Семь слов на кресте

Нам с вами стоит знать о том, ЧТО Христос сказал на Кресте, уже не проповедуя…

Христос много проповедовал. Он благовествовал, исцелял, воскрешал и совершил многие чудеса посредством слова. То есть Он говорил. А на Кресте почти замолк, едва произнеся несколько фраз.

Фразы эти подсчитаны, собраны, скомпонованы, и они представляют собой Семь слов, которые Христос сказал на Кресте.

На эту тему написано много музыки в XVII – XVIII веке, произнесено много проповедей. И нам с вами стоит знать о том, ЧТО Христос сказал на Кресте, уже не проповедуя…

На Кресте Спаситель замолк. А то немногое, что Он сказал, не имеет отношения к нашему спасению и к нашей вере.

Вспомним Его первое слово: «Прости им, – молился Христос Отцу, – они не знают, что творят».

Заметьте: творят! Не просто делают, а творят.

Глагол «творить» сильнее глагола «делать».

Делают люди обычно нечто обыденное, скажем, «жарят яичницу», «чистят зубы», «заводят автомобиль», и т.д. А творят они нечто новое.

«Творить» означает совершать нечто такое, чего раньше не происходило в жизни.

Люди и раньше грешили по-всякому, смешивали плоть между собой. Мужчины разжигались страстью на мужчин, женщины – на женщин.

И воровали люди всю жизнь. Сколько мир стоит – люди воровали, обижали один другого, угнетали: богатый – бедного, знатный – бесславного.

Это всё означает делать грехи, но не творить. А вот творить – это означает совершить нечто такое, о чём никто никогда не подозревал.

Когда люди распяли Христа – они не делали грех, они его творили.

Они сотворили такое, чего никогда никто не творил.

Христос имел терпение по отношению к Своим злодеям и убийцам. Он просил Отца простить им это, ибо они не знают, что творят.

Хотя Христос Сам имеет полную судебную власть, Христос – Судья.

Кто будет судить человечество? Христос.

Не Отец, а Сын.

У него полная власть над человечеством – и законодательная, и судебная, и исполнительная.

Он даёт закон – Он же и судит.

Он даёт закон – и Он его исполняет.

Он просит отца простить Своих распинателей, чтобы очевидно показать нам Его отношение к грешникам, грешащим по неведенью.

Это значит, что у Христа есть власть и сила молиться Отцу, просить Отца о прощении тех, кто согрешает по неведенью, по непониманию.

У людей, совершающих грех, есть своя правда.

Когда побивали камнями Стефана, то все считали, что убивают безбожника. Однако убивали праведного человека.

И Павел, который был тогда ещё Савл, одобрял убийство, и он вообще ничего не делал. Он сидел, сторожил одежды и говорил: правильно, нужно убивать нечестивцев.

Поэтому у грешника есть своя правда, т.е. он не знает, что творит.

Вот это первое слово, которое Христос произнёс с Креста: «Прости им, Отец, не знают, что они творят».

Потом есть несколько диалогов.

Из-под Креста убежали почти все. Христос, по сути, был на Кресте одинок.

А кто был там? Мать была, но Мать не могла не быть, Мать всегда возле Сына.

Кто ещё? Иоанн Богослов, Мария Магдалина и ещё несколько женщин – будущих мироносиц.

«Жено! се сын Твой»…

«Се Матерь твоя»…

Речь идёт об Иоанне Богослове. И с тех пор Иоанн Богослов забрал Марию к себе, и Она у него была на содержании. Она жила у него, и он Её берег, хранил, защищал, возил с собой и всячески оказывал Ей сыновнее служение.

«Жено! се сын Твой» – эти слова косвенным образом важны нам для того, чтобы противостать богохульникам, считающим, что Матерь Божия после рождения Христа имела ещё детей.

Есть некие нечестивцы, язык которых не постыдился заявить, что когда Дева Мария родила Иисуса, то после этого Она ещё жила по плоти, как простая жена, с Иосифом, и родила ещё каких-то детей. Так вот слова эти: «Жено! се сын Твой» имеют отношение к этой теме, потому что если бы у Неё ещё были дети, кроме Христа – то, конечно, не было бы этих слов.

Не нужно было бы Марии усыновлять Иоанна, если бы у Нее ещё были бы дети.

Здесь произошло духовное усыновление самого любимого Христом ученика Своей любимой Матери.

