«НЕ ХВАТАЕТ ВРЕМЕНИ НА ДУХОВНУЮ ЖИЗНЬ»

Многие воцерковлённые православные люди не понаслышке знают, что порой у них не остаётся ни сил, ни времени на духовную жизнь. Есть ли выход?

ПРОТОИЕРЕЙ ВИТАЛИЙ КОЛПАЧЕНКО, директор православной гимназии, отец четверых детей:

«Ситуация, когда человек, не находит в себе сил помолиться, – совершенно ненормальна. Человек должен понять: ПОЧЕМУ он не видит главного в своей жизни?

Почему он не находит времени на самое важное?

Почему он забыл евангельские слова: «Ищите прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам» (Мф. 6: 33).

Когда внешний труд бессознательно ставится на первое место в жизни, а то, что должно быть духовной основой, на последнее – это следствие не занятости, а маловерия.

Человек бросается делать свои необходимые, как он считает, дела, не считая при этом обязательной молитву, – потому что не видит и не чувствует присутствия Божия в своей жизни, не ждёт от Господа помощи.

Та самая усталость и сопутствующая ей нервозность, раздражительность – как раз и говорят о том, что дела твои, которыми ты так загружен, не приносят духовного плода.

Как бы положительно ни оценивали твою деятельность люди – в очах Божиих она не будет иметь никакой цены, потому что сделано всё – в отрыве от Него.

«Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне» (Ин. 15:4).

Усталость усталости рознь.

Есть усталость сладкая – когда человек сделал для Господа всё, что сегодня мог, и на душе у него мир.

А есть усталость иная – усталость от суеты, от беготни, от той ненормальной жизни, которую мы проживаем вдали от Бога.

Если она возникает – это тревожный звонок, это показатель: ты не для Бога живёшь.

Она-то и порождает раздражительность… и ропот.

Ропот начинается с обид на окружающих людей: человеку кажется, что его оставили одного, бросили наедине с его трудностями, что никому нет до него никакого дела. Это состояние – состояние острой обиды, воспалённых претензий к ближним – может оказаться страшным, разрушительным для личности.

Святые отцы учат нас любое дело воспринимать как полученное от Бога – и именно для Бога его выполнять. И нагрузка, которую тебе приходится нести, ИМЕННО ТЕБЕ предназначена и, значит, необходима.

Это твой крест! А не по силам Бог креста не даёт.

Молиться мы не успеваем чаще всего не от перегрузки, а от банальной лени.

Лень мешает нам, например, вовремя встать с постели.

Если человек не находит в себе на это сил – получается замкнутый круг: поздно встал, поэтому не успел помолиться. Куда-то побежал – а там тоже ничего не получается, всё из рук вон.

Целый день бесплодной суеты человека выматывает, вечером он снова не находит в себе сил помолиться, а утром опять не может вовремя встать…

Меж тем, даже манну с неба в пустыне Господь подавал именно утром.

Утренняя молитва – это и есть та самая манна: Господь знает, ЧТО предстоит человеку в наступающий день, и даёт ему силы на это.

Молясь утром, мы как бы протягиваем руки за Божией помощью».

ЕЛЕНА КОНЬКОВА, профессиональный музыкант, жена священника и мать четверых дочерей:

«На самом деле, вожусь ли я с детьми, стираю ли, варю кашу, еду ли я на работу – что мешает мне общаться с Богом?

Как может не хватать времени на диалог с Ним… если вся наша жизнь, по сути, есть с Ним диалог?

Общение с людьми – это ведь следствие общения с Богом. Если я вдруг вспыхиваю раздражением, нетерпением, злостью, если накатывает уныние, жалость к себе – значит, я потеряла Его из виду, удалилась от него. И моя задача – вовремя это почувствовать и постараться вернуться.

На толстые книги, на изучение святоотеческих трудов времени действительно нет. Но ведь иногда нам достаточно одного изречения святого отца, чтобы задуматься надолго, чтобы в чём-то важном попытаться себя изменить.

Сейчас очень много православных интернет-ресурсов, и на каждом можно найти то, что станет для тебя руководством к действию.

А сколько может дать человеку Псалтирь – если человек привык не расставаться с нею – было бы несколько свободных минут!

А ещё можно использовать плейер и наушники – слушать молитвенное правило, беседы священников.

Если действительно хочешь, если тебе действительно нужно – ты на всё найдёшь время, тем более – на жизнь с Богом».

СВЯЩЕННИК ДИОНИСИЙ КАМЕНЩИКОВ, руководитель миссионерского отдела Саратовской епархии:

«Мне кажется, мы сами делаем из нехватки времени великую проблему. Ведь когда мы рассуждаем о своей перегруженности, мы забываем о Боге, о Его Промысле в нашей жизни.

Если бы Ему было угодно, чтобы мы жили не столь напряжённо, Он бы это устроил. А раз Господь этого с нами не делает – значит, мы должны ту жизнь, которая у нас сегодня есть, правильно выстроить, чтобы было у нас время и на молитву, и на чтение Священного Писания и святоотеческой литературы.

Возьмём, например святого праведного Иоанна Кронштадтского. Он был чрезвычайно загружен, всегда окружён людьми, ни один из которых не уходил от него неутешенным, и что же, разве это повредило его духовной жизни? Совершенно напротив. Он правильно построил свою священническую жизнь: во главе угла – Божественная Литургия, а всё остальное – вокруг неё.

Время – субстанция коварная, лукавая, неоднородная.

Оно может растягиваться и сжиматься. В нём могут находиться пустоты, которые мы не используем. И если человек от всего сердца попросит Бога дать ему необходимый час, два часа, день – Господь это время для человека найдёт.

