ОТКУДА БЕРУТСЯ ХОРОШИЕ И ПЛОХИЕ ДЕТИ

Отчего в одинаковых условиях в одних семьях вырастают хорошие дети, а в других плохие? Симон Соловейчик, автор педагогического бестселлера «Педагогика для всех», детально разбирает этот вопрос и даёт всем родителям и воспитателям исчерпывающие ответы, актуальные в любую историческую эпоху: при каких обстоятельствах с детьми всё будет хорошо, а при каких – непременно будут трудности. Исследования Симона Соловейчика – это, если хотите, попытка отыскать самый корень ЧЕЛОВЕЧНОСТИ.

Воспитание зависит от трёх переменных: взрослые, дети и отношения между ними.

Наши дети являются в мир, словно для того, чтобы мы вошли в особое расположение духа, – назовём его «детным состоянием».

Дети составляют для детного человека если не весь смысл жизни, то, во всяком случае, важную часть этого смысла. Такой человек не может пасть духом, отчаяться, залениться – у него есть дети, их надо кормить, им надо подавать пример бодрости и человечности.

Рождаясь, ребёнок словно выныривает из вечности, и, общаясь с детьми, мы как бы приобщаемся к вечности.

Детного человека легко узнать: дети ему интересны.

Воспитывать детей, не будучи в детном состоянии, – почти безнадёжное дело.

ЧЕГО МЫ ЖДЁМ ОТ ДЕТЕЙ?

Да радости, конечно! – чего же ещё?

Можно порассуждать о том, что дети – наше будущее, можно смотреть на мальчика как на продолжателя рода; можно растить детей в надежде, что они будут опорой в старости, – это всё так.

Но детному человеку дети доставляют радость – и этим всё сказано.

Что нам нужно, чтобы наши дети и сейчас, и через 5 лет, и через 25 приносили радость, а не разочарование?

Какими мы хотим их видеть?

Воспитатель, как и художник, действует не по плану и не по образцу, а по образу.

У каждого из нас, даже если мы об этом не знаем, живёт в голове образ Идеального Ребёнка, и мы незаметно для себя стараемся подвести нашего реального ребёнка под этот идеальный образ.

И первое разочарование нас ожидает, когда оказывается, что, несмотря на все наши старания и усилия, живой мальчик никак не хочет отвечать образу Идеального Ребёнка.

Настоящее же уныние охватывает родителей, когда дети, которые росли вроде бы правильно, вырастают и оказываются негодными людьми.

Понять происхождение этого величайшего из разочарований очень важно.

У нас есть образ Идеального Ребёнка, есть и образ Идеального Человека. Но эти два образа довольно часто расходятся в одной и той же родительской голове. В этом – истинная причина наших разочарований.

Образ Человека мы конструируем для взрослой жизни. В нём главное – самостоятельность.

А образ Ребёнка нам нужен такой, чтобы легче было справиться с работой воспитания, и в нём главное – НЕсамостоятельность.

В одной воспитательной голове живут два несовместимых образа, поэтому воспитание разлаживается. Но если уж что-нибудь править, то сначала образы, а не реальных детей.

Нужно создать такой образ Ребёнка, чтобы из него непротиворечиво вырастал образ Человека – и сам человек.

Начнём эту работу воспитания Идеального Мальчика или Девочки с выяснения: каков тот образ Человека, который кажется нам привлекательным?

Иначе говоря, каковы на самом деле цели нашего воспитания?

Сначала кажется, будто их много. Но на самом деле, образ Ребёнка у каждого свой, а образ Человека у всех примерно одинаковый.

Если мы с предельной ясностью поймём, чего же мы хотим на самом деле, – сам собою начнёт меняться и руководящий нами образ Ребёнка, и нам будет легче с детьми.

Первая цель воспитания – явная и бесспорная – заключается в самостоятельности. Родившегося у нас беспомощного младенца мы должны вырастить и поставить на ноги.

Секрет самостоятельности

заключается в том, что самостоятельный – значит свободный!

