ОСТОРОЖНО: МЕТАДОН!

Прежде, чем говорить о программах заместительной терапии, столь активно проталкиваемых сегодня всеми возможными путями в наркологическую практику стран бывшего Советского Союза, необходимо вкратце остановиться на «Программах снижения вреда». Именно они явились предвестником появления слова «метадон», ныне для многих здравомыслящих специалистов ставшего синонимом слова «безнадёжность» …

ЧТО ТАКОЕ МЕТАДОН?

Метадон (долофин) – это синтетический препарат, полученный в Германии во время Второй Мировой войны, когда поставки опиума в эту страну прекратились.

По своему действию метадон сопоставим с героином, однако, по сравнению с ним, вызывает более сильное привыкание, и более токсичен.

Длительность действия метадона намного больше, чем действие героина – от 24 до 36 часов. Поэтому с прекращением употребления данного препарата «ломка» длится

значительно дольше.

Ослабить метадоновую «ломку» медикаментозно практически невозможно…

ИСТОРИЯ ДВИЖЕНИЯ «СНИЖЕНИЯ ВРЕДА»

берёт своё начало с середины 80-х годов и неразрывно связана с началом эпохи эпидемии ВИЧ/СПИДа среди потребителей инъекционных наркотиков в США, Западной Европе и других странах.

В середине 80-х годов в Великобритании, Австралии, Германии, Швейцарии, Нидерландах, Канаде и ряде других стран Америки и Западной Европы начали работу национальные программы обмена шприцев и помощи потребителям наркотиков, получившие название «программы снижения вреда».

Со временем были выработаны и базисные принципы этих программ.

Вот как они звучат.

1) Немедицинское использование психоактивных веществ (т.е. использование химических препаратов не с целью лечения или профилактикиА.К.) – неизбежное явление в любом обществе.

2) Политика в отношении наркотиков не должна базироваться на утопической идее о том, что немедицинское потребление наркотиков можно прекратить.

3) Потребители наркотиков – интегральная часть общества, а значит для защиты здоровья всего общества необходима защита здоровья потребителей наркотиков. Для этого необходимо интегрировать потребителей наркотиков в общество, а не пытаться изолироваться от них.

Мы не будем комментировать вышеизложенные положения. Это просто маленький экскурс в историю зарождения и развития «Программ снижения вреда», суть которых сводилась к тому, чтобы переключить потребителей на более «безопасные» способы приёма наркотиков, потому что «не всегда требуется снижение потребления наркотиков для снижения наносимого вреда».

Такое, по меньшей мере, странное для нашего мировоззрения заключение было взято за основу функционирования «Программ снижения вреда» во всём мире.

Их внедрение привело к переориентации в направлении работы наркологических служб многих стран Запада.

Основным принципом их работы стала ориентация на непосредственные нужды наркоманов, сотрудничество и взаимодействие с ними.

Самый мощный отпор программы «снижения вреда» встретили в Америке, так как США является идеологической родиной жесткой репрессивной политики по отношению к наркотикам и наркоманам, экспансированной на другие страны мира и известной под названием «Война против наркотиков» (War on Drugs).

Развитие «Программ снижения вреда» в этой стране было очень сложным.

Многие из тех людей, которые начинали в Америке программы обмена шприцев, подвергались арестам и гонениям со стороны властей различных штатов.

В 1985 году отделом наркологических служб штата Нью-Йорк было проведено совещание по поводу возросшего количества случаев СПИДа, связанного с употреблением инъекционных наркотиков.

Эта группа возродила деятельность организации ADAPT (Ассоциация профилактики и лечения наркозависимости), которая к тому времени уже фактически прекратила своё существование, и её деятельность ограничивалась проведением кампаний за права бывших наркоманов на получение ими работы и отмены заведенных на них уголовных дел.

Новая организация ADAPT сосредоточила круг своих интересов в области проблем ВИЧ/СПИДа и защиты прав потребителей наркотиков и начала проведение программ, обучающих потребителей дезинфицированию инструментария хлорсодержащим раствором с целью избежать инфицирования ВИЧ.

Также программа отстаивала необходимость внедрения программ обмена и раздачи шприцев.

Столкнувшись с сопротивлением со стороны департамента здравоохранения штата, программа заявила о том, что начнёт раздачу шприцев.

Участникам программы угрожали тем, что их лишат лицензий на профессиональную деятельность. Однако под давлением общественного мнения, департамент был вынужден поддержать этот экспериментальный проект.

В конце 80-х в связи с необходимостью обеспечения стерильным инструментарием в некоторых городах США была начата работа нелегальных программ обмена шприцев.

В 1992 году Департамент Здравоохранения штата Нью-Йорк выпустил пресловутые «Исключения из общего законодательства», официально подтвердившие легальный статус программ обмена шприцев, осуществляемых общественными организациями в городе Нью-Йорк.

