Мы сами себе собираем на голову горящие угли!

Попытка осмысления Керченской трагедии

17 октября нынешнего года 18-летний студент керченского политехнического колледжа совершил чудовищный теракт, в результате которого погибли 20 и получили ранения более 70-ти человек.

Помимо сильнейшего общественного шока, эта трагедия сразу же породила массу вопросов, вскрывших глубочайшую духовную коррозию современного общества…

Кровавые нападения несовершеннолетних на несовершеннолетних, а также на педагогов в стенах российских учебных заведений, совершаемые по сценарию печально известного американского «колумба́йна», в последнее время, как говорится, «пошли кучно».

Достаточно вспомнить апрельский инцидент в Стерлитамаке (ранены три школьницы и педагог), январские в Перми (ранены 15 человек) и Улан-Удэ (ударами топора ранены трое школьников, учительница, сожжён класс).

Что характерно: во всех эпизодах малолетние террористы пытались в итоге свести счёты с жизнью.

То есть ВСЕ ОНИ, в сущности, действовали по сценарию «Колумбайна» – одного из первых подобных случаев, когда 20 апреля 1999 года два американских подростка (Эрик Харрис и Дилан Клиболд) пришли в колледж «Колумбайн» с оружием и устроили там кровавую бойню, убив 13 и ранив 23 человека, после чего застрелились в библиотеке.

«Керченский стрелок» был одет в такую же футболку, как и убийцы из «Колумбайна», был вооружён таким же, как они ружьём, так же, как и те, застрелился в библиотеке и даже позу при этом постарался принять похожую.

Так что это не «русский мир пришёл в Крым» (по словам многих украинских политиков), а как раз наоборот – «американский мир» и его вырожденческая субкультура, пронизавшая современное российское общество, показали своё истинное лицо.

ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ

В этой страшной истории, помимо шокирующей хладнокровности и жестокости малолетнего монстра, поражает то, КАКИМ ОБРАЗОМ, 18-летний Владислав Росляков сумел в кратчайшие сроки получить лицензию и разрешение на приобретение и хранение помпового ружья убойной силы – несмотря на то, что выглядел намного моложе своих лет?

Почему НИКТО, начиная от участкового и психиатра и заканчивая инспекторами Лицензионно-разрешительного отдела (ЛРО), не спросил у Рослякова: «Мальчик, а зачем тебе такое серьёзное оружие и почему ты сразу же по достижению 18 лет вдруг кинулся оформлять на него документы?».

Для того, чтобы получить такие документы, нужно пройти долгую и сложную процедуру.

Нужно написать заявление в ЛРО, к которому прилагается справка об успешной сдаче экзамена по правилам хранения, ношения и обращения с гладкоствольным оружием, а также – соответствующее медицинское заключение.

Так вот, справка об успешной сдаче экзамена по правилам хранения, ношения и обращения с таким оружием выдаётся по завершении специальных курсов в особом Учебном центре, стоимость обучения в котором составляет около 7000 рублей, а сам срок обучения – 3-4 месяца!

Для получения самого медицинского заключения сначала нужно посетить нарко- и псих диспансеры, пройти офтальмолога, получить подпись участкового терапевта, и лишь после этого уполномоченные сотрудники ЛРО в течение 10 дней рассматривают заявление на выдачу лицензии.

После того как лицензия будет получена и по ней будет куплено оружие, оставшийся «корешок» лицензии необходимо предъявить в ЛРО в течение 14 дней – чтобы лицензию обменяли на разрешение.

В течение 14 дней после покупки оружия необходимо приобрести сейф – так как только в нём разрешается хранение гладкоствольного оружия. Проверку же самого сейфа должен осуществить участковый и составить об этом соответствующий рапорт.

А теперь вопрос: каким образом Владислав Росляков всего за 4 месяца (!) сумел пройти все эти сложнейшие инстанции для получения разрешения и лицензии?

Почему ни у сотрудников ЛРО, ни у участкового, ни у продавцов оружия, не вызвало удивления покупка 18-летним юнцом серьёзного помпового ружья Hatsan и 150 (!!!) патронов убойного 12-го калибра?

Далее.

