Какая красота спасёт мир?

Беседа с доктором философских наук Мариной Владимировной Захарченко – заведующей кафедрой истории педагогики Санкт-Петербургской Академии последипломного педагогического образования, профессором, доктором философских наук, автором свыше 60-ти статей и трёх монографий.

— Марина Владимировна,  как Вы оцениваете состояние дел в духовно-нравственном воспитании молодежи?

В ныне действующей доктрине национального образования существует следующая позиция: «Стратегические цели образования связаны со стратегическими целями развития страны». И далее эти цели перечисляются.

К сожалению, категория «духовность» достаточно сложно находила себе путь в образовании. Долгое время она была просто вычеркнута из жизни. И до сих пор её очень по-разному трактуют.

Ведь кто-то отождествляет духовно-нравственное воспитание с религиозным, кто-то – наоборот, противопоставляет.

Лично я полагаю, что отождествлять духовное воспитание с религиозным неправильно. Но и если будем игнорировать религиозную традицию, никакого духовного воспитания не получится.

— И что Вы предлагаете?

Давайте вернемся к доктрине образования и вдумаемся в такую категорию, как «преодоление духовного кризиса».

Попытаемся соотнести её с целями образования.

В доктрине цель образования определена как обеспечение исторической преемственности поколений, сохранение и развитие отечественной культуры. Размышляя об этом, мы никак не можем пройти мимо того факта, что в 20-м веке в нашей культуре произошел серьезный разрыв с традицией.

Причем нельзя сказать, что этот разрыв произошел естественным путем. Он произошел путем жестокого насилия, которое сопровождало выполнение триединой задачи: индустриализацию, коллективизацию и культурную революцию.

В основном, мы знаем про политическую и социальную революцию. Но была ещё и революция общественного сознания.

— Но ведь в советское время тоже говорили о хорошем. Например, «семья — ячейка общества»?

  • Да, но строили её на других основаниях. Советское государство выполняло задачу построения общества без Бога. Поэтому само понятие духовности было крайне мутным и неопределённым, и связано оно было больше с представлениями о способностях человека творить произведения искусства или наслаждаться ими.

Понятие духовности отождествлялось с понятием вдохновения.

Тем не менее, когда мы говорим о «высоком», мы употребляем слова, смысл которых наиболее полно раскрыт именно в нашей религиозной традиции: добро, любовь, красота, истина, милосердие, служение…

— Кого же сегодня воспитывает школа?

  • Проблематика воспитания сегодня как следует не осмыслена. В определенной степени  она продолжает модели советского времени. Но живем-то мы уже в другое время!

Сегодня учителя жалуются, что они не могут больше воспитывать, потому что «за окном» дети сталкиваются с другим миром. И это является главной проблемой – противоречие ценностей в школе и «за окном».

Отрицательную роль играет и телевизор.

Сегодня образование не справляется с задачей воспитания личности. Ведь сердцевина личности – совесть.

Сравните определение совести в словарях В.И. Даля (1801-1872) и С.И. Ожегова (1900-1964).

У Ожегова: «совесть — это соответствие поведения человека нормам, принятым в обществе».

То есть в советское время совесть означала: быть как все.

Размышлений о природе добра и зла, о борьбе добра и зла в метафизическом смысле не было.

К примеру, «Преступление и наказание» Достоевского, затрагивающее эту тему, трактовалось больше в социальном плане, чем в нравственном.

Понятие греха вообще было исключено из программ, а если оно и появлялось, то снабжалось примечанием — «устар.» (устаревшее).

А у Даля: «совесть — тайник души человека, глубоко личностное чувство, невольная любовь к добру, стремление к истине и правде, стремление избегать зла».

Обратите внимание: здесь человек ставится выше любых общественных конвенций, что вполне соотносится с евангельским благовестием, когда одна человеческая душа дороже, чем весь мир.

Школа должна воспитывать волю к жизни на родной земле и пробуждать совесть как основу жизни.

К сожалению, эта задача осознанно не ставится в современной школе. Отсюда и результат.

— А Церковь пробуждает совесть?

  • Возвращение к традиции означает возвращение к тому типу личности, который строил нашу культуру, нашу цивилизацию.

Современной школе этот тип личности не известен. А вот в Церкви о нём знают. Поэтому сегодня важно отнестись к церковному опыту внимательно. И это, увы, один из камней преткновения.

В обращении к опыту Церкви нет никакого нарушения Конституции, так как оно не означает принуждение к исполнению каких-то религиозных ритуалов.

Принудить к исполнению веры вообще нельзя, как нельзя заставить полюбить. Замуж выйти можно заставить, а полюбить – нет.

Церковный опыт – это более чем тысячелетний опыт нашего народа! Разве можно это продолжать игнорировать?

Мы уже пытались его игнорировать на протяжении 70 лет, и в итоге получили взрыв, последствия которого преодолеваем до сих пор.

— Скажите, пожалуйста, были ли в нашей отечественной истории времена, когда система образования не имела недостатков – времена, которые можно назвать эталоном?

  • Система образования всегда имеет недостатки, как и вообще всё в нашей жизни. Вопрос на самом деле в том, выполняет ли система образования свою цивилизационную миссию.

Периоды, когда система российского образования её выполняла, были.

Были успешные решения в XIX веке, благодаря чему мы имеем образцы расцвета национального самосознания в пушкинский период, был расцвет национального образования и в начале ХХ века.