К тому времени (конец 80-х) на Гавайях уже работал пункт обмена шприцев, а в начале 1980-х годов такие пункты официально открылись в Тахоме и Сан-Франциско.

По мере развития в США программ обмена игл, работающих нелегально и легально, образовалась «Сеть пунктов обмена шприцев Северной Америки».

В начале 90-х годов XX века, после разрушения «железного занавеса», проблема эпидемии наркомании и ВИЧ-инфекции стала актуальной и для стран бывшего СССР.

С 1996 года в России начался активный процесс распространения ВИЧ-инфекции среди потребителей наркотиков, и уже в 2003 году общее число инфицированных в стране превысило 256 тысяч.

Среди вновь зарегистрированных около 76% составляли потребители наркотиков, при этом около 70-80% ВИЧ-инфицированных были людьми молодого возраста от 15 до 29 лет.

Первый проект «снижения вреда» в России начал осуществляться в 1996 году в Ярославле.

Он финансировался «Международной программой развития снижения вреда» (IHRD). Принимал в нем активное участие и «Институт Открытое общество» (OSI) господина Сороса.

В 1997 году в Санкт-Петербурге был открыт первый мобильный пункт обмена шприцев, находившимся в автобусе «Мерседес».

Проект был поддержан международной организацией «Врачи Мира» (MDM) в сотрудничестве с местной общественной организацией «Возвращение» (к наркотикам, надо полагатьА.К.) и финансировался программой Lien, ТАSIS и MDM.

В том же году в России началась широкомасштабная реализация комплексной программы «Профилактика ВИЧ-инфекции среди потребителей внутривенных наркотиков». Программа была разработана и реализована «Институтом Открытое Общество», Министерством Здравоохранения Российской Федерации, международными организациями «Врачи без границ» (Голландия) и «Врачи мира» (Франция), а также экспертами из германской общественной организации «Interactive Drogenhilfe» при финансовой поддержке Фонда Сороса.

Региональные программы «снижения вреда» осуществляются сегодня на базе СПИД-центров, а также неправительственными организациями в тесном сотрудничестве с Центрами СПИД, наркологическими и инфекционными больницами, а также другими медицинскими организациями.

Финансирование этих программ производится частично из местного (городского или областного) бюджета, и, частично, различными международными организациями и фондами.

В настоящее время в России работают более 80 центров программ «снижения вреда», основными направлениями деятельности которых является аутрич-работа и обмен шприцев.

Аутрич – это донесение профилактической информации до потребителей наркотиков (или до других закрытых социальных групп) в тех местах, где они обычно собираются и проводят время.

Этими местами могут быть точки продажи наркотиков в городе, наркопритоны, квартиры потребителей, учебные заведения, наркологические или инфекционные больницы. Аутрич-работа сопровождается распространением брошюр, профилактических материалов (презервативов, спиртовых салфеток, стерильной воды для инъекций, дезинфицирующих средств, витаминов и пр.), выдачей направлений в различные медицинские и социальные учреждения.

Программы обмена игл и шприцев – это программы, обеспечивающие свободный доступ к стерильным иглам и шприцам для потребителей инъекционных наркотиков. Иными слова, потребители наркотиков могут свободно обменивать использованное ими инъекционное оборудование на новое.

Обмен шприцев сопровождается консультированием по вопросам поддержания здоровья и снижения вреда от потребления наркотиков. Такое консультирование, в частности, предполагает вовлечение наркозависимой молодёжи в программы так называемой «заместительной (поддерживающей) терапии» различными официально выдаваемыми наркотическими веществами.

Представители организаций, являющихся сторонниками программ «снижения вреда» часто ссылаются на некие криминологические исследования, которые подтверждают, что применение суровых мер наказания не влияет на рост потребления наркотиков и не предотвращает их распространения.

А вот это уже – чудовищная ложь! По крайней мере, для нашей страны.

За эту ложь россияне уже поплатились, как минимум, десятками тысяч жизней (молодых жизней!) своих сограждан.

Вспомним, к примеру, известное своими печальными последствиями Постановление Правительства Российской Федерации от 6 мая 2004 года № 231 «Об утверждении размеров средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228 и 229 Уголовного Кодекса Российской Федерации».

После вступления его в силу уже за первые несколько месяцев в некоторых регионах России смертность от наркотиков выросла от 2 до 8 раз, а в целом по стране более чем в 2 раза!

Кроме того, был зафиксирован чрезвычайно быстрый рост распространения наркомании по стране.

И это лишь официальная статистика.

Трудно представить, сколько юных судеб было изломано только одним необдуманным (а, скорее всего, сознательно принятымА.К.) законодательным актом.

Еще один интересный факт.

В СССР было всего 2-3 правозащитника, которых выслали, и не более 200 тысяч наркоманов.

