире; эротические и детективные романы, кроссворды и гороскопы – на книжных лотках; сплошная чернуха и насилие на телеэкранах – под несмолкаемый свист новоявленных «мессий» о том, как у нас всё плохо и как все мы тут неправильно живём – словно зловонной грязной волной вымыло из людских душ всё лучшее, светлое, доброе, чистое и высокое, что в них когда-то было.

На святом месте воцарилась мерзость запустения – разруха, кровь, страдание и грязь.

Но визуальная грязь требует адекватного словесного выражения, каковым и является мат, который из категории «пьяной лексики» вышел на свободу и право высказываться матом стало одним из её проявлений.

А вот про детей как-то забыли.

Атмосферу, которую ранее создавали вокруг детства все государственные институты, создавать прекратили – и дети в одночасье оказались погружёнными в тот же мир, что и взрослые – то есть стали приобщены к общей культурной грязи.

НОВАЯ «НОРМА»

Тут необходимо сказать, что молодёжь всегда была в зоне языкового риска.

Дело в том, что подросток всегда пробует запреты «на прочность»: что будет, если я поступлю не так, как мне говорят взрослые? Действительно ли это приведёт к пагубным последствиям?

В этом смысле языковые запреты сломать проще всего: последствия не так очевидны, а если не материться при родителях, то они так и будут оставаться в неведении. При этом среди «своих» ты будешь «крут» (в подростковой среде «крутость», в том числе, измеряется способностью нарушать установления взрослых).

Этот налёт «крутизны» на мате остался и сегодня – несмотря на то, что абсолютный запрет на матерщину в обществе снят.

Взрослые и дети часто находятся в едином матерном словесном пространстве.

Но матерщина как бы прибавляет брутальности. Ребёнок наивен, слаб. Подросток же хочет быть жёстким и сильным – такими он видит взрослых. И он матерится – чувствуя, что это прибавляет ему жёсткости.

Тем более, что взрослые матерятся открыто. При этом чем «круче» взрослый, тем более вероятно, что он матерится. Так во всяком случае им это преподносит масскульт.

Наиболее востребованный подростками контент социальных сетей создают сами подростки или молодые люди, которые недавно ими были.

Конечно, в определённой степени молодёжь легче поддаётся манипуляциям, поэтому её пытаются использовать и люди постарше. Однако для того, чтобы вести подростков, куда тебе нужно, им надо давать то, что они готовы брать.

В плохую сторону всегда идти легче, потому как тут возникает консенсус греха с грехом: не благая цель лучше усваивается, потому как следовать ей можно, потакая собственным слабостям.

В итоге мы имеем подрастающее поколение, в словесную культуру которого прочно вплетена ненормативная лексика.

Современные молодые люди матом не ругаются – они им разговаривают. Матерятся школьники младшего возраста, матерятся парни в присутствии девушек и сами девушки в компании парней.

Более того, матом разговаривают между собой влюблённые парочки самого нежного и романтического возраста!

Как вообще такое возможно?

Ответ прост: людьми утрачено понятие уважения.

Люди ещё готовы уважать, скажем, партнёра по бизнесу, потому как с ним вы строите совместное будущее. А перед многими «влюблёнными парочками» подобная задача не стоит в принципе. Они не спешат, как это говорится, «оформлять свои отношения». Просто сошлись – потому что им «хорошо друг с другом». Сегодня сошлись, завтра разойдутся. То есть почва для уважения отсутствует полностью.

База таких отношений – эгоизм.

«Я уважаю тебя» в системе таких отношений означает: «ты мне нужен».

Центром мира для современного человека является он сам.

Современный человек дорожит всеми проявлениями своей личности. Он ни в чём не готов ужаться, ни в чём не желает сдержать себя. Поэтому, если он матерится, то он будет материться и будучи «влюблённым».

Центром таких отношений является секс. И если раньше, в традиционном обществе, эта тема была табуирована, то в обществе расчеловеченном говорить «об этом» считается нормальным. Но вот что интересно: если не пользоваться научным языком, разговор на тему постельной жизни выходит довольно грубым, и граница, отделяющая здесь «нормальную» речь от мата, оказывается легко проницаемой.

ИЗ ЖЕНСКИХ УСТ

Пожалуй, одна из самых настораживающих тенденций – активнейшее употребление мата и бранных слов девушками.

Создается впечатление, что, в отличие от ровесников-парней, которые, скорее, «говорят матом», для девушек это часто больше, чем просто «плохие слова».

Не случайно в молодёжную моду (даже в относительно солидных глянцевых изданиях) вошло повсеместное употребление выражения «ч… побери!» (и т.п.) – зачастую в совершенно неуместном для этого контексте («ч… возьми, я имею право купить эту палетку теней!»).

Слова покрепче, причём без всяких, хотя бы формальных, извинений, запросто вставляют в свою устную и письменную речь разнообразные тренеры, пиарщики, журналисты и другие публичные люди женского пола.

Создается впечатление, что они бравируют этим.

Многие девушки настолько привыкают к постоянному употреблению мата, что не могут расстаться с ним даже в группах, посвящённых, например, моде или рецептам.

Мат фактически неконтролируемо изливается из женских ртов.

О чём это сигнализирует?

Нам готовят переход от пола к гендеру.

Культурное разделение на мужское и женское списывают в архаику.

Различные роли предполагаются лишь в «сексуальной игре», а в прочих сферах человек должен превратиться в некое бесполое, усреднённое существо.

У нас этот процесс пока не зашёл далеко и красную черту мы ещё не переступили, однако культурная среда испытывает определённое давление в этом направлении. Особенно чувствительна к нему молодёжь.

Если наши парни ещё не готовы подражать девушкам, то девушки уже практически расстались с классической моделью женского поведения.

Женщин назвали «слабым полом», а в современном мире никто не хочет быть слабым.

Матерясь, девушка как бы говорит: «меня нельзя считать слабой». То есть для девушек мат становится чем-то вроде инициации или опознавательной метки.

Жёсткость речи уравнивает её с мужчинами.

Это – равенство, которое ничего не стоит, но которого легко достичь.

СИМВОЛ УВЕРЕННОСТИ, ПРИЗНАК СЛАБОСТИ

Современный человек испытывает колоссальное давление. От него ждут, что он сам себя сделает. Ему не на что опереться. Бога он не знает, традиции его лишили, общество его оставило на произвол судьбы.

Сегодня ты успешен, завтра с тобой что-то случилось: болезнь, нервный срыв, бытовая беда, – и весь твой успех в мгновение исчезает.

Лишённый подлинного фундамента, человек сегодня особенно слаб.

Эта слабость объединяет и мужчин, и женщин.

Но признаваться в слабости нельзя – это противоречит идеалу самодостаточной, ни в ком и ни в чём не нуждающейся личности, ставшему сегодня модным культурным шаблоном. И чтобы убедить себя и окружающих в том, что ты не даёшь слабины, что ты выдерживаешь давление и не пасуешь перед обстоятельствами, человек прибегает ко всё более жёсткой лексике.

Мат словно прибавляет силы.

В какой-то степени, это так и есть: в мате заключена энергетика отчаянности.

Человек примиряет себя с миром, спускаясь вниз: если мир так плох, если среда – агрессивна, я тоже буду плох и агрессивен, я стану адекватен среде, и этим повышу свои шансы на выживание.

Какое-то время это решение работает. Однако потом человек может окончательно сломаться. Ведь принимая ситуацию как исключительно негативную, он лишает себя возможности изменить её к лучшему.

Андрей Карпов, редактор сайта «Культуролог»

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!