Стоимость такого помповика составляет 32 319 рублей, стоимость сейфа под это оружие – 10 000 рублей, а 150 патронов 12-го калибра – 6750 рублей (15 пачек по 10 патронов, стоимостью в 45 рублей каждый).

Итого получаем без копеек 50 000 рублей.

Откуда у 18-летнего, не работающего студента колледжа, живущего с одной матерью, работающей санитаркой в государственной больнице, в убитой съёмной квартире в пятиэтажке, нашлись свободные 50 тысяч рублей (плюс деньги на приобретение составляющих компонентов для нескольких взрывных устройств)?

Ещё один вопрос.

Как уже стало известно, Росляков учился на тройки и не входил в число продвинутых учеников.

Каким образом он умудрился создать совсем непростое взрывное устройство и привести его в действие?

Где он добыл взрывчатку и поражающие элементы?

Неужели можно поверить в то, что юноша, не будучи химиком и не имея профессиональных знаний по взрывотехнике, в кустарных условиях САМ изготовил несколько мощных мин с дистанционным управлением из доступных веществ и средств?

Росляков не служил в армии, не посещал стрелковые секции, но при этом действовал как профессиональный коммандос: незаметно пронёс в колледж оружие, установил мины, дождался максимально удобного момента – и начал хладнокровно убивать людей, не пугаясь крови, не обращая внимания на крики жертв…

Откуда такое умение обращаться с оружием?

Откуда такое равнодушие к жертвам со стороны не употребляющего алкоголь и наркотики молодого человека с положительным заключением медкомиссии?

Что мы имеем в сухом остатке: керченскую бойню спланировал и осуществил вчерашний школьник, не имеющий особых мотивов мести, боевого опыта и финансовых ресурсов!

Не знаю как вы – я в это не верю.

Но, тем не менее, вопросы остаются.

Ради чего обычный подросток стал «шахидом»?

Откуда у не имеющего к армии отношения юноши профессиональные навыки взрывника и спецназовца?

Где нищий крымский стрелок раздобыл деньги?

Понятно, что всё это – вопросы следствия. Но очевидно другое.

В соцсетях есть очень странные группы и паблики, которые (по аналогии с «Синим китом») популяризируют таких уродов, как стрелков из «Колумбайна», восхваляют их преступления и фактически пытаются создать некую субкультуру «мстящих обиженок».

Кто стоит за этими группами?

Кто отбирает и ведёт этих подростков?

Чьи уши торчат за подобными трагедиями?

В ПОИСКАХ ВИНОВНЫХ…

Где и в чём не пытались бы мы искать источник трагедии, скажем честно: никто не в состоянии залезть в головы школьникам и взять под тотальный контроль социальные сети (война с Telegram и VK наглядно это показала).

И даже если ужесточить правила выдачи оружия, то его последователи (а такие, если анализировать тенденцию, скорее всего, будут) возьмут в руки ножи и топоры.

К сожалению, ящик Пандоры открыт. И вина за это лежит исключительно на управляющей страной элите, которая долгие годы занималась исключительно тем, что выращивала в России поколения идеальных потребителей и эффективных менеджеров, способных встроиться в общемировые тренды.

А то, что у этой тенденции есть своя тёмная сторона – в виде тех же «колумбайнов», догхантеров, групп смерти и пр. мерзости – никто не хотел думать.

Что могло (и должно было!) стать антидотом к этому?

Только наше традиционное православное мировоззрение – с активной приходской жизнью, уроками православной культуры, с полными многодетными семьями и с ясным пониманием целей, средств и задач той глобальной информационной войны, которая на протяжении вот уже более 70 лет ведётся против населения нашей страны.

Пропагандировалось ли это хоть как-то на наших ведущих телеканалах? Я не помню.

Вместо этого запомнились тупые ток-шок с шуточками ниже пояса и постепенной легализацией отборного мата на ТВ, да нескончаемая политическая трепология – с неизменными реверансами в сторону уважаемых западных партнёров, и неприкрытое разрушение отечественной экономики – с выводом в оффшоры миллиардов народных денег.

И с кого в этой ситуации молодым брать пример?

С государственных элитариев? Этих «профессиональных патриотов», много вещающих о патриотизме с высоких трибун, но уютно пристроивших своих детей в зарубежные вузы?

