«ШЕСТЬ СЛОВ О СВЯЩЕНСТВЕ»

Святитель Иоанн Златоуст, будучи диаконом в Антиохии (380-386 гг.), всячески желал избежать принятия пастырского служения.

В своё оправдание он написал шесть книг «О священстве», изложенных в форме разговора Златоуста с (неизвестным) другом его Василием.

Святитель с особенным благоговением относится к пастырскому званию, понимает его слишком высоко и потому страшится великой ответственности, соединяемой с этим служением.

«Священство, — говорит он, — совершается на земле, но принадлежит к порядку небесных учреждений, и — весьма справедливо. Ни человек, ни ангел, ни архангел, ни другая какая сотворённая сила, но сам Утешитель установил это служение и побудил людей, ещё пребывающих во плоти, подражать службе ангелов.

Поэтому, священник должен быть так чист, как бы стоял на Небе, посреди ангельских сил…

Когда видишь Господа закланным и лежащим, священника предстоящим при жертвоприношении и молящимся и всех окропляемых честною Кровию, думаешь ли ты, что ещё находишься с людьми; стоишь на земле, что не мгновенно перенёсся на небеса и, отринув от души все плотские мысли, простою душою и чистым умом не созерцаешь Небесное?».

Живя на земле, священники призваны к распоряжению Небесному и получили власть, какой Бог не дал ни ангелам, ни Архангелам, потому что им не сказано: «что вы свяжете на земле, то будет связано на Небе, и что разрешите на земле, то будет разрешено на Небе» (Мф. 18:18).

Какая власть больше этой?

Говоря затем о нравственной чистоте священника, соответствующей высокому служению его, святитель Златоуст вопрошает: каков должен быть тот, кто молится за целый город, за всю вселенную и умилостивляет Бога за грехи всех – не только живых, но и умерших?

Для такой молитвы я не считаю достаточным даже дерзновения Моисея и Илии.

Он (священник) так приступает к Богу, как будто ему вверен весь мир, и он есть отец всех.

Молит о прекращении повсюду войн, утешении мятежей, просит о мире, плодородии, скором устранении всех тяготеющих бедствий, частных и общественных.

Он должен во всем столько превосходить всех, за которых просит, сколько защитник превосходит защищаемых.

А когда он призывает Святого Духа, совершает страшную Жертву и постоянно касается общего всех Владыки, — скажи мне, где поместим его?

Какой потребуем от него чистоты и какого благоговения?

Подумай, каковы должны быть руки, служащие этому?

Каков язык, произносящий эти слова?

Не всегда ли душа светлее и чище, принимающая этого духа? Тогда ангелы предстоят священнику, весь чин небесных сил взывает и, в честь Лежащего, наполняет место около Престола (Кн. 6. С.  106-107).

Неудивительно, после этого, если даже такие великие мужи, как апостол Павел, вознесшийся до третьего Неба и удостоившийся тайн Божьих (2 Кор. 12:2), всегда страшились, взирая на важность пастырского долга.

Обращаясь потом к вопросу о своём уклонении от священства, святитель Златоуст отвечает: «Если бы достаточно только было называться пастырем и исправлять должность как попало, и если бы не было никакой опасности, пусть желающий обвиняет меня в тщеславии. А когда принимающему на себя пастырство должно иметь великое благоразумие, прежде благоразумия великую благодать у Бога, правоту нравов, чистоту жизни и добродетель более, нежели человеческую, то ты не откажешь мне в прощении за то, что я не хотел напрасно и безрассудно погубить себя…

Нет, я знаю свою душу, слабую и малую. Знаю важность служения и великую трудность дела».

«Душу священника обуревают волны, сильнейшие тех, какие ветром поднимаются на море. И прежде всего видится огромная скала тщеславия, гораздо опаснее скалы сирен, о которой баснописец рассказывает чудеса…

Если бы кто вручил мне настоятельство, то было бы всё равно, если бы он, связав назад мне руки, бросил меня живущим на той скале зверям для того, чтобы они меня каждый день терзали.

Какие же это звери?

Ярость, уныние, зависть, раздор, клевета, осуждение, ложь, лицемерие, коварство, гнев против людей, ничем не обидевших нас, удовольствие по поводу беспорядков их, любовь к похвалам, желание чести (оно более всего волнует человеческую душу), учение, предлагаемое для удовольствия, принуждённая лесть, низкое ласкательство, презрение бедных, услужливость богатым, неразумные и вредные почести, благосклонности, опасные как для оказывающих, так и для принимающих их, робкий страх, приличный одним самым последним невольникам, отсутствие дерзновения, великий вид смиренномудрия, в котором истины — нисколько, устранение обличений  и епитимий или, лучше сказать, применение их, даже выше меры к людям незнатным, а пред людьми облечёнными властью — несмелость, не позволяющая и рот открыть» и т.п. (Кн. 3, с. 42-44)

Далее святитель Иоанн обращает внимание на то, «что пороки священников не могут быть скрытыми, но хотя бы они были и малы, скоро делаются известными…»

«Грехи обыкновенных людей, как производимые во мраке, губят одних согрешающих, а порочность значительного и известного многим мужа наносит общий вред всем».

Поэтому-то, «для священства должны быть набираемы такие же души, какими благодать Божия некогда показала в вавилонской печи тела святых отроков» (с. 51-52)

Достоинство кандидата в священство святитель Златоуст определяет не внешними его заслугами и даже не одним только благочестием его.

«Знаю многих, — говорит он, — подвизавшихся всё время, изнуривших себя постом, — пока они могли быть в уединении и заботиться о себе, угождали Богу, и каждый день успевали в любомудрии.

А когда, став в толпе, принуждены были исправлять невежество народа, то одни в самом начале оказались неспособными к такому делу, иные же, вынужденные остаться, бросив прежний образ жизни, весьма много повредили себе и не принесли никакой пользы другим.

Если даже кто всю жизнь провёл в низшем чине службу и достиг преклонной старости, я не считаю его достойным высшего сана только по уважению к возрасту его» (с. 55)

«Итак, имеющему рукополагать, должно делать большое испытание рукополагаемому; а ещё более рукополагаемому следует испытывать самого себя» (с. 76)

По словам Иоанна Златоуста, священник должен быть человеком образованным, особенно же сведущим в Священном Писании и твёрдым в догматах христианских, чтобы быть опытным в спорах: «по причине неопытности одного, – говорит он, – много людей доводится до последней погибели» (с. 99-101)

«Особенно же он должен заботиться о развитии в себе дара слова.

Образованные люди должны больше трудиться, чем неучёные. Никто не обвинит этих последних, если они не произнесут ничего достойного внимания. А те, если не всегда будут произносить что — ибо выше того мнения, какое все имеют о них, получат от всех упреки.

И так как сила слова зависит не от природы, но от учения, то хотя бы кто и довел её до совершенства, может опять потерять, если старанием и упражнением не будет развивать этой силы» (с. 96)

 

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!