Ода советской школе

Времена, как известно, «не выбирают – в них живут и умирают». Мне суждено умереть в несоветские времена. И для меня это обстоятельство, скорее, со знаком «плюс». Но я всегда с грустью буду вспоминать «Советское шампанское» и советскую школу…

2-2

Так уж получилось, что из двадцати лет моей учительско-директорской работы пятнадцать принадлежат советскому времени.

О школе того времени сложилось представление, что в ней царила муштра и зубрёжка.

Да, был пресловутый Всеобуч, но честную «тройку» зарабатывали почти все выпускники.

Было шестичасовое экзаменационное сочинение, на котором кто-то списывал, кому-то подсказывали учителя, но даже ТАКОЙ экзамен менее вреден нынешнего теста по литературе – выбрать правильный ответ, кто написал роман «Евгений Онегин»: Пушкин, Лермонтов, Некрасов?

 

Было много стендов с партийными лозунгами, но не было охранников и школьников, избивающих учителя.

Мы дружно боролись за свободу Африки, но не было учеников, которые не умели бы говорить по-русски.

В советской школе, при всех её идеологических издержках, всё же занимались образованием, и те, кто в системе образования работал, за крайне редким исключением, всегда помнили о том, что «образ» и «образование» – однокоренные слова.

Однако сегодня «образ» подменен стандартами, а образование – «натаскиванием» и набиванием ученических мозгов «необходимой суммой знаний»…

 

Из современной школы напрочь выветрился мужской дух.

Сегодня у мужчины, устраивающегося на работу школьным учителем, впору требовать справку из психдиспансера. И это – уже не просто проблема. Это – катастрофа.

Школа стала похожа на неполную семью, в которой муж ушёл к другой женщине.

В советской же школе мужчины – словесники, историки, географы, физики – были в порядке вещей.

Лично у меня в школе четыре учителя начальных классов были мужики. А знаменитые советские педагоги-новаторы, в основной своей массе, были представителями исключительно мужской части учителей: Шаталов, Ильин, Ямбург, Щетинин.

В учителей влюблялись ученицы. С ними крутили романы учительницы.

Нередко они выпивали. Иногда даже крепко. Так крепко, что на следующий день на уроках использовали «похмельную методику» – работу с учебником.

Но даже такой урок мог таить в себе чудные открытия, когда вопреки установленному плану урока, происходил откровенный разговор «о жизни». Урок был не «повторением, объяснением и закреплением», а кусочком жизни длиною в 45 минут.

Советский учитель приходил в класс не в треуголке Наполеона, а со словами: «Я не умнее и не талантливее вас, а только опытнее».

 

Никудышному учителю не помогут никакие компьютеры с раздвижными досками, а хороший учитель даст урок и в лесу – без всяких «наглядных пособий».

Мои лучшие уроки были в походах.

Вечером мы садились у костра, ставили два ведра чая и всю ночь читали стихи, говорили о политике, обсуждали книги.

Наверное, я склонен идеализировать прошлое, но мне безумно жаль, что сегодня в школе зачастую есть урок, но нет… Учителя.

Кстати, его теперь нередко называют «модератором»…

 

Андрей Ивахин