Свобода же зависит от важности и величины доступных нам жизненных выборов и определяется источником наказания за ошибки: совершенно свободен человек, если источник наказаний находится в нём самом (в его совести) – и нигде больше.

Отчего одни дети и подростки, имея свободу, раскованы, а другие – распущенны?

Дело в том, что ребёнка и подростка развивает не сама свобода, а собственные усилия по добыванию свободы, самоосвобождение.

Подросток часто добывает лишь внешнюю независимость, внешнюю свободу – чтобы сменить её на зависимость от сверстников. Самоосвобождения не происходит.

Если в семье царят мир и любовь – ребёнок стремится стать лучше, сильнее, старается освободиться от собственной слабости, неумелости и этот порыв к самоосвобождению, поддержанный старшими, даёт самостоятельного, свободного, раскованного – воспитанного! – человека.

Вон идёт 15-летний мальчик. Взгляните в его глаза, присмотритесь к его походке, перекиньтесь с ним двумя словами – и вы сразу увидите, кто перед вами: скованный человек? раскованный? распущенный? свободный или несвободный? воспитанный или невоспитанный?

Распущенный подросток в непривычном для него обществе держится неловко, скованно.

Воспитанный же человек, свободный, всюду и везде раскован, свободен в движениях и поступках – он всюду один и тот же.

Воспитание – это научение свободе, самоосвобождению.

Как этому научить?

ЛЮБОВЬ И СОВЕСТЬ ПРАВЯТ МИРОМ

Любовь и совесть – кислород нравственной атмосферы, в которую каждый из нас погружается с первым криком. Не все мы верим в силу любви и совести, сомневаемся даже в их существовании, но всякое их ослабление делает жизнь невыносимой.

Детным людям нельзя не верить в красоту нравственного мира – иначе мы не воспитываем, а развращаем детские души.

Если наши дети будут совестливы и добры – это достаточно. Всё остальное приложится.

Из школы жизни они сами будут выбирать и вбирать в себя всё доброе и честное.

Воспитание – это духовный процесс;

но много ли мы знаем о природе и законах духовных процессов?

Душа человека – странный мир, живущий по другим законам.

В духовных процессах нет шкалы, нет меры, нет золотой середины.

В вечном противоречии – мир и совесть – и в вечном согласии. Но именно эти противоречия и делают необходимыми воспитание и педагогику – от нас всегда и в каждое мгновение требуется духовное напряжение, трата духовных сил.

Воспитательная сила не гнетёт человека, не подавляет, а возвышает его.

Воспитание – это подъёмная сила души.

Воспитание – это обучение нравственной жизни.

Воспитывая детей, мы учим их добиваться своих целей за свой счёт, пользуясь лишь нравственными средствами.

Нравственность указывает нижнюю границу возможных для человека действий и поступков, дозволяемых совестью. А верхней границы нет, вверх – духовность, и она бесконечна.

Человек живёт не в диапазоне между недозволенным и дозволенным, а бесконечно свободно, но с твёрдым основанием нравственности.

Грубо обращаясь с малышом, я учу его грубости – и больше ничему.

Какая бы у меня ни была важная цель (здоровье ребёнка, его будущее, его жизнь), но учу я его одной лишь грубости.

Он воспринимает её, а не мою гиперцель.

Требуя от ребёнка, я учу его требовать от родителей, от людей, от жизни.

Прошу – учу просить.

Уступаю – учу уступать.

Добиваюсь своего – увлекая, шутя, с выдумкой – учу тому же своего ребёнка.

Физическим действиям мы учим наглядно, душевным – незаметно.

И даже тогда, когда нам кажется, что ничего значительного не происходит, процесс обучения всё равно идёт – мы учим добиваться своих целей определёнными душевными движениями.

В сознании большинства родителей воспитывать – значит прививать культурные навыки: не шуми, не пачкайся, говори «здравствуйте» и т.д. На самом деле воспитывать – значит учить человека относиться к людям и к делу по-человечески, по правде.