Не удивительно, что молодежь находит себе иных кумиров и иные образцы для подражания.

Посмотрите, чем жил Росляков.

Этот нелюдимый парень был типичным русским подростком, каких много среди нас: рос в неполной семье, в церковь не ходил, увлекался компьютерными «стрелялками» и был, по сути, тихим социопатом, в душе которого злокачественной опухолью вызревал ад.

На самом деле всё это мы уже проходили.

Известно, например, что известный революционер Бухарин ещё в гимназии на спор причащался на воскресной Литургии, а после выносил Причастие из храма и выплёвывал Его перед своими однокашниками: мол, ну и где ваш Бог? Если Он есть, то чего Он меня не наказывает?

Говорят, и Есенин в юности баловался подобным, а после с приятелем Мариенгофом расписывал стены храмов богохульными виршами.

Однако как кончили Бухарин, Есенин и Мариенгоф – мы знаем.

И ещё лучше знаем о том, что потом произошло с Россией, отступившей от Христа. Но не спешим с выводами. И, по сути, плюём на наших детей, которые растут, не зная Бога, Света и Истины.

Наших детей пожирает тьма. И порождения этой тьмы уже всё чаще шокируют (и ещё не раз неприятно «удивят») нас. А мы всё инфантильно стоим в стороне, уткнувшись в смартфоны и мониторы, и убаюкиваем себя иллюзией, что с моим ребёнком «такого» не произойдёт…

КАК ПРОГРАММИРУЮТ ТРАГЕДИИ

Рэпер «Oxxxymiron», автор клипа «Последний Звонок».

В 2016 году известный российский рэпер «Oxxxymiron» снял клип «Последний Звонок».

Я всем настоятельно рекомендую посмотреть этот «шедевр» и ужаснуться, потому что в клипе показано ровно то, что месяц назад произошло в Керчи.

При этом подонки, расстреливающие детей в школе, в клипе выставлены героями, а массовое убийство и в видеоряде, и в тексте песни представлено в положительном контексте – как своеобразный протест против «неправильного» общества.

Сейчас рэпер Oxxxymiron абсолютно свободно ездит по городам России и проводит свои концерты, на Первом канале ему поют дифирамбы в передаче Ивана Урганта, выставляя очень успешным исполнителем, а на You-Tube в свободном доступе можно посмотреть клип рэпера «Последний Звонок», в котором он вещает:

Сложней всего было найти тротил и запал –

И пронести на бал фитиль.

Был подозрительно мал актовый зал.

АК достал, с предохранителя снял…

 

Одинадцатый «А» – не хотите мира, выйдет война!

Нет, я не маньяк! Терроризма – признанный акт.

Единственный шаг – объявить обидчикам личный Джихад.

Мой класс – педики и жертвы маркетинга, масс-медиа и косметики.

 

Вы все в ответе за то несчастье, что сейчас светит вам.

Последний звонок, в шейный позвонок мой глаз метит вам!

Захожу без шума и спецэффектов – им деться некуда,

Палю известной в школе сердцеедке в сердце метко.

 

Толпа бежит из зала, тая…

…Шарики, ленточки… Рядом двоечник и отличник.

Стонущий от боли обидчик – что может быть ещё мелодичней?

Проверяю затвор и стреляю в упор. Иду гулять по школе…

 

Я не сатанист, не фанат металла.

Влом быть таким. Я не псих и не фрик.

Вы мне мученье доставили, но ваш час быть мишенью настал!

Везде томатный кетчуп. Мне обеспечена Вечность. В руке детонатор…

 

Я просыпаюсь рывком, покрыт испариной лоб.

Кошмар, а не сон, в кровати жарко – я шагаю во двор;

Спускаюсь в погреб, отпираю ржавый медный замок, и

Собираю ствол АК – завтра последний звонок…

Неужели не понятно, КТО и КАК программирует подобные события?

ЧТО ещё должно случиться, чтобы общество увидело реальных заказчиков и проводников подобных трагедий?

Дети не сами сходят с ума – их к этому тщательно подводят через информационное воздействие, важной частью которого являются и подобные песни, и их реклама – в том числе в центральных СМИ.

