ПОКА СМЕРТЬ НЕ РАЗЛУЧИТ НАС…

Вряд ли 17-летняя Вера Тростянская и 19-летний Федя Пересыпкин давали друг другу такие звучные клятвы. Всё было гораздо проще: обычная молодая семья, она – фрезеровщица, он – токарь. Ничего необычного, разве что они оба мечтали о небе и познакомились именно в аэроклубе, где оба учились летать. После окончания аэроклуба Фёдор поступил в лётное училище, а беременная Вера поехала рожать к маме в Воронеж. Так, в трёх тысячах километрах друг от друга они и встретили новый, 1941 год…

Оставим ненадолго наших влюблённых и перейдём к сухой статистике.

За годы Великой Отечественной войны звание Героя Советского Союза получило 11 тыс. человек. Из них лётчиков – 2400.

Все мы наслышаны о Героях-истребителях, однако на самом деле больше всего было Героев среди настоящих трудяг войны – штурмовиков, да и погибло их намного больше, чем всех остальных.

Среди тех, кто начинал войну на Ил-2, очень мало кто выжил. Среднее количество боевых вылетов до гибели пилота в самом начале войны было в пределах 3-4, редко больше пяти. Каждый четвёртый штурмовик погибал в первом же бою.

За 10 успешно выполненных заданий в 41-м давали Героя.

Ил-2 внушал гитлеровцам мистический ужас, воплощённый в прозвище, которое ему дали солдаты вермахта – «мясник».

Огромные потери самолетов Ил-2 в 1941 году объяснялись просто: на первых порах штурмовики летали без прикрытия истребителей, и несмотря на то, что защита Ил-2 была великолепной, тяжёлый и неповоротливый самолёт немецкие истребители безнаказанно расстреливали, заходя сверху с задней полусферы, ведь оборонительного оружия на Ил-2 не было.

Вскоре по требованию командования ВВС к кабине пилота было пристроено место для стрелка-радиста – для того, чтобы штурмовик мог защищать себя с тыла. Однако проблема состояла в том, что броня, прикрывавшая жизненно важные части самолёта и лётчика, не защищала стрелка. Так что вскоре самой недолгой стала жизнь не самого лётчика-штурмовика, а его стрелка.

Нормой стало, что пилот штурмовика менял по 3-4 стрелка. Чаще – по ранению, но нередко бывало так, что, пока самолёт долетал до аэродрома, стрелок, если даже не погибал сразу, просто успевал истечь кровью…

Словом, если вы захотите выбрать двух героев для своего рассказа и необходимо будет угробить их как можно быстрее и надёжней, сделайте одного из них лётчиком-штурмовиком, а второго – стрелком-радистом на Ил-2…

И вот, в 1943 году на фронте встретились Вера и Фёдор. Он – офицер, боевой лётчик-штурмовик на Ил-2, она – сержант, стрелок-радист.

Командование уважило их просьбу: Вера стала его стрелком – настоящим ангелом-хранителем – тем, кто всегда за твоей спиной.

Они были счастливы, как только могут быть счастливы два влюблённых человека, так долго искавшие друг друга.

Десятки вылетов, множество сложных заданий.

Заслуженные награды.

Не возвращались с полётов их друзья, гибли стрелки в других экипажах, но «супружеский экипаж» Господь хранил – по лишь Ему Одному ведомому Промыслу…

В 1944 году под Бродами их штурмовик был повреждён зенитным огнём.

Раненная машина, отставшая от строя, оказалось без истребительного прикрытия. Над «илюшей» закружили мессеры.

Вера приняла бой.

Фёдор тянул повреждённый Ил-2 в сторону аэродрома и лавировать не мог.

Мессеры раз за разом заходили на подранка, поливая его огнём из пушек и пулемётов.

Одна пуля из немецкого крупнокалиберного пулемёта легко может оторвать ногу или руку. Вера знала об этом не понаслышке, она видела такое не раз…

Главное – не дать врагу прицелиться, огнём сбить его с курса. Вера продолжала «сбрасывать с хвоста» всё более свирепеющих мессеров и вдруг… пулемёт затих.

У Веры закончились патроны. Это был конец.

Вера слышала надсадный рёв мотора, готового захлебнуться в любой момент, и видела мессер, заходящий в атаку…

Вражеский истребитель действовал спокойно как на учениях. Он не торопился открывать огонь. Неспеша и уверенно, он почти в упор приближался к «супружескому штурмовику» – чтобы разнести его на куски с минимальной дистанции.

Однако то, что произошло дальше – иначе, как чудом не назовёшь.

Именно в тот, момент, когда палец немецкого лётчика лёг на гашетку, из-за облаков вывалились стремительные Як-3 и атаковали врага, сорвав его атаку.

Настала очередь мессеров убегать от наших ястребков.

Чуть позже, на земле, Вера и Фёдор признались друг другу, что в тот момент, когда замолчал пулемёт, они оба поняли – жить им осталось несколько мгновений…

У Героя Советского Союза старшего лейтенанта Фёдора Пересыпкина ко дню Победы было 163 боевых вылета на штурмовиках, у гвардии сержанта Веры Пересыпкиной – 151.

Вера всегда была за его спиной. И что если не любовь провела их невредимыми по огненным тропам той страшной войны!

Полковник Фёдор Иванович Пересыпкин умер 17 марта 1989 года в Киеве. Хоронила его Вера Фёдоровна, судьба которой мне неизвестна. Похоронен Герой на Байковом кладбище.

Максим Обухов