Будет нравственное воспитание – ребёнок воспримет правила культурного поведения из среды, его окружающей, возьмёт пример с родителей.

Нужна трата души, а не времени – души, а не одних только нервов.

Педагогическая работа идёт в душе отца, в душе матери, но дети от неё становятся лучше.

Нравственное воспитание – это воспитание без воспитания, то есть без особых педагогических мероприятий и мер.

Мы воспитываем не ребёнка, а Человека! Человека в человеке. Строим внутренний мир.

Но что есть внутренний мир?

Что душа?

Что дух?

Что совесть?

Что потребности?

В какой связи находятся эти понятия, что за ними кроется?

Внутренний мир человека целенаправлен. Нам кажется, будто мы такие, какие мы есть, а на самом деле мы такие, какими мы стали от движения к целям, иногда даже и не осознаваемым нами.

Именно эти цели, явные или тайные, и определяют, что для ребёнка значащее в мире, а что не имеет значения; что ему интересно, а что – нет; что вызывает чувства, а что – нет.

Из этого следует, что мы не можем повлиять на ребёнка, не меняя его целей.

Мы достигаем или не достигаем успеха в строгой зависимости от того, становятся ли наши цели целями детей.

Убеждением ли, соблазном ли, примером ли, внушением ли, просвещением ли, отношением ли своим влияем мы на цели ребёнка и подростка – другой возможности воспитывать не существует.

ВОСПИТАНИЕ ЖЕЛАНИЙ

Самое основательное, самое эффективное воспитание – это воспитание желаний.

Можно воспитывать – бороться с желаниями ребёнка, обуздывать их.

Можно воспитывать – учить ребёнка самообузданию.

Можно воспитывать – отдаваясь на волю ребёнка, уступая его случайным желаниям.

А можно воспитывать сами желания, обогащать их, направлять осторожно и терпеливо.

Не против природы идти и не на случай надеяться, а помогать природе ребёнка проявиться в её лучшем обличье.

Поэтому почти всё внимание педагогика сосредотачивает на сознании и воле, потому что с желанием очень трудно бороться. А ведь любой добрый поступок – есть следствие доброго желания.

Однако легко сказать – «воспитывайте желания»! Ведь желания ребёнка случайны, мимолётны, капризны. Тем не менее, на практике мы только с желаниями и сталкиваемся, только с ними и сражаемся, только от них и страдаем.

Воспитание желаний – это не воспитание чего-то отдельного, а воспитание всей личности ребёнка.

Великий русский педагог К.Д. Ушинский писал, что у человека есть стремление БЫТЬ и

стремление ЖИТЬ.

Стремление быть – это потребность в самосохранении, в безопасности.

Стремление жить – это потребность в развитии – такая же непреодолимая, как и потребность в безопасности.

Удовлетворив детскую потребность быть, освободив ребёнка от борьбы за безопасность, мы открываем простор для действия его потребности жить, потребности в развитии – и можно считать, что три четверти воспитательного дела сделано.

РАЗВИТИЕ

Симон Львович Соловейчик (1930 — 1996), публицист, педагог и философ.
В 1960-х гг. в газете «Комсомольская правда» основал рубрику «Алый парус», где публиковал статьи по вопросам гуманизма и нравственности.
В середине 1980-х гг., работая в «Учительской газете», Соловейчик инициировал новое научно-практическое педагогическое движение – «педагогику сотрудничества», в рамках которой воспитание рассматривалось как диалог педагога и ученика.
В 1992 году Соловейчик основал и возглавил газету «Первое сентября», осуществляя на её страницах пропаганду гуманистических педагогических идей.
Главная работа жизни Симона Львовича Соловейчика – книга «Педагогика для всех» (1977 — 1986), очень быстро ставшая мировым бестселлером в области педагогики воспитания детей.
В этой книге он изложил философские взгляды на цели, средства и условия воспитания детей, показал – как воспитывается сердце, ум и дух свободного человека.
Соловейчик – автор книг о детях и для детей: «Книга про тебя» (1963), «Мокрые под дождем» (1968), «Отчаюха» (1969), «Учение с увлечением» (1976).
По повести Соловейчика «Печальный однолюб» поставлена пьеса, по повести «Ватага «Семь ветров» снят 8-серийный телефильм.