И либо мы начнём обращать пристальное внимание на то, КАКИЕ песни звучат на концертах и КАКИХ личностей пиарят с экранов телевизоров, либо аналогичные инциденты будут происходить и дальше.

Неужели кому-то не понятно, что из сотен тысяч человек, посмотревших этот или похожий клип (насилие и убийство сегодня воспеваются многими молодёжными исполнителями), найдутся тысячи, которым он очень понравится (кстати, на том же Ютубе «лайков» и положительных комментариев под клипом «Последний звонок» гораздо больше, чем «дизлайков»).

Из этих тысяч он кое-кому наверняка  понравится настолько, что они начнут искать информацию об аналогичных событиях, найдут в соцсетях соответствующие сайты или группы, контент которых построен на идеализации подобного насилия, как способе решения проблем («меня никто не любит», «со мной не дружат», «меня третируют» и т.д.), и не только подпишутся на эти сообщества, но и начнут активно комментировать материалы, общаться с администрацией этих групп.

Этих подростков начнут вести по тем же технологиям, по которым ведут людей в уже широко известных «группах смерти» и хотя бы нескольких ребят обязательно сумеют обработать до того состояния, когда они будут готовы идти и убивать…

Я знаю: обязательно найдутся (и найдётся немало!) те, кто скажет, что музыка и фильмы тут совершенно ни при чём, а во всём виноваты исключительно родители, не занимавшиеся воспитанием будущих отморозков.

Вот только в реальности детей воспитывают не только родители, но и среда, в которой они находятся. И если эта среда насквозь пропитана подобным «творчеством», которое не только не критикуется, но наоборот восхваляется в центральных СМИ, она несомненно будет оказывать деструктивное влияние на детские души.

Представьте себе такую ситуацию.

На первом этаже вашего многоэтажного дома открываются: ночной клуб со стриптизом и наркопритоном, казино, курсы квартирных воров, круглосуточный пивной бар.

Вы начинаете возмущаться и требовать их закрытия. Но на все ваши жалобы вы слышите один универсальный ответ: «Не нравится – не заходите туда! Это не для вас. Это для другой категории посетителей, которым это нужно».

И действительно: никто же не заставляет вас идти в эти клоаки! Проходите мимо! Отвернитесь и не мешайте веселиться другим!

Но вскоре выяснится, что в вашем доме резко выросло число краж, ограблений, изнасилований и драк. А в подъездах и лифтах установился стойкий запах мочи и перегара.

Конечно, можно не обращать внимания на всё это, продолжать закрывать глаза и уши, затыкать нос и быстро пробегать в свою квартиру.

Можно постоянно себя убеждать, что между этими безобразиями и конторами на первом этаже нет никакой связи.

Можно восхвалять невиданный уровень свободы, который достигнут в вашем отдельно взятом доме. Но, в конце концов, скопившееся и окрепшее зло настигнет и вас.

Но тогда может оказаться, что возмущаться уже поздно – большинство жителей к такой жизни уже привыкло и считает её единственно возможной и правильной.

И постепенно весь ваш дом превратится в один большой бедлам.

А потом жителей просто не останется: кто-то сопьётся, кто-то умрёт от наркотиков, кого-то убьют в драках или при ограблении…

«Не нравится – не смотри, не слушай, проходи мимо» –главный девиз всевозможных защитников аморальных исполнителей, воспевающих насилие и пошлость.

Но люди, поддавшиеся подобным уговорам и согласившиеся жить по принципу «моя хата с краю», рано или поздно непременно пожинают плоды своего бездействия…

ТРАВЛЯ, КАК ФЕНОМЕН ГРУППОВОЙ ПСИХОЛОГИИ

            Кадр из клипа «Последний Звонок»

Ни для кого не секрет, что среди дипломированных учителей, настоящих Учителей очень мало.

Мизерная зарплата с самого начала отбивает у интеллектуальной элиты желание идти в педагогику, создавая там отрицательный естественный отбор, а рутина среды, на 90-95% представляющая собой женские коллективы, и вовсе оставляет в педагогике или святых подвижников, или профнепригодных «урокодателей».

Чтобы в школу пошёл мужчина, надо, чтобы он на эту зарплату мог содержать семью (кстати, в пресловутой царской России учитель мог содержать семью из 5-9 человек).

