ПОЧЕМУ УКРАИНУ ТАЩАТ В ЕС?

У Ильфа и Петрова есть рассказ о халтурщиках-киносценаристах, которым никак не давался образ положительного героя, пока одного из них не озарила гениальная идея:

«Я нашёл выход. В конце концов, положительный тип – это есть антипод отрицательного. Они – два полюса. Поэтому давайте подходить к положительному от отрицательного. Например, отрицательный тип пьёт. Положительный – не пьёт. Отрицательный – лодырничает, положительный – ударно работает…»

Ну и так далее.

Думаю, если вынести за скобки этот сатирический посыл, классики верно отметили весьма распространённое свойство человеческой психологии: сталкиваясь с разными неурядицами, сложностями, проблемами, мы верим, что где-то, в «другом мире», всё это существует прямо с противоположным знаком – на другой работе зарплаты высокие, а начальство умное и отзывчивое; «другая» жена не пилит весь день, а наоборот – добра и отзывчива и т.д., и т.п. Нужно только каким-либо образом «туда» попасть – и тогда жизнь изменится, как в сказке…

Хотя давно известно, что «хорошо там, где нас нет», для многих жителей постсоветских стран местом, где «хорошо», стал Запад.

Понятно, что для формирования такого убеждения были объективные причины, связанные с неустроенностью советской жизни, но всё же главную лепту в разрушение «совка» внесла соответствующая пропаганда (можно тысячу раз сомневаться в существование «плана Даллеса» – но ведь всё так и произошло!).

Бывших советских людей очень быстро убедили в том, что «там» суды – абсолютно честные, коррупции – нет, бюрократия – отсутствует как таковая, а чиновники честны, приветливы и компетентны – настоящие «слуги народа»! Ну а быт так вообще – для нас на совершенно недосягаемом уровне.

И с каким недоумением и неудовольствием знакомые слышали от меня – человека, прожившего на Западе более 10 лет, – что немецкая бюрократия может сто очков вперёд дать бюрократии украинской. Что налоги там велики, а законодательная система, по сравнению с украинской, просто чудовищно сложная и запутанная. Да и протекционизм к своим присутствует в полной мере.

О «поддержке бизнеса» со стороны государства там никто и не заикается – если только речь не идёт о микропомощи безработным при открытии собственного дела (не буду подробно описывать, сколько башмаков нужно стоптать, дабы попасть в эту программу).

Общая идеология там такова – граждане (предприниматели и наёмные работники) должны своими налогами содержать государство, но никак не наоборот.

И совсем уж полным шоком для моих знакомых, считающих хрущёвки полным «отстоем», а проживание в них – свидетельством «лузерства», была информация о том, что 70-80% жилого фонда в немецких городах – это, по архитектуре и планировке, самые что ни есть типичнейшие хрущёвки. И даже раздельный санузел в Германии – большая редкость.

Бывая не только в съёмных квартирах знакомых (как известно, подавляющее большинство европейцев снимает жильё), но и в частных домах тех же «коренных» немцев, мне не довелось встречать того, что у нас именуется «евроремонтом».

Типичная немецкая отделка, включая частные дома, – самые что ни есть ординарные, «без изысков», линолеум или ковровое покрытие на весь пол, внутренние двери и кафель в санузле.

Стены и потолок – белые, также без любых излишеств.

Интерьер создаётся картинами, полочками с книгами, цветами, поделками и т.п.

Но какова же сила стереотипов!

Вспоминаю, как сидел на весьма «навороченной» кухне у своей знакомой в Херсоне и услышал от неё фразу: «Наверно, смотришь и думаешь, как тут убого!»…

Естественно, когда хочется «европейской жизни», начинается поиск рецептов – как её достичь. И эти рецепты тут же нам предоставляют некие «лидеры общественного мнения» и демократические СМИ.

Оказывается, решение не в том, чтобы тяжким потом, в жёсткой конкурентной борьбе с тем же Западом создать мощную экономику, способную обеспечить высокий уровень жизни, а в том, чтобы самим стать «европейцами» – максимально перенять их законы, обычаи, общественные тренды – и тогда жизнь у нас наладится сама собой!

И вот наши доморощенные «европейцы» искренне ожидают, что борьба за права секс-меньшинств, борьба со всякими там «домогательствами», с сексизмом и прочая «политкорректность» сделают Украину «Европой».

Но разве «политкорректность»  сделала Запад Западом – той цивилизацией с самым высоким на планете Земля уровнем развития, которая для многих является предметом вожделения и подражания?

Нет, нет и ещё раз – нет!

Ещё совсем недавно на Западе было всё по-другому.

Разве не смеялись мы над связанными с баром «Голубая устрица» эпизодами в «Полицейской академии» и карикатурной до омерзительности кинозвездой-геем в исполнении Жана-Поля Бельмондо в фильме «Чудовище»?

А «Москва слезам не верит»? Ведь сюжет этого фильма с точки зрения «политкорректности» просто чудовищен!

Вдумайтесь: сильная, успешная женщина, директор предприятия, самостоятельно сделавшая карьеру с ребёнком на руках, встречает Гошу, который, по своим убеждениям, является не просто сексистом, а «секстистищем»! Для него неприемлема даже мысль, что его женщина может зарабатывать больше его и иметь более высокий общественный статус!

Более того, едва сойдясь с ещё малознакомой женщиной, он заявляет, что «отныне решать всё в доме он будет сам – на том основании, что он мужчина». И героиня с этим соглашается!

