ПОЧЕМУ МЫ ПОЧИТАЕМ СВЯТЫЕ ИКОНЫ

Святая Соборная Апостольская Церковь Православная заповедует нам не только иметь святые иконы Христа Спасителя нашего, Его Пречистой Матери и прочих святых, но и благоговейно их почитать.

Святые Отцы древности рассуждают о святых иконах так: честь иконы восходит на Первообраз, т.е. на того, КОГО она изображает.

«Поклоняемся же не дереву, не краскам, но изображенному на ней (на иконе)», — говорит св. Иоанн Дамаскин.

Слово «икона» — греческое и означает «образ».

Седьмой Вселенский Собор (787 г.), утвердивший почитание святых икон, строго осуждает невежество в отношении непонимания смысла и сути иконопочитания:

«Кто называет святые иконы идолами – тому анафема, анафема, анафема

Во времена лютого иконоборчества (V-VI вв.) привели однажды святого Стефана к нечестивому царю Льву Исааку и тот повелел Стефану попрать ногами икону Спасителя. В ответ святой Стефан потребовал золотую монету с изображением самого царя и спросил:

«Чей это образ и написание

«Конечно царский», — ответили ему.

Тогда святой плюнул на изображение, бросил его на землю и начал попирать ногами. Царь и его окружение пришли в ярость.

Однако Стефан смело сказал им:

«Вот каково суждение ваше, безумные! Вы гневаетесь на меня за то, что я попрал образ земного царя вашего, который есть прах и пепел. Как же не гневаться на вас Царю царствующих и Господу господствующих, когда вы попираете святой образ Его и Его Пречистой Матери? Чего себе не хотите, того и другим не делайте!» …

Мы с любовью храним и целуем изображения милых нам людей, родителей и друзей наших. Как же не лобызать нам святые иконы Иисуса Христа и святых Божиих?

Вот, любил святитель Иоанн Златоуст апостола Павла – и всегда имел святую икону его у себя в келии.

Любил Иаков своего сына Иосифа – и с какой любовью взирал он на его окровавленную одежду!

Посмотрите, как бережно и благоговейно бережет любящая супруга портрет своего мужа, который отлучился из дома в далекие края, как она любуется дорогим для нее изображением, какой нежностью она прижимает его к своей груди!

Вот также и возлюбленная невеста Христова – Церковь Православная – любит Своего Создателя, Своего Жениха, Господа и Спасителя Своего, вознесшегося на Небо, бесконечно дорожит Его Образом, чтит Его святую икону и, взирая на нее, возводит ум свой к Первообразу, говоря с апостолом Павлом:

«Теперь мы видим, как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, — тогда же увидим лицом к лицу» (l Kop. 13:12).

Так любящий Господа христианин, будучи сам облечен грубой плотью, желая общения с возлюбленным Господом посредством видимого Его изображения, получает благодать от Вездесущего, зрящего его любовь, и веру, и упование, и дарует ему и исцеления, и удовлетворение прошений, и явление различных знамений Всемогущей силы Своей.

Нам возражают: «Но ведь вторая заповедь закона Божия говорит: не сотвори себе кумира и всякого подобия!»

На это отвечаем также вопросом: а что такое кумир или идол?

Ведь в той же заповеди ясно сказано, что это есть подобие или изображение чего-нибудь такого, что есть на небе или на земле, или же в водах под землей, то есть чего-нибудь из такого, которое язычники почитали за Бога.

Стало быть, идол есть изображение ложного божества, а не истинного Бога.

Господь же говорит: Я есть истинный Господь Бог твой, не знай других богов, кроме Меня, не твори себе изображений этих богов ложных, не поклоняйся, не служи им.

Так понимал заповедь Божию и апостол Павел: знаем, говорит он, что идол сам по себе — ничто, т.е. идол изображает собой такое божество, которое на самом-то деле вовсе не божество.

В то же время, святая икона Христова изображает Самого Господа нашего – истинного Бога, поэтому ее никак нельзя назвать идолом, о ней нельзя сказать, что она – ничто.

Во-вторых, заповедь Божия запрещает делать такие изображения, которым люди поклонялись бы, как Богу.

Мы же вовсе не почитаем святые иконы за Бога. Более того, Седьмой Вселенский Собор возглашает анафему боготворящим святые иконы.

Возьмем пример.

Царь говорит подданному: я — твой царь, не знай других царей, кроме меня, ложного царя себе не придумывай, никаких изображений ложного царя не держи у себя, не почитай, не кланяйся им — знай меня одного. Но этот подданный взял, да и выбрал себе другого царя, стал служить ему, сделал себе его изображение, и стал его почитать. Конечно, в этом случае он стал бы изменником, достойным смертной казни.