Но возможности даже самого искреннего и талантливого педагога не безграничны. Требовательность педагогов часто воспринимается как несправедливые придирки.

Однако процесс обучения неизбежно связан с принуждением, преобладающим над увлечением и развлечением. И этот факт превращает среду образования в сферу конфликтов и столкновения поколений.

Помните советские киношедевры на эту тему – такие, как «Большая перемена» и «Доживём до понедельника»?

Однако конфликты бывают не только между поколениями учеников и учителей, но и в среде самих учеников.

Психологии возраста свойственна жестокость молодых, которые пока не понимают цену чужой боли и чужой жизни, не имеют моральных тормозов и демонстрируют запредельную жестокость к тем, кого выбрали объектом травли.

Буллингом (или травлей) называется процесс физического и психического насилия, террора, направленного на то, чтобы вызвать у преследуемого страх и, тем самым, подчинить его себе.

Так писал о травле известный психолог Игорь Кон.

Подвергаемый травле индивид не способен защитить себя самостоятельно. И потому он в целях самозащиты также прибегает к сознательному насилию.

Эти описания классически ложатся на все случаи, например, неожиданного бунта молодых солдат в армии, когда вдруг всегда спокойный и даже забитый парень хватает автомат и расстреливает своих сослуживцев. Или когда вдруг как бы спятивший ученик стреляет в товарищей по учёбе или педагогов.

Командиры, прокуроры и учителя потом вдруг «прозревают» и выясняют, что в данном инциденте имела место травля, на которую никто не обращал внимания…

Травля бывает нескольких видов.

Возрастная: детская, подростковая, взрослая.

По социальному статусу: вертикальная (от начальства к подчинённым) и горизонтальная (травля от «своих»).

По спектру проявления: психологическая, информационная, материально-вещественная, кибербуллинг (например, в форме смс соответствующего характера).

По фактам проявления: скрытая и открытая.

Так вот, даже по отрывочной информации об атмосфере в керченском колледже, можно сделать вывод: там присутствовали все перечисленные элементы.

Общий факт: в случае трагедии всегда выясняется, что у руководства не было обратной связи с жертвами.

Буллинг всегда легче возникает в замкнутых системах, к коим колледж относится полностью.

Система групповой психологии непременно формирует одиночек, отпавших от группы, и наличие трёх подгрупп в составе управления группой:

  • тех, кто утратил обратную связь с группой,
  • тех, кто покровительствует групповой травле, и
  • тех, кто в качестве нейтрального наблюдателя или союзника фактически поддерживает агрессора.

Таким образом, жертва оказывается наедине с агрессивной группой – на фоне равнодушных и безучастных покровителей агрессора, пассивных наблюдателей и сочувствующих жертве защитников.

По сути, это готовая гремучая смесь для психологического срыва жертвы в непредвиденное ответное насилие.

Динамика чувств жертвы следующая: сначала шок от обиды.

Потом наступает злость и обида.

Потом чувство смирения («помощи ждать неоткуда»), перерастающее в отчаянье такой силы, что за ним следует срыв…

Таким образом, трагедии всегда предшествует множество фаз, которые

а) видны,

б) длительно видны, и

в) способны быть предотвращёнными на любой фазе, предшествующей срыву.

Почему же не предотвратили?

Ответ прост: отслеживание буллинга и борьба с ним не являются приоритетными задачами, поставленными перед педколлективом.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Практика борьбы с дедовщиной в российской армии показала: когда тема появляется в фокусе общественного сознания и на ней концентрируются силы всего общества – задача решается.

В настоящее время в учебных заведениях на первом месте – учебный план и успеваемость.

Управление же конфликтами – это что-то второстепенное, размытое и неконкретное, вроде призыва кота Леопольда жить дружно.

На практике выполняется лишь то, что установлено в качестве доминанты.

Стратегия требует концентрации на одном главном направлении.

Если главных направлений два и больше – это значит, что стратегию составлял не стратег. И не будет выполнено ни одно из заданий.

Так вот, современная система образования сконцентрирована на урокодательстве.

Встраивание бывшей советской школы в Болонскую систему отодвинуло задачу формирования правильной среды обучения на второй и десятый план.

