Общение на приходе

Каким оно должно быть в этом воистину святом месте?

Так уж мы, люди, устроены, что не можем не входить в общение друг с другом. И даже, когда мы приходим в Дом Божий с целью поговорить со своим Отцом Небесным, – наше человеческое общение не прекращается.

Каким оно должно быть в этом воистину святом месте?

В храме, как нигде более, человек способен ощутить близость духовного мира, особенное Божье присутствие. По своему маловерию, мы, в большинстве своём, не понимаем, что Бог – есть Дух (Ин. 4:24), Дух Вездесущий – т.е. ВЕЗДЕ присутствующий.

Но каждый из нас, за редким исключением, именно в Храме явственно ощущает: Господь смотрит на нас!

Поэтому в Доме Божием мы должны осознавать, что общаемся с такими же, как мы, человеками перед Очами Божьими.

Каким же должно быть наше общение на приходе?

Наверное, прежде всего, деликатным.

Ведь для чего человек пришёл в храм? Вырваться из житейской суеты, помолиться Богу. А человеческое общение и так значительно превалирует в нашей жизни над молитвой.

Поэтому нужно просто деликатно дать знакомому нам человеку пообщаться в храме со своим  Небесным Отцом, – не отвлекая его внимание на себя.

При этом ничего не должно быть натужно и исполнено крайностей.

Если вы видите вашего знакомого (а на сельском приходе таковыми являются почти все прихожане), не надо нарочито отворачиваться от него – мол, я с Богом общаюсь и тебя не вижу. Можно просто доброжелательно и искренно улыбнуться и сказать: «С воскресным днём» или «С праздником». Можно просто кивнуть или слегка поклониться.

Если же вы погружены в молитву, вы имеете полное право ни на кого не смотреть и совершенно не переживать по этому поводу.

Словом, поведение должно быть естественным.

О разговорах

С другой стороны, от разговоров в храме нужно всячески отвращаться.

На это есть всё наше время вне храма, хотя и вне храма желательно следить за тем, чтобы наши разговоры не превращались в пустословие.

Для прихожан очень важно удерживать своё человеческое любопытство, памятуя о том, что и ты, и все остальные пришли в Храм общаться с Богом!

Безусловно, бывают случаи, когда нужно что-то сказать по делу: скажем, клирикам храма что-то уточнить по службе, или попросить церковнослужителя передать записочку в алтарь.

Но иногда «благочестивые» прихожанки специально выходят посплетничать в притвор – во избежание скорбей, которые обещаются разговаривающим в храме (по слову преподобного Амвросия Оптинского) .

Во время службы такое «общение» немыслимо так же, как если бы, зайдя в кабинет большого начальника и начав с ним разговор, мы попросили бы его подождать, пока мы поговорим с его секретаршей…

Некоторые прихожане (из лучших побуждений) поздравляют причастников со Святым Причастием вскоре после причащения – забывая или, скорее всего, не зная о том, что сам момент Причастия – это момент единения человека с Богом, единения самого непосредственного, какое возможно только в Таинстве Причащения.

Это самый важный, самый возвышенный, самый сокровенный момент жизни человека!

И в этот момент отвлекать причастника чем бы то ни было не нужно.

Позвольте причастнику, «приявшему Духа Небесного», пережить радость и трепет этой Встречи.

Позвольте ему хотя бы несколько минут побыть наедине с Богом, наедине с собой, побыть в тишине…

Впрочем, общение после богослужения тоже должно иметь определённые рамки.

Одно дело, духовные беседы, обсуждение каких-то приходских дел, и совсем другое – обсуждение новой стрижки батюшки или декоративного маникюра матушки.

То есть надо всегда чувствовать момент, когда разговор «по делу» вдруг превращается в настоящие сплетни.

В общем, духовную бдительность нельзя терять ни на секунду – враг не дремлет!

А наше желание кого-то «обсудить» как раз и выдаёт в нас соответствующее расположение души к осуждению.

