МОГУТ ЛИ В СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ ВКРАСТЬСЯ ОШИБКИ?

Вопрос о каноническом авторитете Предания возник не в XVI веке, когда протестанты отвергли его, а еще в эпоху древних святых отцов.

Реформаторы лишь ясно сформулировали свою позицию: «только Писание!».

Авторитет ими признается лишь за Библией. Однако парадоксальность их утверждений заключается в том, что в самом Писании нет такой мысли.

Получается, что уже в своем главном и исходном положении они не соблюдают вводимое ими правило, ибо нигде в Священном Писании не говорится о том, что Библия является единственным источником истины.

И вопрос, который мы часто слышим – «покажите, где об этом говорится в Библии?» – хочется обратить к ним.

В Священном Писании говорится, что оно богодухновенно (2Тим 3, 16; 2Пет 1, 21), но ни в одном месте не говорится, что кроме Писания, не может быть еще другого руководства в делах веры.

Господь наш Иисус Христос учил апостолов и народ не Писанием, а словами и делами: «Многое и другое сотворил Иисус; но, если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг» (Ин. 21:25).

Божественный Учитель в течение Своей земной жизни говорил и действовал, уча примером: «Первую книгу написал я …о всем, что Иисус делал и чему учил от начала» (Деян. 1:1).

Иисус Христос также научал истолкованию Писания: «Вы слышали, что сказано древним… А Я говорю вам» (Мф. 5:21-22);

И после Своего воскресения Иисус Христос продолжал учить Своих последователей понимать смысл священных книг:

«И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании» (Лк. 24:27).

Господь давал живой пример того, ЧТО ученики должны будут делать после Его Вознесения:

«Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам» (Ин. 13:15).

Из вступления св. евангелиста Луки к написанному им Евангелию мы видим, что Предание предшествовало новозаветному Писанию, ибо оно было составлено спустя много десятилетий после Вознесения Господа:

«Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях, как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова, то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил, чтобы ты узнал твердое основание того учения, в котором был наставлен» (Лк. 1:2-4).

И в апостольских Посланиях имеются ясные указания об авторитете Предания:

«Итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом или посланием нашим» (2 Фес. 2:15).

Обратим внимание: научены посланием (Писание) и научены словом (Предание), а слово передается устами и воспринимается слухом.

В другом Послании св. апостол пишет:

«Хвалю вас, братия, что вы все мое помните и держите предания так, как я передал вам» (1 Кор. 11:2).

Из приведенного места видно, что св. апостол Павел многое преподавал не в письменной форме.

Рассматривая Предание как установленный Божественным Промыслом способ хранения Откровения, мы не можем допустить мысли о том, что в Священное Предание могли вкрасться ошибки. Такое понимание полностью согласуется с учением о Церкви. Сам Господь Иисус Христос является Главою Церкви, которая есть Тело Его, «полнота Наполняющего все во всем» (Еф. 1:22-23).

Принципиальным является вопрос о границах Предания, ибо не всё во внутренней жизни Церкви мы должны рассматривать как Предание.

«Что такое предание? Это то, что тебе вверено, а не то, что тобой изобретено; это то что ты принял, а не то, что ты выдумал; это дело не ума, но учения; не частного обладания, но всенародной передачи; дело, до тебя дошедшее, а не тобою открытое, в отношении к которому ты должен быть не изобретателем, но стражем, не учредителем, но последователем, не вождем, но ведомым. Предание говорит: сохрани. То есть талант веры кафолической сбереги неповрежденным и неиспорченным» (Преп. Викентий Лиринский).

Предание скристаллизовалось в древних Литургиях, восходящих к апостолам, в Символах веры древнейших поместных церквей (Иерусалимской, Антиохийской и др.), в Правилах апостольских, деяниях Вселенских и Поместных соборов, древнейших мученических актах, в которых записано исповедание христианской веры, в творениях святых отцов, в которых они изъясняли символы веры и излагали церковное учение, в древней практике Церкви и т.д.

Православная Церковь стремится бережно хранить апостольское наследие. Есть истины, значение которых во всей полноте открываются тогда, когда их начинают отрицать. Когда кто-либо заявляет о том, что признает только Писание, а Предание отвергает как «человеческое», как раз и начинается чисто человеческое мудрование, ибо единственным истолкователем и мерой всего оказывается человек, а не Церковь, которую св. апостол Павел называет столпом и утверждением истины (1 Тим. 3:15).

«Священное Писание, по причине возвышенности его, не все понимают одинаково, но иный толкует его так, а иный иначе, так что представляется возможным извлечь из него столько же смыслов, сколько есть голов.

Так, иначе изъясняет его Новациан, иначе Савеллий, иначе Донат, иначе Арий, Евномий, Македоний, иначе Фотин, иначе Аполлинарий, Прискиллиан, иначе Иовиниан, Пелагий, Целестий, иначе наконец Несторий. А потому-то именно, что существует такое множество изворотов крайне разнообразного заблуждения, весьма необходимо направлять нить толкования пророков и апостолов по правилу (norma) церковного и православного понимания» (преп. Викентий Лиринский).

История Церкви свидетельствует, что большинство ересей рождалось от самочинного толкования Священного Писания.

Все, о чем писал преп. Викентий Лиринский, почивший около 450 года, через 11 веков болезненно проявилось с началом Реформации.

М. Лютер и его последовали единственным авторитетом и источником истины объявили Писание. Поскольку Предание было отвергнуто, то разум отдельного верующего был признан единственным основанием в понимании и толковании Слова Божия. Субъективные оценки толкователя становятся критерием истины.

Уже в первые годы после провозглашения этого принципа начинают возникать, а, возникнув, дробиться течения, направления, независимые общины и т.д., между руководителями которых начинается непримиримая вражда.

У.Цвингли, А.Карлштадт, Ж.Кальвин, Т.Мюнцер и др. сторонники Реформации каждый по-своему понимал Писание, и на этом понимании основал собственное учение.

В дальнейшем начинается цепная реакция расколов, дроблений, отделений и проч.

И хотя сейчас образовалось целое море раздробившихся течений (почти 200 больших и малых протестантских деноминаций и множество независимых общин), протестанты все еще не осознали, что произошла трагедия: они лишились Церкви.

«Церковь же Христова, заботливая и осторожная блюстительница вверенных Её хранению догматов, никогда в них ничего не изменяет, ничего не уменьшает, ничего не прибавляет, – необходимого не отсекает, излишнего не принимает, своего не теряет, чужого не присваивает; но со всей рачительностью старается единственно о том, чтобы, рассуждая о древнем верно и мудро, если что в древности предначертано и основано, то довершать и отделывать, если что пояснено уже и истолковано, то укреплять и подтверждать, если что подтверждено уже и определено, то хранить»

(преп. Викентий Лиринский).

Иеромонах Иов (Гумеров)