Как говорил апостол Павел, дни лукавы; если мы хотим что-то уместить в эти дни, мы должны жить очень внимательно и напряжённо – иначе окажешься у порога вечности с очень бедным багажом. И это страшно.

В разные времена христиане спасались по-разному. Были периоды гонений. Сегодня гонений нет, Господь дал нам возможность жить свободно и спокойно.

Но мы вместо этого хотим жить так, как мы хотим.

Мы забываем о Боге.

Мы придумываем себе некие идеальные условия жизни и служения и возмущаемся, что этих условий нам не предоставили. А волю Божию о нас выносим как бы за рамки своих рассуждений.

30 — 40 лет назад у священника не было такой загрузки. Ему не надо было бежать в школу, ехать в воинскую часть (кто бы его туда пустил?), организовывать катехизаторские курсы, православный летний лагерь для школьников, писать статьи для церковных и светских газет… И что же – мы завидуем ему, нам хочется туда, назад, в ту ситуацию?

Господь дал нам сегодня огромную, практически неограниченную возможность миссии. Священническое служение и жизнь христианина в наше время невероятно интересны!

А мы жалуемся, что у нас дел много…

Мы готовы оттолкнуть Бога, Который дал нам всё то, что у нас сегодня есть.

Наша проблема – не в плотном графике на самом деле, а в ПОДХОДЕ ко всей нашей жизни. А чтобы правильно всё устроить, нужно молиться Богу».

СВЯЩЕННИК АЛЕКСИЙ КАШИРИН, отец троих детей:

«Человеку, который говорит, что ему некогда жить духовной жизнью, я бы напомнил: так как у нас есть душа и дух, то мы априори живём духовной жизнью. Осталось только спросить у духовника – КАКОЙ.

Как мы классифицируем стоящие перед нами задачи?

Как выстраиваем их ценностную иерархию? Именно здесь вступают в силу причинно-следственные связи духовного мира самого человека.

Что в его внутреннем мире ценнее? И почему?

Может быть, для меня самое ценное –чтобы все вокруг думали, какой я замечательный? Это и говорит о том, что моя духовная жизнь оставляет желать много лучшего. Я тружусь – да. Но тружусь не для Бога, не для людей, а для себя.

Второй вопрос: честен ли я с самим собой?

Если я говорю себе, что не умею, дескать, молиться, зато буду трудиться, если я не к месту использую известную мудрость: «Послушание превыше поста и молитвы», то есть просто оправдываю этим изречением то, что не молюсь, – значит, я обманываю себя.

И это тоже говорит о глубокой ненормальности духовной жизни.

Поэтому надо научиться честно отвечать себе на вопрос: ЧТО и ЗАЧЕМ я это делаю?

Нужно определить для себя главное – то, ради чего живёшь, и учиться управлять своей жизнью в русле этого своего кредо. Тогда жизнь при любой загрузке будет здоровой, подлинной духовной жизнью.

То, что мы живём во времена страшных нагрузок – очень удобный миф.

Наши кресты не тяжелее тех крестов, которые несли христиане иных эпох, давших множество святых.

Кому из святых было легче жить духовной жизнью, чем нам?

Кому из них предоставлялись для этого какие-то комфортные условия?

Нагрузка не препятствует духовной жизни – она проверяет её качество».

Попробую поделиться и своими соображениями.

Во-первых, я не думаю, что чья-либо ситуация может быть в этом плане безысходной. Здесь присутствует некий психологический момент: во многих случаях мы сами создаём себе своё несчастье.

Страх не справиться, страх не успеть, страх вызвать чьё-то недовольство порождает хроническое перенапряжение и – главное – неспособность переключиться и осознать наконец истину: как бы ни было всё это важно, главное на самом деле – не это.

«Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам» (Мф. 6: 33).

В своих письмах святитель Феофан Затворник очень много внимания уделяет возможностям духовной жизни в условиях постоянной житейской занятости:

«Пишете, что у вас много хлопот по дому. Делайте с усердием всё, что вам велят. Это ваш долг.

Но хлопотать – не хлопочите. Хлопоты (забота) сопровождаются всполошением всего внутреннего, а это вещь недолжная.

Разве нельзя всё порученное обсудить спокойно, а потом делать его, нисколько не полошась, с мыслию собранною.

В житейском быту если есть что мешающее духовной жизни, то это совсем не дела и занятия, а пустая многозаботливость, точащая сердце…

Навыкайте все дела делать трезвенно, не отклоняясь мыслию от Господа, а, напротив, держа то убеждение, что Ему всем этим угождаете».

Не нужно забывать, что наш домашний молитвослов – это тоже святоотеческая литература, так как молитвы, составляющие утреннее и вечернее правила, а также Последование ко святому Причащению оставлены нам такими столпами Церкви, как Василий Великий, Иоанн Златоуст, Иоанн Дамаскин и другие.

Пожалуй, главное – не воспринимать духовную жизнь как нечто отдельное от «обыкновенной жизни» или «жизни вообще».

Не пытаться делить время: вот сейчас отдам немножко времени духовной жизни, а потом займусь повседневными делами.

Вся наша жизнь со всеми её делами, заботами и проблемами должна и может стать жизнью духовной.

Святейший Патриарх Кирилл, отвечая на вопрос «Как современному, занятому человеку найти время для духовной жизни?», сказал: «Духовная жизнь – это не хобби, не развлечение, на которое у нас может хватать или не хватать времени. Это – основание, на котором мы строим всё остальное».

Марина Бирюкова

Когда внешний труд в нашей жизни бессознательно ставится на первое место, а то, что должно быть духовной основой, на последнее – это следствие не занятости, а маловерия.