А ещё – выдаёт в нас наличие дефицита любви, потому что «любовь не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует и не ищет своего» (1 Кор. 13:4-7).

Особенно тяжкий грех – осуждение батюшек, сравнение их друг с другом.

«Ах, как сегодня читал отец Анатолий! Просто дух захватывает! А у отца Виталия ничего не разберёшь, бубнит себе под нос»…

Безусловно, приятно, когда у батюшки хорошая дикция и высокий молитвенный порыв (как нам кажется). Но на самом деле мы просто и тут ищем себе удовольствия.

Мы желаем душевного комфорта – чтобы хор пел ангельски, а нашего духоносного батюшку ангелы носили по алтарю. Но духовная жизнь – это не удовольствие, это труд!

А заслуживаем ли мы райского услаждения тут на земле?

Ответ понятен.

«Не прикасайтесь к помазанным Моим, и пророкам Моим не делайте зла» (Пс. 104:15).

Это, в частности, – и  о сугубом грехе осуждения священников – Божиих служителей.

А лучшим способом не фокусироваться на каких-то недостатках батюшки будет   усиленная молитва об укреплении священника на его нелёгком поприще отмаливания наших с вами грехов.

Малые дела

Общение среди прихожан должно быть исполнено любовью и реальными, посильными делами милосердия.

Пусть они будут совсем малыми.

К примеру, прихожанин на машине может подвозить в храм пожилых прихожанок, а после службы – развозить их по домам.

Молодые мамочки-прихожанки могут передать хорошую одёжку от своего малыша другому малышу.

Учительница-прихожанка может подтянуть по учёбе приходских деток.

Мамы могут договориться и иногда собирать у себя мини-детский сад из нескольких малышей – чтобы на несколько часов разгрузить других мам.

Подростки и молодые люди могут опекать пожилых одиноких прихожан, помогая им скупиться или убраться в квартире и т.д.

При любом состоянии здоровья и занятости всегда можно помочь –  своей молитвой за всех. Это – тоже действенная помощь! Господь знает, кому какая помощь нужна и, если будет воля Божья на то, чтобы оказать эту помощь через вас, – это случится.

В любом храме всегда достаточно много работы: можете – делайте, но – «по послушанию». Храм – место, где послушание – есть основной урок и главное домашнее задание.

«По послушанию» – это в точности так, как благословил отец настоятель или как сказал делать уже благословлённый настоятелем старший по уборке или другим храмовым делам клирик.

Меньше слов – больше дела на фоне молитвы вне службы и сугубая, как можно более сосредоточенная, молитва за Богослужением, – вот так и утвердится между прихожанами, по милости Божьей, должное христианское общение.

Особенная черта

Общение на приходе должно иметь одну особенную черту – душевную теплоту, которая рождается от любви.

«По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35).
Правы те «захожане» (люди, которые изредка заходят в храм – «поставить свечи» и «водичку посвятить»), которые говорят: «Я думал в церкви хоть…., а там тоже толкаются и волком смотрят».

Это мы с вами, православные, церковные люди, волком смотрим и толкаемся.

И не надо самооправданий – мол, это он сам себе нашёл причину в церковь не ходить.

Причину-то он нашёл, но у нас был шанс сломать его стереотипы, шанс ему помочь – подарив капельку внимания, тепла, заботы, любви.

Как знать – может, получив эту капельку, он и остался бы в церкви.

А если бы не остался, то на всю жизнь отложился бы в его душе светлый образ Дома Божьего, где хорошие добрые люди.

Захожанам это очень важно – чтобы их не дёргали, не тушили наполовину сгоревшую свечку, чтобы ответили, если спрашивают, чтобы не лезли, если не спрашивают, чтобы не стояли над душой.

Словом, чтобы приняли с любовью. А это можно сделать и без слов…

Вышеупомянутая теплота и любовь, которая призвана царить в Доме Божием – плод большого труда души. И результат молитвенного общения с Господом.