Сегодня в России, по разным оценкам, несколько сотен правозащитников и от 4 до 10 миллионов наркоманов.

А если прибавить к живым пока еще наркоманам уже умерших в самом расцвете лет и сил под успокаивающий шепот правозащитников, то эти цифры можно смело утраивать.

Такова цена терпимости к наркомании и к её разносчикам, которую правозащитники внедряют в общество и в законодательство.

Специалисты давно заметили: как только доходы наркомафии снижаются, тут же увеличивается активность правозащитников в СМИ и в законотворчестве.

Вот лишь некоторые пронаркотические изменения в российском законодательстве

за последние годы:

  •  отмена уголовной ответственности за употребление наркотиков,
  •  отмена уголовной ответственности за хранение наркотиков,
  •  увеличение минимальных разрешенных доз самых ходовых наркотиков,
  •  введение в закон понятие «чистый наркотик» – и теперь, чтобы доказать, что у торговца наркотиками в руках находится действительно наркотическое средство, нужно выделить из этого средства чистый наркотик (такое оборудование есть только в Москве);
  • отмена статьи о принудительном лечении наркомана, совершившего преступление,
  • отмена пункта о конфискации собственности, нажитой путем наркоторговли.

Деятельность 9 правозащитных проектов, реализуемых с 2003 года на российской земле, носит разнообразный характер, но направлена в конечном счёте на обеспечение поддержки данных инициатив со стороны властных структур и широкой общественности.

По большому счёту, это выглядит как продвижение некоего товара (в данном случае товаром является широкий спектр услуг, предоставляемых наркозависимому населению, включающих в себя, естественно, и программы заместительной терапии).

Создаётся такое ощущение, что некоторые международные организации пытаются всеми силами помочь человеку, страдающему наркоманией, оставаться таковым на протяжении максимально возможного длительного времени.

Однако эти же самые фонды и организации стараются не упоминать о последствиях таких действий для государств, которым ранее была оказана аналогичная «гуманитарная помощь».

«Официальную раздачу шприцев, какими бы причинами она не оправдывалась, следует рассматривать как косвенный вариант легализации немедицинского потребления наркотических средств. Иными словами, пусть наркоман продолжает употребление, пока не умрёт!»

Это слова академика Э.А. Бабаяна, председателя Постоянного комитета по контролю за наркотиками (ПККН), столь нелюбимого сторонниками распространения программ «снижения вреда» в России.

Именно этот человек является одним из главных противников внедрения в Российской Федерации так называемой «заместительной терапии».

ЧТО ЖЕ ТАКОЕ «ЗАМЕСТИТЕЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ»?

Программы заместительной терапии направлены на то, чтобы человека, зависимого от наркотиков (главным образом, от героина и других опиатов), перевести на употребление более лёгких (так называемых «заместительных») наркотических препаратов.

Если человек не может или не хочет перестать употреблять наркотики и избавиться от наркотической зависимости, ему предоставляется возможность употреблять препараты того же ряда, но под контролем специально подготовленного врача.

Адепты этих программ утверждают, что заместительные препараты не причиняют вреда здоровью потребителя или причиняют его в меньшей степени, чем при бесконтрольном потреблении дурмана в условиях наркопритона. На самом же деле всё обстоит совсем иначе.

По вопросам «заместительной терапии» заинтересованные лица или постоянно что-то недоговаривают, или просто открыто и нагло обманывают общественность.

До сих пор у специалистов, занимающихся данной проблемой в разных странах мира, нет единого мнения о вообще допустимости применения данного метода, который не исключает использования метадона даже для беременных, имеющих опиатную зависимость, на весь срок беременности и на срок до 6 месяцев после родов!

Более того, лечение наркомана методом «заместительной терапии» совершенно не влияет на употребление им других психоактивных веществ.

Иными словами, наркоман гарантировано остается наркоманом до самой смерти, с той лишь разницей, что теперь его будут ублажать в условиях стационара и за государственный счет (то есть за наш с вами счет).

Вот он – гуманизм, доведенный до абсурда!

Шаг за шагом, на нас надвигается очередная смертельная опасность – МЕТАДОН.

Чрезвычайно настойчивое продвижение этого наркотика на нашу территорию со стороны Запада, громко декларируемого некоторыми заинтересованными лицами, как «эффективное средство для снижения наркомании и сопутствующих ей инфекционных заболеваний», происходит несмотря на то, что ведущие наркологи страны дают ему крайне отрицательную оценку.

Ведь предлагаемая система «поддержания» наркоманов представляет собой не что иное, как маскированную легализацию наркотиков.

При этой системе наркоману дают привычный для него наркотик, которым он злоупотребляет, но только в меньших дозах.

Таким образом, вместо решительной и жесткой борьбы с наркоманией нам предлагается альтернатива: «контролируемый вариант приёма наркотических средств».

Подготовил священник Александр Каневский

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!