Развитие! Развитие! Развитие! – сколько ни повторяй это слово, всё будет мало.

Наш ребёнок дурно ведёт себя? Значит, мы мало занимаемся его развитием.

На нашего ребёнка жалуются? Подумаем, как развивать его дарования.

Ребёнка ничего не интересует? Тем более стараемся развить его любознательность.

Развитие – это расширение границ внутреннего мира, его территории – это внутреннее обогащение, которое поддерживает процесс развития.

Развитие само по себе – есть конечная цель воспитания, конечная цель жизни.

Почти у всех педагогических бед одна и та же причина, а именно – несовпадение двух программ развития: естественной и орудийной, культурной.

Естественная программа заложена в ребёнке от природы.

Орудийную, культурную программу, предлагаемую ребёнку, вырабатывают люди.

Природная программа развития строго индивидуальна. Этому мальчику нужно для развития прыгать и скакать, а этому – сидеть в уголочке и вертеть кубик Рубика.

Проверить, идут ли занятия на пользу или во вред, можно, наблюдая, – развивается ли любознательность ребёнка или гаснет?

Любознательность – мотор психического развития.

– Моего ничто не интересует, – жалуются родители.

Почему так?

Откуда эта болезнь?

Не сами ли мы заразили ребёнка равнодушием к миру науки, искусства, безучастностью к людям?

А может быть, мы пригасили любознательность своим нетерпением. Но скорее всего мы не нашли, не нащупали поля его интереса, которое САМО рождает тысячи вопросов (их и сеять не нужно).

Личность нашего ребёнка во многом зависит не от характера и не от ума, а от природных свойств воображения.

Сколько бы мы ни давали ребёнку материальных благ, успех воспитания зависит не от них, а от благ воображаемых, то есть – о чём мечтает ребёнок?

Дурной ребёнок?

Злой, мстительный, агрессивный, неблагодарный?

Одна из первых причин в том, что у него безобразные фантазии, искорёженный внутренний мир. Скорее всего он и в фантазиях своих уничтожает кого-то, убивает, казнит, мучит.

Ключ к ребёнку – не в поведении его, а в его воображении: всё сделает с ребёнком и подростком тот, кто овладеет его воображением.

Сколько я знал хороших родителей – и все они, когда их дети были маленькими, мечтали вместе с детьми, выдумывали волшебные страны вроде Швамбрании Льва Кассиля, шутили, по-доброму «дурачили» детей.

Как я могу почувствовать боль другого человека? Ведь у меня ничего не болит. Но я могу

ВООБРАЗИТЬ чужую боль – и словно испытать её. Лишь один грустный взгляд уловит человек, но его воображение, если оно живое, в минуту дорисует остальное – и он будет переживать чужое страдание как своё. Так рождается сочувствие.

Человек без воображения на это не способен.

Воспитание, как видим, гораздо сложнее, чем проблема «слушаться — не слушаться». Вместо того чтобы заботиться о нравственном здоровье ребёнка – об удовлетворении его потребности в безопасности, о развитии его любознательности и воображения, то есть вместо того, чтобы влиять на желания ребёнка до их рождения, мы, не думая об истоках и причинах, иногда воюем с результатами глубокой душевной работы, и, конечно же, эту войну проигрываем.

К счастью, природа предусмотрела наше бессилие перед желанием, родившимся от такой сложной комбинации причин, – и поэтому существует механизм обработки человеческих желаний и доведения их до истинно человеческого уровня.

Тут начинается собственный труд человека, душевный, умственный и духовный.

ДУШЕВНЫЙ ТРУД

Принято считать, что душа – весь психический, внутренний мир человека.

