Шестая рота

29 февраля – 1 марта 2000 года на высоте 776 под чеченским селением Улус-Керт приняла последний бой 6-я рота 104-го гвардейского парашютно-десантного полка псковских десантников.

90 молодых российских парней сорвали проход 2500 боевиков под руководством легендарного Хаттаба в мирный Дагестан. Из 90 десантников погибли 84 (из них – 13 офицеров).

Но так уж исторически сложилось, что история войн изобилует не только героизмом рядовых солдат и офицеров, но и предательством порой высших командных чинов.

Так случилось и в этот раз: пока 6-я рота героически погибала на высоте 776, кто-то в столичном генштабе целенаправленно блокировал все попытки спасти десантников…

6-я рота на высоте 776. До боя остаётся несколько часов…

13 лет назад произошел один из самых трагических эпизодов Второй чеченской войны, наглядно характеризующий всю мерзость и глубину предательства уходящей ельцинской эпохи.

29 февраля – 1 марта 2000 года на высоте 776 под чеченским селением Улус-Керт приняла последний бой 6-я рота 104-го гвардейского парашютно-десантного полка псковских десантников.

Предлагаемый вашему вниманию материал – это коллективный портрет подвига молодых солдат и офицеров российской армии, исполнивших свой воинский долг перед Родиной так, как это сделали их деды и отцы под Сталинградом.

Пример их мужества и героизма особенно поражает на фоне подлости и предательства, которое совершилось тогда же – на том же самом месте…

Начать стоит с того, что 104-й парашютно-десантный полк прибыл в Чечню за 10 дней до боя на высоте 776. Причём полк был сводный (т.е. сборный – состоящий из разных подразделений разных воинских частей), и его укомплектовывали на месте за счет 76-й дивизии ВДВ.

Командиром 6-й роты был назначен майор Сергей Молодов, который за 10 дней просто физически не успел познакомиться с бойцами и уж тем более создать из 6-й роты боеспособное соединение. Десантники не были обучены даже азам ведения боевых действий в горах.

Тем не менее, 28 февраля 6-я рота отправилась в 14-километровый марш-бросок до Улус-Керта.

Из-за того, что командование не посчитало нужным забросить в конечную точку припасы роты вертолетами (якобы не было подходящих посадочных площадок), десантники не взяли тяжелое вооружение, а вместо него все 14 км тащили на себе боеприпасы, воду, печки и палатки. Причем тащить всё это пришлось по горам, да ещё и в зимнее время.

Стоит ли говорить о физическом состоянии бойцов, когда они, наконец, добрались до высоты 776?

Но это были только «цветочки».

Незадолго до этого более 10 тысяч бандитов выбили из Грозного и окружили под Шатоем – в Аргунском ущелье.

День и ночь террористов «утюжила» артиллерия, а 9 февраля фронтовые бомбардировщики Су-24 впервые за время операции в Чечне сбросили на боевиков в Аргунском ущелье объемно-детонирующие авиационные бомбы весом полторы тонны.

От этих «полторашек» бандиты несли огромный урон.

Главари боевиков, окруженных в Аргунском ущелье, именем Аллаха призывали своих «братьев» в Москве не жалеть денег, чтобы купить коридор для выхода в Дагестан.

Эти ребята ценой своей жизни сорвали вторжение дивизии Хаттаба в мирный Дагестан

Из «аквариума» (штаб-квартиры Главного Разведывательного Управления) всем ОСНАЗовцам на Кавказе пришло особо секретное задание: круглосуточно фиксировать все переговоры не только боевиков, но и нашего командования.

Агентура из «конторы» сообщала о намечавшемся сговоре.

В ночь с 29 февраля на 1 марта связистам 6-й роты удалось перехватить разговор по радио Хаттаба с Басаевым:

Если впереди собаки (так боевики называли представителей внутренних войск), можно договориться.

Нет, это гоблины (то есть десантники, на жаргоне бандитов).

Слушай, может, давай обойдем? Они нас не пустят, только себя обнаружим… – советует  Басаев Чёрному арабу, руководившему прорывом.

Нет, – отвечает Хаттаб, – мы их перережем. Я заплатил за проход 500 тысяч долларов. А этих шакалов-гоблинов начальники подставили, чтобы замести следы.

И всё же по настоянию Шамиля Басаева сначала вышли по радио на командира батальона 6-й роты подполковника Марка Евтюхина – с предложением пропустить их колонну «по-хорошему».

Нас тут очень много, раз в десять больше вас. Зачем тебе неприятности, командир? Ночь, туман – никто не заметит, а мы очень хорошо заплатим, – увещевали по очереди то Идрис, то Абу Валид – полевые командиры из особо приближенных к Хаттабу.

Дальше Евтюхин слушать не стал – коротко ответил «по-русски» и переговоры прекратились.

А потом началось…

90 против 2500!

После тяжелейшего 14-километрового марш-броска десантникам 6-й роты пришлось практически сразу же вступить в бой с более чем двадцатикратно численно превосходящим противником.

В первые же минуты боя погиб командир 6-й роты Сергей Молодов и положение десантников с самого начала стало выглядеть совершенно безнадежным: окопаться они не успели, на высоте 776 был густой туман. Кроме того, как было сказано выше, у солдат не было даже элементарных навыков ведения боя в условиях горной местности.