Были успешные образцы и в советский период, благодаря которым мы справились с некоторыми задачами технологической модернизации.

— Что такое православная цивилизация?

  • Сегодня никто не будет спорить, что идет процесс глобализации. Этот процесс обладает рядом признаков: интенсификация общения на бытовом уровне; распространение одинаковых технологий (которые формируются и на Западе, и на Востоке); интенсификация взаимодействия культур; миграция рабочей силы и так далее.

Но очень хитро выносится за скобки одна тема: глобализация раскалывает людей на два типа – успешных и не успешных.

Жизненной целью становится умение «успеть вскочить в уходящий поезд».

Создается ситуация соперничества за место под солнцем, за комфорт жизни и прочее.

Серьезные аналитики заметили, что процесс глобализации имеет интересную направленность – универсальная цивилизация, которая по идее должна быть целью глобализации, не формируется.

После разрушения мировой системы противостояния двух супердержав, одной из которых были мы, формируется цивилизационная структура мира – страны начинают объединяться в более крупные сообщества по культурно-историческому признаку, основу которого составляет религиозная традиция.

Говорят: западноевропейская цивилизация, исламская цивилизация, православная цивилизация, дальневосточная цивилизация.

Оказывается, мир интенсивного общения не приводит к сглаживанию различий.

Сегодня, когда Европа принимает огромное количество мигрантов из исламского мира, мы видим, что они не ассимилируются.

Более того – они не хотят этого делать.

Внутри исламской цивилизации действует мощный механизм, когда мусульмане и в другой стране продолжают продвигать свою культурную стратегию.

А мы упорно продолжаем изучать не культуру своей страны, а культуру противления.

Мы продолжаем игнорировать правду о своей культуре. Ведь на самом деле Достоевский сказал, что не просто красота, а «красота Христова спасет мир»!

Вот так – выкинули одно слово и перевернули, тем самым, всё с ног на голову.

Поэтому я не побоюсь сказать: сегодня в образовании мы как раз постоянно нарушаем Конституцию, когда под видом светскости навязываем либо атеистическую, либо либеральную идеологию.

А по Конституции у нас плюрализм идеологий.

Поэтому мы должны вернуться к отечественной традиции.

Мы обязаны знать хотя бы основы православной культуры, которая формировала культуру нашей цивилизации на протяжении многих веков…

… Мудрецы века сего придумали немало креативных слоганов  с претензией на эдакую правду жизни, которыми они обладают. Одним из таких шедевров креативной мысли  является известное «Красота спасёт мир»!

Самое смешное при этом заключается в том, что никто не может внятно объяснить, что этот слоган означает. Ведь и в самом деле: от чего может спасти красота этот безумный мир?

От войны?

От экологической катастрофы?

От хамства?

От нравственной деградации?

Сколько всевозможных конкурсов «Мисс…», дорогостоящих и помпезных, проводятся именно под этим лозунгом!

Сколько юных Лолит, в надежде понравиться какому-нибудь состоятельному дяде, учатся «правильно двигаться» и холить тело, придумывают себе имидж, вживаются в чужой образ, чтобы окончательно забыть себя, чтобы уверено штурмовать подиумы и обольщать респектабельных блудников из жюри.

Мол, вот она я! Стильная и клёвая, веселая и задорная, современная и раскомплексованная!

Давайте не будем  кривить душой и честно признаемся в том, что сущность всех этих форумов «Мисс» и «Королев» одна – помочь юным леди повыгоднее себя продать, показав «товар лицом».

Поэтому  всевозможные праздники «красоты» – это всего лишь, не больше и не меньше, эстетизированный и окультуренный рынок юных  блудниц, конечная цель которого  – продать себя подороже.

Не верите?

Тогда послушайте – о чём говорят победительницы и участницы этих конкурсов, какие мотивы для участия в них движут конкурсантками. И вы поймете – от чего может спасти мир эта «красота»: от совести, от стыда, от материнства, от целомудрия, от нравственной чистоты, а в конечном счете – от уважения к Женщине, как к Богом данной помощнице и другу.

Когда-то Мопассан сказал,  что самое ужасное отношение, какое только можно  встретить в человеческом обществе, есть отношение мужчины к проститутке, ибо в этих отношениях – самое худшее, что открывается в природе обоих: невероятный цинизм в первом, и чудовищная  потеря человеческого достоинства во второй.

Конкурсы красоты – яркое свидетельство все более усиливающегося духовного кризиса современного общества.

Это яркое свидетельство вырождения женщины, вырождения института семьи, нормальных взаимоотношений мужчины и женщины.

Это свидетельство превращения человеческого общества в стаю самцов и самок, движимых лишь инстинктами. И «цивилизованным» такое сообщество может себя называть лишь в силу того, что эти инстинкты окультурены и эстетизированы порочным разумом падшего человека.

Изучайте историю – каков был итог подобных цивилизаций в прошлом. Ведь тема узаконивания сексуальных перверсий – стара как мир.

Но исторические факты неумолимы: нравственно деградирующие сообщества неизбежно исчезали с лица земли, уступая свою территорию народам, нравственный стержень которых был сформирован тем, что сегодня мы называем семейными ценностями.

Беседовала Ольга Спешилова, газета «Кронштадтский вестник»