А когда он сам уходит, героиня впадает в жесточайшую депрессию. То есть главным в женской судьбе является не карьерный успех, а наличие рядом «настоящего мужчины»!

Уверен, что сегодня такой фильм не имел бы на Западе никаких шансов даже попасть в прокат.

Примечательно, что в 1985 году Рональд Рейган, перед первой встречей с Горбачёвым, пытаясь постичь «загадочную русскую душу», посмотрел кинокартину «Москва слезам не верит» не менее восьми раз, но так ничего и не понял. А тогда, в 1981 году, фильм Меньшова получил «Оскара» от Американской академии киноискусств – как лучший зарубежный фильм года (притом, что Голливуд всегда был одним из главных оплотов либерализма)!

И никто из самых «передовых» людей Запада не видел в этом сюжете ничего предосудительного…

Современный Запад стал тем, кем он сейчас является, благодаря исключительно политико-экономическим технологиям формирования глобального общества потребления. Для того, чтобы заставить человека покупать товары и услуги, о которых человек не мог даже мечтать всего 20-30 лет назад, нужно было сначала снять все моральные табу в сфере общественной и индивидуальной нравственности, после чего объявить нормой любые проявления человеческой натуры и превратить эти проявления в товар.

Словом, глобальной экономической перестройке предшествовала глобальная перестройка нравственности.

И вот уже к концу 90-х мы получили совершенно новую генерацию людей, жизнь которых стали определять исключительно реклама и чисто потребительские интересы.

Именно систему ценностей общества потребления идеологи «нового мира» назвали демократией и стали продвигать её по всему миру. Оно и понятно – глобальное общество потребления предполагает обширные рынки сбыта, новые колонии.

В те страны и регионы, где «демократические ценности» вступали в конфликт с так называемыми «традиционными ценностями», демократию несли на крыльях стратегических бомбардировщиков или в вихрях «цветных революций».

За последние четверть века в США возникли целые организации, которые профессионально занимаются «распространением демократии». Для них это стало источником дохода и основным смыслом существования.

Это тысячи и тысячи людей, связанных с администрацией и конгрессом.

С одной стороны, эти неправительственные организации финансируются в основном администрацией и конгрессом, а с другой – имеют право на администрацию и конгресс давить.

Это обстоятельство формирует заинтересованность в том, чтобы продвижение демократии стало главным американским внешнеполитическим приоритетом.

Главным символом западной демократии стала борьба за права меньшинств, всего за десятилетие переросшая в то, что ныне называют «диктатурой меньшинства».

Меньшинства (особенно сексуальные) превратились в особую привилегированную и совершенно неприкасаемую касту, удовлетворение потребностей которой становится важнейшей задачей государственной важности.

Апофеозом этой тенденции стало распоряжение Барака Обамы государственным школам – разрешить ученикам-трансгендерам пользоваться женским или мужским туалетом по собственному выбору.

Но при защите «чувств» единиц трансгендеров почему-то не учитываются миллионы «натуралов», которым, подозреваю, совсем не нравится отправлять самые интимные естественные надобности рядом с представителями противоположного пола – даже если те ощущают себя по-другому.

Действительно, почему никто не «заступился» за «натуралов» в этом и в десятках других подобных случаев?

Почему идеи «модерн-либерализма» стали доминирующими среди элиты, «лидеров общественного мнения» западных и тяготеющих к Западу стран?

Разве здравомыслящим людям не очевидно, что речь уже идёт не о «правах», а о полном «переформатировании» сознания людей, о превращении извращений в норму (и наоборот)?

Более того – о разрушении того ментального базиса, на котором и была некогда создана западная цивилизация – как, впрочем, и все великие цивилизации прошлого: христианская вера, семейные ценности, патриотизм…

Но культ извращений ещё ни одну цивилизацию не сделал великой – наоборот, именно пресыщенность и падение нравов приводили к падению некогда великих империй.

Думаю, это идеологическое противостояние между традиционными консервативными ценностями и «политкорректным» либерализмом, является одной из ключевых причин нынешнего противостояния между Востоком и Западом – причём ещё более острого, чем во времена холодной войны (вспомним, что во времена наиболее жёсткого противостояния стран НАТО и стран Организации Варшавского договора, Запад ещё культивировал традиционные ценности).

Сегодня раздражение простых жителей западных стран теми, кто монополизировал само понятие «моральных ценностей» и агрессивно навязывает обществу извращенную мораль, становится всё сильнее и сильнее.

Неслучайно, ныне в Белом Доме – не «духовная мама» Барака Обамы – Хиллари Клинтон, а совсем другой человек, которого избрал не гламурный планктон, а простые американцы из «одноэтажной Америки» – фермеры и рабочие, которые своим трудом обеспечивают благополучие и величие Америки, которые живут традиционными семьями и не хотят, чтобы их детям с детского сада рассказывали о прелестях гомосексуализма.

Они не хотят, чтобы им указывали, как воспитывать детей, чокнутые тётки, помешанные на идее гендерного равноправия.

Людям надоело из своих налогов «политкорректно» содержать безработных наркоманов в пятом поколении и финансировать авантюры либеральных «революционеров» по всему миру.

Другой вопрос, насколько Дональду Трампу удастся удовлетворить их чаяния и сломить жесточайшее сопротивление транснациональных элит, но, в целом, самоубийственный процесс деградации западной цивилизации принял уже необратимый характер.

В связи с этим возникает вопрос: что и – главное – кто заставляет наших доморощенных «европейцев» тащить страну на этот тонущий «Титаник»?

Дмитрий Кожемякин