Душа – что-то таинственное во мне, собственной волей наделённое, то, что нельзя поработить или принудить, что-то искреннее, выражающее суть человека, непродажное, неподкупное…

Вслушаемся в ряд выражений: «всей душой желаю», «всей душой люблю», «от всей души благодарю», «всей душой страдаю» …

Для воспитания чрезвычайно важно то, что душа понимается как нечто цельное.

Во внутреннем мире человека не может быть никакого «рядом», ведь речь идёт о явлениях нематериальных, не занимающих пространства. Не три ручья и даже не смешение трёх красок, а нечто одно!

Чувства, воля, ум – словом, всё, что мы приписываем нашему внутреннему миру, существуют лишь как разные его характеристики.

Воспитывать можно только всю душу в целом.

Во внутреннем мире души нет никакого «материала» – в нём лишь то, во что человек верит. Верит он, что в мире есть красота и честность, – это есть и в его внутреннем мире.

Не верит – совсем другой мир в нём.

Вера – своего рода материал, из которого выстроен внутренний мир человека.

Есть лишь одна область, где понятие «вера» не встречается, а именно та, где оно должно быть одним из центральных – область педагогики, область воспитания детей.

В этом, на мой взгляд, одна из серьёзных причин неудач в воспитании.

Вера, надежда, любовь – не просто поэтический набор, это первая забота каждого воспитателя.

Представим себе человека, который ни во что не верит, ни на что не надеется и ничего, никого не любит. Это – описание парализованной души. Так бывает после большого несчастья или при несчастном воспитании.

Почти все трудности с детьми и подростками связаны с тем, что ребята не доверяют взрослым, не верят их словам, недоверчиво относятся к их ценностям, а то и вообще ни во что не верят. Воспитывать таких детей практически невозможно: они бессердечны и не знают пределов безжалостности.

Они не понимают наших слов не потому, что глупы или упрямы, а потому, что у них нет чувств, нет способности не только сочувствовать, но и просто чувствовать.

Без веры и надежды чувства нет.

Для того чтобы человек действовал, ему нужна вера в свои силы, в свои действия, в мир, который его окружает, в людей, с которыми он встречается.

Страшно вымолвить в наш век разума, но душе человеческой нужна вера, а не разум. Разум современному человеку нужен именно для того, чтобы он, человек, был в состоянии верить.

Пока ребёнок маленький, я не могу действовать на его ум, потому что он ещё не развит. Но я могу своим умом действовать на его веру в мир, в справедливость, доброту, надёжность. Ведь ребёнок приходит в мир, ни в чём не сомневаясь, приходит не знающим, а верящим, доверчивым существом.

Насколько проще путь укрепления веры, чем тот, которым мы обычно идём: сначала мы сами веру подрываем, потом начинаем развращённого нами ребёнка «воспитывать». Абсурд!

С верой тесно связана мораль. Всюду, где одно только знание, где вера потесняется – там падает мораль. Моральный уровень человека прямо пропорционален его вере в высшие человеческие ценности.

Но мы и слова такого не вводим в сознание наших детей – «вера», а ведь надо научить маленького человека трудом души поддерживать веру, не впадать в безверие, не падать духом.

Вера не даётся легко – она требует постоянных затрат душевной энергии, она сама есть непрерывный труд.

Как же надо не любить ребёнка, не чувствовать его души, чтобы хоть словом, хоть движением поколебать его слабую ещё веру в красоту мира, в добро!

Укрепить веру ребёнка в силу добра и правды не так легко, как кажется.

Приходится тщательно оберегать его от многих разговоров, естественных в среде взрослых: дети слишком восприимчивы и принимают всё близко к сердцу.

Мы не всегда в состоянии помочь нашему ребёнку, но мы можем снабдить его всем необходимым в дорогу и главное – верой!

Только силы веры, любви и надежды бесконечны, все другие силы рано или поздно иссякают. И эти бесконечные силы можно дать ребёнку только в детстве.

Никогда не будем оставлять детей одних! Особенно если им трудно, если они запутались.