И поэтому особенно ужасно на фоне этого естественного состояния человеческой души в Доме Божием, видеть злобность и грубость.

Ведь даже у малоцерковных людей, не утративших способность чувствовать, душа в храме умиротворяется и теплеет.

Кто такие прихожане?

Это очень разные люди, которые ходят в храм. У каждого очень разное настроение, состояние души, разные обстоятельства жизни.

Поэтому Церковь сильна именно своей соборностью: пока один член прихода (общины) находится в слабости, в искушении, в болезни, в унынии, – его может поддержать другой, который находится в силе, в радости, в здоровье и пребывает в бодрости духа.

«Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов» (Гал. 6:2).

Выглядеть эта поддержка может как проявленное участие, простая беседа. Ведь разделённая беда – полбеды.

А может выглядеть и как отсутствие ответной реакции на выпад, злобность и раздражение.

Мы не знаем, что движет человеком. Возможно, эта «злобная старушка» недавно похоронила сына, а эта «унылая» женщина на днях узнала о своей неизлечимой болезни.

А мы уже готовы всему миру возвестить о том, что в православных храмах – одни «неадекваты»…

С другой стороны, храм – лечебница душ. И если быть внимательным к состоянию своей собственной души, то можно заметить, как ты, благообразный христианин, и сам вдруг кому-то и нагрубишь, и раздражишься…

Однако всё это происходит неспроста.

Господь лечит нашу гордость. Смиряет, открывает нам наши немощи.

Ведь думали же мы: «Какая злая старуха, а ещё православная!»? И при этом испытывали внутреннее удовлетворение от того, что мы – такие мирные, спокойные, умиротворённые, любвеобильные…

Вот Господь нас и смирил: открыл нам самих себя – чтобы мы увидели, что нет в нас ни мира, ни терпения, ни любви. Есть над чем работать!

Пока внутри нас зло, зависть, раздражение, превозношение и т.д. – любые наши внешние добрые проявления люди будут воспринимать как зло.

Даже наша вполне искренняя улыбка может показаться лицемерной, а слова утешения – ранящими и раздражающими.

А если внутри нас будет царить мир, и сами мы действительно будем евангельски просты, скромны, честны и сострадательны – люди услышат наши самые простые слова.

Ведь Сам Господь тогда будет действовать через нас – утешая, помогая, наставляя…

Когда мы молимся

Господь говорит: «Дом Мой домом молитвы наречется» (Мф. 21:12).

Но нам в храме бывает очень важно, как стоит или как крестится тот или иной прихожанин, как он выглядит, как он молится, благоговейно ли кланяется, каким голосом поёт священник и т.д., и т.п.

Всё это говорит лишь об одном: в храме мы не молимся!

Нам кажется, что мы пришли к Богу, а по сути – мы принесли с собой в Дом Божий всё мирское (обсуждалки, оценивалки и пр.).

Если мы действительно хоть немного сосредотачиваемся на молитве, на богослужении, пытаемся внимать тому, что в храме читается и поётся – от нас сразу отдаляются все эти «неудобства» в виде толчеи, «странных» прихожан и пр.

Мы погружаемся в стихию богообщения – и в этот момент нас совершенно не интересует, что происходит вокруг нас.

Путь совершенствования общения прихожан друг с другом – это путь постепенного уменьшения внешнего общения и углубления общения внутреннего – через молитву друг о друге.

В молитве друг о друге и проявляется наша любовь. Равнодушный человек молиться не способен. К молитве побуждает только сострадательная, жертвенная любовь.

И только на такую любовь откликается Господь, удивительным, непостижимым для нас и всегда наилучшим образом устрояя жизнь внутри и вовне нас.

Если общение на приходе приводит к взращиванию в наших душах именно ТАКОЙ любви – значит, мы созидаем нашу общинно-приходскую жизнь в правильном направлении!

Елена Каневская