НЕ ПРОГОНЯЙ МЕНЯ!

Считается, что во время гитлеровской оккупации хуже всего пришлось евреям в Одессе. В этом городе их доля была самой большой в СССР. Перед оставлением Одессы советскими войсками (16 октября 1941 г.) в городе оставалось около 100 тысяч евреев. Из них только 600 встречали войска 3-го Украинского фронта в день освобождения Одессы 10 апреля 1944 г.

Однако не менее страшная участь постигла евреев и в страшном каунасском гетто. Наш рассказ об участнике трагических событий осени 41-го…

1 августа 1941 года правительство Литвы по приказу немецких военных комендантов утвердило «Положение о евреях», согласно которому евреям предписывалось проживать исключительно в специальных районах проживания – гетто. В Каунасе таким районом была Слободка, куда принудительно заселили 30 тыс. евреев.

Отсюда евреев гнали в близлежащий филиал каунасской каторжной тюрьмы, где их расстреливали. Только за один день 28 октября 1941 года в форте было расстреляно 10 тыс. евреев – их всех расстреляли из пулемётов и столкнули в заранее приготовленные гигантские ямы.

По приказу Гиммлера от 21 июня 1943 года все гетто были ликвидированы и на их месте созданы концлагеря.

Осенью 1943 – весной 1944 годов в гетто были проведены акции, направленные против детей и стариков.

Самой страшной была акция против детей. Её провели с особой жестокостью. В этой акции участвовали не только СС, но и полицаи из литовских националистов.

Детей выманивали на улицу музыкой и грузили в грузовики, а тех детишек, которые спрятались, вытаскивали из-под нар собаками. Матерей, которые не отдавали своих детей, избивали до полусмерти и забрасывали в машины вместе с ребёнком.

Стена в газовой камере в концлагере Аушвиц

Только в течение 27-28 марта 1944 года погибло более 1300 детей и стариков…

Однажды один молодой 30-летний еврей, голый, стоя на краю рва, упал вниз с первыми звуками очереди. Его завалило телами. Он в ужасе стал выбираться.

Пытаясь вылезти, он зацепился руками за бруствер. Полицай, засмеявшись, проткнул ему руки штыком. И он свалился обратно.

До ночи он лежал во рву. И ров под ним дышал, стонал и шевелился.

Ночью он выполз, встал на ноги и побрёл в сторону далеких огней.

Набрел на хутор. Как-то перелез через забор и увидел у крыльца на верёвке простыню. Он накинул её на себя, поднялся и осторожно, пробитыми руками, стал скрестись в дверь.

Дверь отворила молодая женщина.

Он перешагнул через порог, навалился спиной на косяк и прошептал: «Спасите меня…».

Женщина поджала губы и говорит: «Уходи отсюда! Если тебя здесь найдут – убьют и меня, и моих детей».

Он посмотрел на неё и говорит: «Не прогоняй меня!».

И вот он стоит перед ней – измождённый, с пробитыми руками, в белом, и спутанные волосы все в крови прилипли ко лбу.

Он молчит.

И она молчит. А в её глазах – страх и мольба: «Уходи!».

И вдруг из-за занавески выбежала маленькая светлая девочка, подбежала к ней, обняла её за ногу, подняла голову и сказала: «Мама, не прогоняй его! Это же наш Бог Иисус Христос!».

Они прятали его и ухаживали за ним.

Потом он ушёл к партизанам.

Воевал. Участвовал в самых дерзких операциях. Всех удивляло, что у него напрочь отсутствовало чувство страха. Погиб он уже в самом конце войны…

…Я разговаривал с этой девочкой в 1988 году в Каунасе. Ей было пятьдесят. Я слушал её, и меня знобило.

Я говорю: «Ну да, конечно, измождённый человек, лоб в крови, руки пробиты, запахнутый в белое… Вы же тогда маленькая были, просто такое впечатление…».

А она подняла на меня глаза, посмотрела спокойно и внимательно, покачала головой и говорит: «Вы не поняли. Это действительно был Иисус Христос».

«и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую.

       Дети в Каунасском гетто, осень 1943 г.

Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.

Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?

И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне»

(Мф. 25:32-40)

СУД БОЖИЙ

А Бог не спросит на суде,

Каких размеров был твой дом.

Он спросит, много ли людей

Ты приютить готов был в нём.

Он не задаст тебе вопрос

О том, какой машина марки.

Он спросит, скольких в ней подвёз

Ты в зимний день и летом жарким.

Не спросит Бог, какого цвета

Твои глаза и кожа были.

Он спросит, сколько людям света

Ты дал, когда они грустили.

Не спросит Он, где ты работал,

Какую должность занимал.

Он спросит, скольких ты заботой

И честностью своей объял.

Ему не нужно ни богатство,

Ни наши «горы» за плечом.

Ведь Он для нас готовит Царство,

В котором нет нужды ни в чём.

(Автор неизвестен)

Евгений Ройзман