Тем не менее, 6-я рота приняла бой.

Командование взял на себя комбат Марк Евтюхин, который не переставая просил подкрепления и поддержки авиацией. Но его просьбы о помощи остались неуслышанными. Помощь 6-й роте оказала лишь полковая артиллерия. Но из-за того, что среди десантников не было корректировщика огня, и сами они находились в непосредственном контакте с противником, снаряды падали не только в расположении боевиков, но и в боевых порядках 6-й роты…

Самым парадоксальным выглядит тот факт, что окрестности Аргуна были буквально напичканы федеральными войсками, артиллерией и установками залпового огня.

Более того, находящиеся на соседних высотах подразделения федеральных сил рвались на помощь погибающей 6-й роте, но им это было запрещено. А самому Евтюхину рекомендовали «держаться, «не паниковать» и приказывали уничтожить боевиков.

Это при соотношении 1:25!!!

К счастью, среди офицеров прогнившей ельцинской армии всё ещё оставались честные и порядочные люди, которые не могли безучастно смотреть, как боевики уничтожают их товарищей. 15 солдат 3-го взвода 4-й роты во главе с майором Александром Доставаловым всего за 40 минут смогли пробиться к 6-й роте и под шквальным огнем боевиков соединиться с Евтюхиным.

120 десантников под командованием начальника разведки 104-го полка Сергея Барана также самовольно снялись с позиций, форсировали реку Абазулгол и двинулись на помощь Евтюхину, но их остановил категорический приказ командования – немедленно вернуться на позиции.

Командир группы морской пехоты Северного флота генерал-майор Александр Отраковский неоднократно просил разрешения прийти на помощь десантникам, но так его и не получил.

Генерал настолько остро переживал эту ситуацию, что его сердце не выдержало – 6 марта, в результате обширного инфаркта, он умер. Еще одна жертва боя на высоте 776…

Развязка наступила утром 1 марта. В 6 утра связь с Евтюхиным прервалась.

По официальной версии, он вызвал огонь артиллерии на себя, но, как рассказывают уцелевшие бойцы 6-й роты, последним, что сказал перед смертью комбат, были слова «Вы нас предали, (…) !».

После чего замолчал навсегда, а высоту 776 заняли боевики, которые не спеша добили раненых десантников и долго глумились над телом Марка Евтюхина, снимая всё это на видео, которое через неделю появилось в Интернете.

Самое удивительное: на высоте 776 боевики хозяйничали целые сутки, и за это время на них не упал ни один снаряд! Хотя сравнять высоту с землей теперь уже ничего не мешало…

6-я рота сражалась почти сутки.

За это время можно было бы перебросить подкрепления, наверное, и из Новой Зеландии, но… кому-то группировка Хаттаба, видимо, была очень нужна для дальнейшего продолжения «гешефта» (выгодного бизнеса по продаже проходов в минных полях, маршрутов колон, времени авианалётов, оружия и пр.).

Вот почему 6-ю роту принесли в жертву!

Не менее удивительны и дальнейшие события.

Спокойно добив раненых русских солдат и похоронив своих убитых (хаттабовцы потеряли 457 отборных боевиков),  чеченцы «передали в плен» подразделениям внутренних войск несколько десятков своих раненых.

Подлечившись за федеральный счёт, большая их часть вскоре оказалась на свободе как «раскаявшиеся» и «решившие вернуться к мирной жизни».

А оставшиеся в живых две тысячи боевиков преспокойно проследовали своим путём через дислокацию федеральных войск.

Как им это удалось сделать – никто не может объяснить и по сей день…

Никто не может объяснить, как вообще стала возможна гибель 6-й роты.

Погибнуть практически в полном составе рота не могла просто по определению. Командование могло прийти ей на помощь в течение суток не один десяток раз, но этого не было сделано.

Да что там прийти на помощь! Командование вообще могло ничего не делать: достаточно было просто не мешать тем подразделениям, которые самовольно решили помочь псковским десантникам. Но даже этого не произошло.

Пока 6-я рота героически погибала на высоте 776, кто-то целенаправленно блокировал все попытки спасти десантников.

Так уж получилось, что история войн изобилует не только героизмом рядовых солдат и офицеров, но и предательством маршалов и генералов – как гласит об этом известная поговорка: «Кому война, а кому мать родна».

Брошенные на произвол судьбы псковские десантники своим героизмом навсегда обессмертили свои имена, в то время как имена истинных виновников этой трагедии неизвестны и по сей день.

Кадр из фильма «Грозовые ворота» (по мотивам романа Александра Тамоникова «Рота уходит в небо»)

Что ж, Бог им судья!

Не за ельцинских генералов сложили свои головы 84 десантника на высоте 776 под Улус-Кертом. Они погибли, закрывая собой купленный Хаттабом свободный коридор в Дагестан, чтобы десятки тысяч мирных жителей не стали заложниками двух тысяч до зубов вооружённых бандитов!

В 2006 году российским режиссёром Андреем Малюковым был снят прекрасный 4-серийный фильм «Грозовые ворота» – о подвиге десантников сводной роты майора Сергея Молодова на высоте 776.

Новые вести, 2013 г.