Пусть дети надеются на нас, пусть не отчаиваются. Дети склонны к надежде, но чувство безопасности подводит их, а мы, взрослые, склонны эти надежды разрушать.

Осторожнее! Хуже будет, если ребёнок перестанет на что-нибудь надеяться.

Способность надеяться взращивается в детстве и становится душевной силой человека.

Общий фон надежды создаётся в семье, когда хоть кто-нибудь вносит в семейную атмосферу бодрость, не даёт унывать, поднимает настроение:

– Не вешай нос! Не бойся! Всё перемелется! Будет и на нашей улице праздник!

Всё доброе в мире – от любви. Любовь – это сила жизнеутверждающая.

Всё зло в мире – от страха. Страх – сила жизнеотрицающая.

Где страх – там самые дурные чувства и самые гнусные проявления души, деформированной страхом: подозрительность, недоверие, скрытность, лживость, трусость, подлость, зависть, жадность, коварство, предательство, наглость, цинизм.

Но именно потому, что любовь и страх антиподы, только любовью можно победить страх. Любовь – единственное педагогическое средство против невольного детского страха перед жизнью и, следовательно, против возможных пороков.

РАДУЙТЕ СВОЕГО РЕБЁНКА

Когда человек испытывает радость, он начинает любить жизнь, и сердце его просыпается, и он чувствует любовь к человеку. Радостью избаловать невозможно.

Я видал родителей, которым и в голову не приходит, что они обязаны радовать своих детей так же, как обязаны их кормить, одевать и отправлять в школу.

Но вспомним: в сказках царь отдаёт полцарства, чтобы рассмешить дочку Несмеяну, потому что нельзя девочке расти без радости – это несчастье.

Полцарства!

А мы, бывает, и пальцем не пошевельнём, чтобы порадовать ребёнка лакомством, неожиданным подарком, поездкой в гости.

Не уставайте радоваться успехам ребёнка. Сложил пирамидку, нарисовал зайчика, помог маме – всё радость, зажигающая радость в сердце ребёнка.

Если не от нас зависит превратить учение в радость, если оно не даётся ребёнку, попробуем связать радость не с успехами, а с самим учением. Веселее провожаем его в школу, радостнее встречаем, не боимся плохих отметок, но боимся вырастить в доме безрадостную Несмеяну.

ОТКУДА ЗЛО?

Подчас мы встречаемся со злыми чувствами у детей, с жадностью, завистью, агрессивностью, неблагодарностью, грубостью. Откуда они в душе нашего малыша?

Всё, что есть в ребёнке, возникает в результате двух встречных движений – изнутри ребёнка к миру и от мира внутрь ребёнка.

Воспитывая, мы держим под контролем лишь свои действия, направленные на ребёнка, и не учитываем внутреннее движение, не умеем влиять на него.

Своей волей мы действуем на ребёнка сознательно и направленно, а невольно – интонациями, прикосновениями, манерами – мы в то же самое время вызываем у него неподвластные нам душевные движения, добрые или злые чувства.

Мы сами сеем зло!

Мы порождаем его в душе ребёнка потому, что зло есть в мире, и, следовательно, оно есть и в нас.

Мы сами передаём своим детям зло мира, выступая разносчиками вирусов недоброты.

Душа ребёнка видит угрозу в мельчайшем повышении тона, в едва заметном неудовольствии мамы, в чуть небрежном прикосновении, даже в едва заметном раздражении… И в ней зарождается очаг обороны, очаг зла: злое чувство извне вскармливает и питает зло внутреннее.

У ребёнка, воспитывающегося в атмосфере зла, развивается злая воля. У одних она проявляется в агрессии против мира, у других – в агрессии против себя (такие дети становятся слабыми, бездеятельными, ленивыми людьми).

Причиной зла может быть всякое посягательство на ребёнка, которое рождает явный или тайный страх, а страх вызывает дурные чувства и впоследствии – дурные свойства души.

Симон Соловейчик

 

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!