Они максимально соответствовали представлению Христа относительно святости, т.е. он – святой, и Она – Пресвятая.

«Жено! се сын Твой. Се Матерь твоя!» – это второе слово Христа с Креста.

Но на этом диалоги не закончились.

Следующий диалог был с разбойником, который был распят с правой стороны от Христа. Между разбойниками, висевшими по обе стороны от Христа, был диалог.

Разбойник слева считал, что «если ты Христос, то сними Себя и нас».

Как этот разбойник, думают и все остальные люди сегодня.

Если Бог есть, то почему у нас так много проблем, болезней, неприятностей?

Если Ты – Христос, так отчего мы страдаем? В чём дело?

Разбойник справа не соглашался со своим бывшим подельником: «Или ты не боишься Бога? Мы с тобой достойно по делам получили, а у Него нет грехов, Он безгрешный».

И потом обратился к Господу Иисусу Христу, распятому между ними обоими: «Помяни меня, Господи, во Царствии Твоем». На что Христос сказал ему: «Сегодня же будешь со мной в раю».

Этого разбойника, висевшего с правой стороны от Господа, Церковь называет благоразумным.

Его настоящее имя достоверно неизвестно. Но этот человек показал самую большую веру в мире.

Слева от него висел такой же, как он, избитый, измученный человек. Хочу вам напомнить, что у Иисуса Христа, согласно Туринской Плащанице, был сломан нос, свернута скула, один глаз был полностью закрыт гематомой.

Вы когда-нибудь видели людей, которых били так сильно? Не пощёчины отвешивали звонкие и нестрашные, а вот так, по-мужицки, крепко, кулаком, например, в лоб, в глаз и в бровь, и в нос, и в зубы, так чтобы зубы крошились?

Если вы когда-нибудь видели, как бьют люди людей, то всё это вспомните и поймёте, что Христа били именно так. Он был изувечен, Он был изуродован, Он был обезображен. Он был обескровлен.

Но в предсмертные минуты души людей находятся уже на перекрёстке миров и мыслят уже другими категориями. Душа озлобленная, нераскаянная, закосневшая в грехах, ощущает ледяное веяние преисподней. Душа кающаяся видит иное…

И вот к этому униженному, обезображенному человеку, с терновым венцом на голове, разбойник обращается с удивительной просьбой: «Вспомни про меня в Царстве твоём».

Ну, какое Царство может быть у окровавленного человека в терновом венце, с поломанным носом, выбитыми зубами и распятого на кресте?

Дело в том, что у разбойника, висевшего на кресте справа от Иисуса Христа, впервые в жизни кающегося, признающего правосудность, совершаемую в отношении его, человеческих мыслей уже не было. Здесь были мысли от Бога. Это было действие Духа Святого!

Разбойник под действием Духа Святого узнал во Христе Бога и назвал его Господом.

Он не просил Христа избавить его от мук и смерти. Он лишь попросил Его не забыть о нём.

Понимаете, когда человек просит много – он получает мало, а когда просит мало – получает много.

Разбойник попросил мало, а получил бесконечно много.

Христос ответил ему: «Сегодня же будешь со мной в раю».

Потом Христос ощутил жажду и сказал короткое слово «Жажду».

В ответ на эту просьбу римский солдат подошёл к некоему сосуду, наполнил губку уксусом, воткнул на копьё и ткнул Христу в лицо: «На, пей».

То есть в ответ на слово «жажду» Он получил… уксус.

Потом Он сказал самые страшные слова в истории мира.

В истории мира есть много страшных слов, но страшнее этих – нет.

Эти слова Христос сказал по-арамейски: «Или, Или! лама савахфани?».

Это означает: «Боже Мой, Боже Мой, зачем ты Меня оставил?».

Эти слова взяты из 21-го псалма, т.е. Христос от Себя ничего не говорил.

Всё, что Он говорил, было из Старого завета, потому что весь Старый завет – боговдохновенный, и в нём скрыто Евангелие.

В 21-м псалме царя Давида написано: «Боже Мой, Боже Мой, вонми ми, вскую оставил мя еси?» – т.е. «услышь меня, зачем ты оставил меня?».

Христос процитировал слова этого псалма на кресте, потому что Он – Сын Давида и потому что Давид пророчествовал о Нём.

В этом крике, в этих словах содержатся все крики человечества.