А если бы этот подданный, из любви к своему законному государю, на память себе написал бы изображение его, а если бы он при этом изобразил и мать царя, и его сродников, и близких к нему людей, и имел бы эти изображения у себя в должном почтении, не почитая их, однако же, за самого царя, то подумайте: неужели такой подданный погрешил бы в этом против царя своего?

И если бы сам царь пришел да увидел свое изображение у него в доме, а равно и изображения близких ему лиц, то неужели он прогневался бы на него за это?

Думаю, что, напротив, царю было бы очень приятно такое усердие, такая любовь подданного.

Вот, тоже самое делаем и мы, почитая святые иконы, и веруем, что Господь любезно приемлет усердие наше.

Он видит, что делаем мы это по любви к Нему, и мы знаем, что Он не потерпит поругания святой иконы своей.

Говорят: «В Писании сказано: Бог есть дух, как же изображать Его?».

Ответим же и мы словом Святого Евангелия: «И Слово стало плотью» (Ин 1:14).

И именно Боговоплощение (явление Бога во плоти) сделало возможным Его изображение.

Говорят: «Написано в Евангелии: Бога не видел никто никогда» (Ин 1:18).

Ответим: в том же Евангелии Господь говорит: «Осяжите Меня и рассмотрите, ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня» (Лк 24:39).

Еще раз повторим: мы и не думаем изображать непостижимое существо Божие на иконах, но изображаем лишь Пресвятую плоть Его.

Говорят: «Можно поклоняться Богу и без иконы».

Конечно, можно. Мы так и делаем, когда святой иконы с нами нет. Но ведь можно прожить, питаясь одним хлебом и водой. Зачем же мы утруждаем себя приготовлением различных блюд?

Святая икона помогает нам возвести ум на небо, помогает нам лучше сосредоточиться на Том, к Кому мы собираемся обратить свой внутренний молитвенный взор. И потому мы считаем за лучшее молиться пред святой иконой, чем без нее.

Святой Иоанн Дамаскин говорит: «Если ты скажешь, что должно возноситься к Богу только мысленно, умом, — то я скажу тебе: отвергай в таком случае все видимые обнаружения молитвы, не произноси и самых молитв… Или ты сам бесплотен, если презираешь все видимое? А я человек, плотью обложенный, и потому желаю иметь видимое посредство в моем общении с Невидимым Богом и святыми Его…».

Но говорят: «Нигде не заповедано Богом иметь святые изображения».

Неправда. А что же такое были изображения Херувимов, которые по повелению Божию Моисей поставил в скинии над Ковчегом Завета?

Такие же Херувимы были вышиты на завесах скинии Завета.

Итак, Кто сказал: не сотвори себе кумира, — Тот же повелел сделать изображения Херувимов.

Неужели же свобода благодатной новозаветной Церкви в этом отношении более стеснена, нежели подзаконная ветхозаветная Церковь?

К тому же далеко не всё записано в Священном Писании, что заповедали святые Апостолы. Многое от них дошло до нас через мужей Апостольских (их учеников) и учителей Церкви посредством Священного Предания, записанного ими уже после Апостолов.

Почему же ты святым Апостолам веришь, а не хочешь верить тому, что говорят ученики их? Ведь и Священное-то Писание ты получил не прямо из рук Апостолов, а через тех же преемников апостольских, но при этом ты веришь ученикам апостольским, что они ничего не приложили от себя к святому Письму.

Отчего же не хочешь довериться им в том, что они устно передают тебе, что сами слышали от Апостолов?

Но скажут: в первые века христианской веры не было святых икон.

И это неправда.

Святая Церковь Православная издревле чтит нерукотворенный образ Спасов, который Сам Господь благоволил отпечатлеть для князя Едесского Авгаря на убрусе.

Известно также из свидетельства Священного Предания, записанного у святого Иоанна Дамаскина, что Евангелист Лука написал несколько икон Пресвятой Богородицы. Историк Евсевий пишет, что кровоточивая жена, исцеленная Христом Спасителем, у себя в доме поставила изображение Божественного Целителя.

Святой Афанасий Александрийский говорит, что Никодим, тайный ученик Иисуса Христа, устроил Его Святую икону, над которой впоследствии издевались иудеи, и от которой было много чудесных знамений.

О святых иконах упоминает еще святой Дионисий Ареопагит – ученик святого апостола Павла.

В древних катакомбах, бесчисленных подземных переходах близ Рима, где укрывались христиане во времена страшных гонений, и до сих пор уцелело множество христианских символов и святых изображений.

Все это свидетельствует о том, что святые иконы были почитаемы в Церкви от времен святых Апостолов.

Подготовил священник Александр Каневский