А ведь среда – это именно то, что делает обучение более эффективным.

В СССР среда была менее конфликтна в социальном плане, и потому результаты обучения были выше.

В нынешних постсоветских странах взрыв насилия в среде является отражением насилия самой среды. И там, где тонко, там и рвётся.

Но если агрессию среды взрослые выдерживают длительно, то подростки к этому не готовы.

Суицидальные срывы, сопровождаемые убийством агрессора и массовыми убийствами – это последняя стадия длительного процесса, на который никто не хотел обращать внимания.

Вот почему предотвращение травли должно стать главным социальным приоритетом работы учебных заведений – после приоритета обучения наукам.

В профилактике травли должны участвовать все: директор учебного заведения, весь педколлектив, классные руководители, сами ученики и их родители.

Работа, естественно, должна начинаться с государства.

Но оно неповоротливо и поспевает медленно.

А решать проблему нужно здесь и сейчас.

Даже ОДИН неравнодушный взрослый может способствовать тому, что ситуация может начать меняться в лучшую сторону.

Проблема возникает тогда, когда учителя и дирекция НЕ ХОТЯТ видеть и признавать факты неблагополучия среды.

Поэтому только объединением учителей, учеников и родителей можно победить насилие в учебных заведениях.

ОПАСНОСТЬ УХОДА В СОЦИАЛЬНУЮ ДЕМАГОГИЮ

Любые попытки свести разговор к общим рассуждениям типа «раньше этого не было, а вот сейчас есть» – это профанация темы.

Насилие было всегда, и проблема дедовщины в СССР (на всех уровнях) – тому подтверждение.

Да и бытовая агрессия у нас всегда была и остаётся высокой.

Посмотрите только на то, что творится в интернете в комментариях – к абсолютно любой статье. Кажется: дай людям оружие – и они начнут друг в друга стрелять!

И если даже от убелённых сединами пенсионеров полно комментариев в стиле «всех перестрелять», то что говорить о 18-летнем затравленном сопляке, который в принципе не понимает, как решить конфликт с «врагами» без участия помпового ружья…

Каждый раз, когда мы ставим вопрос об ужесточении регулирования интернета, либеральные «правозащитники» начинают орать о притеснении свободы.

Но свободы чего? Свободы пропагандировать убийства и теракты?

Для исключения подобных «колумбариев» нужна общегосударственная система воспитания в рамках морально-этических норм изложенных в Заповедях, характерных и одинаковых для любых традиционных вероисповеданий.

В нынешней же системе образования 11 лет проходят в морально-этическом вакууме!

И какой мы хотим, после такого подхода к воспитанию, результат?

Невоспитанные дети невоспитанных родителей (а точнее: аморальные дети аморальных родителей) в состоянии наплодить отпрысков уже намного худших себя и своих родителей.

И что всем нам ещё преподнесёт эта новая генерация, воспитанная на песнях Oxxxymironа и ему подобных (а другого нынешняя молодёжь практически не слушает), – страшно подумать.

Но в наших силах делать всё возможное для того, чтобы хотя бы своего собственного ребёнка не сделать духовным выкидышем.

ПОКАЗАТЕЛЬНО

Трагедию в Керчи западные политики и СМИ обошли молчанием – словно ничего не произошло.

Известный журналист-политолог Рафаэль Ордуханян заявил, что молчание это весьма показательно.

«В своё время великий американец, Эрнест Хемингуэй, сказал очень хорошо: не спрашивай, по ком звучит колокол, он звучит по тебе! Вы просто по-человечески выразите свои соболезнования, потом будете разбираться, чей Крым. Какая разница? Люди погибли!

…Это непонятный человеконенавистнический подход, деление людей на какие-то группы, на подгруппы… Это фактически неонацистское восприятие действительности. Жизнь американца ценится очень высоко, но когда речь заходит о жизнях сирийцев, ливийцев, афганцев – то они, как говорится, что есть, что нет. Керчь – лишь продолжение всего этого…

Это – нравственная, моральная точка невозврата. Это тот самый случай, когда люди постепенно теряют свой облик. Они перестали быть людьми. Они становятся нелюдями. Они не знают, как реагировать на, казалось бы, совершенно простые вещи…»

Подготовил священник Александр Каневский