Человечество кричит и плачет с тех пор, как согрешило.

Кричала Ева над трупом Авеля, кричали люди, погибающие в водах потопа, кричали те, кричали эти. Все мы ещё будем долго кричать – до скончания века. И все эти крики наши собраны, сжаты в маленькую площадь, в маленький объём.

И вот вам эти крики: «Боже Мой, Боже Мой, зачем Ты меня оставил?».

Это сказал Человек, который не имел ни одного греха – Человек Иисус Христос, который Господь наш, но вместе с тем – настоящий человек.

У него – наше сердце, наши лёгкие, наши почки, наша кровь, наши жилы, наши кости, наши нервы. И когда Его прибивали ко Кресту, Ему было больно, как всякому человеку, которого мучают, над которым издеваются.

Когда Он на Кресте кричал: «Или, Или! лама савахфани?», Он собрал все крики страдающих людей воедино и принёс их Богу и Отцу.

Это произнесено пятое слово.

После этого Он сказал: «В руки Твои предаю дух Мой». И эти слова нужно запомнить нам, потому что нам с вами умирать. Непонятно когда, но что умирать – это точно.

И когда мы будем умирать, мы будем что-нибудь говорить.

Нельзя ж молчать, когда ты умираешь, да и вообще молчать не получается.

Попробуйте помолчать полдня – у вас ничего не получится. Люди молчать не умеют.

Поэтому когда мы будем умирать, мы будем тоже что-то говорить: «Какой ужас, мне страшно» или «Доктор, спасите меня».

Когда умирал Пушкин, он говорил: «В горнее, в горнее», т.е. наверх, наверх, выше, выше. Когда умирал Суворов, он сказал перед смертью: «Всё суета, покой души – перед Престолом Всевышнего».

Когда умирал Гёте, он сказал: «Света, больше света».

Когда умирал Вольтер, он сказал: «Я ухожу во ад, и мне очень страшно. Я хочу пожить хотя бы ещё полгода»…

Люди говорят перед смертью самые разные слова, и мы тоже будем говорить перед смертью или думать о чём-то перед смертью.

Так вот Христос перед смертью сказал Отцу: «В руки Твои предаю дух Мой».

Это было шестое слово, сказанное на Кресте.

Седьмое слово – это: «Свершилось». То есть всё закончено, теперь – всё.

Есть прекрасный фильм Мела Гибсона «Страсти Христовы». Прекрасный, потому что он совершил огромное миссионерское движение в мире, возвратил наше сознание ко Христу, к Его страданиям.

На основании текстов всех Евангелий, содержащих сведения о страданиях Христа, на основании научных исследований Туринской Плащаницы, позволивших детально исследовать Тело Христа и установить природу каждой Его раны, Гибсон, практически в реальном времени, восстановил Его последние 12 часов земной жизни.

Так вот, в фильме, во время жесточайшего бичевания Христа, Богородица смотрит на этот ужас и говорит: «Сын мой, когда Ты решишь прекратить всё это?».

Она понимает, что Он в одну секунду может всё это прекратить. И не понимает, почему Он это всё терпит, зачем это всё нужно.

Христос терпел добровольно.

Его не просто поймали, связали, избили, замучили, унизили, опозорили, распяли и похоронили.

Ничего подобного! Это – не про Христа.

Христос сильнее всех.

Он в прах и мусор может превратить всех нас в одну секунду.

Но, тем не менее, Он взял на себя добровольное страдание, и когда оно закончилось – Он сказал: «Свершилось», т.е. Его земная Миссия завершилась, совершилось искупление и спасение всего человечества – от Адама до последнего, ещё не рождённого.

Таковы они, эти семь слов, которые Жизнодавец произнёс с голгофского Креста.

Есть у Генделя музыка: «Семь слов Христа с Креста».

Есть сотни проповедей про семь слов Христа с Креста у средневековых проповедников.

Слова проповеднические про семь слов Христа с Креста есть и у наших святых отцов.

Во многих храмах служится Пассия – служба Страстей Христовых – с чтением акафиста Страстям Христовым и поклонения Христу.

Есть служба Великой пятницы, предваряющая Великую пятницу – с чтением «Страстных Евангелий».

И всё это – для постоянного обновления в нашей душе памятования и нового осмысления того, КАКОЙ ценой мы спасены.

Протоиерей Андрей Ткачёв