Как возник дарвинизм

За неполные 150 лет своего существования теория эволюции покорила умы большинства учёных мира и стала краеугольным камнем официальной науки ХХ века…

Уже в начале прошлого столетия одна из энциклопедий называла Дарвина величайшим биологом всех времен и народов. И до сего дня дарвинизм преподаётся в светских учебных заведениях как основополагающее учение о происхождении и развитии жизни на Земле…

Напомним, что согласно эволюционной модели, жизнь на нашей планете зародилась несколько миллиардов лет назад в первичных водах мирового океана, в безжизненном хаосе которого необходимые молекулы сталкивались друг с другом, в результате чего получались всё более сложные молекулы.

Так продолжалось до тех пор, пока не появилась молекула, способная к самовоспроизведению. Она-то и образовала первое живое существо…

Чарльз Дарвин полагал, что в природе существует конкуренция между отдельными особями внутри вида, выживание которого обеспечивается тем, в какой мере те самые «малые изменения» с течением времени, дают им адаптивные преимущества, т.е. способность выжить в изменившейся среде.

Дарвин и его последователи считали, что постепенное накопление такого рода «адаптивных изменений» может привести сначала к появлению разновидностей (подвидов), а в дальнейшем – и новых видов.

Дарвинисты выдвинули совершенно умозрительное, ничем фактически не подкреплённое предположение о том, что естественный отбор может носить «творческий характер».

Однако если придерживаться строгого представления о том, что такое творчество, станет очевидным, что творчество неизбежно включает в себя необходимость наличия цели и плана, по которому это «нечто» создаётся.

Даже атеисты не станут отрицать, что способность к творчеству в нашем мире присуща лишь человеку, появившемуся в конце предполагаемого процесса эволюции.

Таким образом, возникает резонный вопрос: какие разумные силы столь мудро направляли весь этот эволюционный процесс на протяжении предполагаемых сотен миллионов лет, направляя его от первой «случайно возникшей» клетки до человека?

Согласитесь: эти «разумные силы» неизбежно должны были знать не только конечный результат, но и создавать информацию, обеспечивая её хранение и передачу, а главное – давать способность организму строить и изменять «самого себя»!

Вот какие составляющие включает в себя эволюционный процесс, главным и фактически единственным фактором которого является естественный отбор, действующий на основе случайного мутагенеза…

Один из современных апологетов дарвинизма (Р. Докинз), пытаясь показать целенаправленность случайного мутагенеза, выдвинул предположение о существовании  некоторого внешнего фактора, отбирающего нужную мутационную последовательность. Однако такой фактор непременно должен обладать целесообразностью, без которого никакой творческий процесс невозможен.

И снова мы приходим к очевидному: этот «внешний фактор» заранее должен знать конечный результат, что явно противоречит доктрине дарвинизма.

Главное предсказание дарвиновской теории, основанное на постепенности эволюционного процесса, заключалось в том, что палеонтологи со временем  должны обнаружить множество переходных форм или промежуточных звеньев, связывающих старые виды с молодыми.

Однако это предсказание подтвердилось с точностью до наоборот.

В настоящее время накоплено такое огромное количество палеонтологического материала, что полное отсутствие переходных форм в летописи окаменелостей не может быть обусловлено какими-либо иными причинами, помимо той, что этих форм никогда не существовало!

Эволюционизм полагает, что чем дольше что-либо существует, тем больше шансов, что оно разовьётся во что-то высшее.

Однако на практике, за 150 лет существования дарвинизма, учёный мир констатирует отнюдь не появление и улучшение, а исчезновение и деградацию – причём как отдельных видов, так и  целых экосистем.

Пытаясь спасти учение Дарвина современные неодарвинисты даже выдвинули гипотезу о так называемом стазисе – процессе, направленном на длительное сохранение вида даже в условиях экологических катастроф. Однако при этом, создатели этой гипотезы так и не смогли внятно ответить на вопрос: почему за всё время существования жизни на Земле, бесследно исчезло не менее 95% существовавших ранее видов, так и не развившихся во что-либо высшее?

Поразительно: как много интеллектуальных и материальных жертв принесло человечество подобным химерам!

Сколько лет нужно было трудиться над заведомо безнадёжным экспериментом Миллера! Сколько сил тратится сегодня на поиск космического разума с чрезвычайно дорогостоящих орбитальных радиотелескопов!

Поистине, алхимики средневековья, пытавшиеся из смолы и грязных тряпок сварить живого человечка, не так уж глупо смотрятся на фоне современных учёных-атеистов, пытающихся синтезировать живую клетку в лабораторной пробирке!

Однако сегодня требование дать, наконец, трезвую научную и историческую оценку дарвинизму – это отнюдь не желание научной полемики. Это – жёсткое требование времени, имеющее отношение к проблеме выживания всей человеческой цивилизации.

Ведь лженаучное мировоззрение неизбежно формирует у человека искажённую систему ценностей, ложный критерий добра и зла, а, значит, – крайне негативно отражается как на нравственности отдельной личности, так и на нравственном состоянии всего общества.

Однако прежде, чем осознать всю научную несостоятельность эволюционной теории, необходимо ясно понимать социальные и научные причины её возникновения.

ПРИЧИНА ПЕРВАЯ

Дарвин жил в те времена, когда многие ученые верили в самозарождение жизни.

Считалось, например, что лягушки появляются из слизи; черви и насекомые – из среды своего обитания; вши – из старого грязного белья.

Известен был и вполне «научный метод» возникновения мышей. Для этого требовалось кучу тряпок в углу сарая пересыпать пшеницей и ждать 21 день.

Христианский учёный, основоположник современной микробиологии и иммунологии Луи Пастер (1822-1895), однажды сказал:

«Потомки наши в один прекрасный день от души посмеются над глупостью современных нам учёных-материалистов. Чем больше я изучаю природу, тем более изумляюсь неподражаемым делам Создателя».

Кстати, именно Луи Пастер положил конец этому мракобесию и открыл закон биогенеза, суть которого можно выразить одной фразой: жизнь может возникнуть только из жизни!

ПРИЧИНА ВТОРАЯ

Во времена Дарвина ещё не были сформулированы основные  фундаментальные законы природы.

Впрочем, для полного разгрома теории эволюции вполне достаточно одних законов термодинамики, в соответствии с которыми:

а) Вселенная не возникает из ничего и сама себя породить не может (1-й закон);

б) с течением времени во Вселенной постоянно растёт уровень энтропии (хаоса), но никак не порядка, а все естественные процессы двигаются в сторону самораспада, т.е. от сложного – к простому, а не от простого к сложному, как этого требует теория эволюции (2-й закон);

в) энергия, сама по себе, не повышает порядок системы – для этого нужна информация, т.е. необходим интеллект, внешнее разумное воздействие на систему (3-й закон).

ПРИЧИНА ТРЕТЬЯ

 Дарвин жил в те времена, когда крайне скудны были знания и о клеточном строении организмов, и о невероятной сложности самой клетки.

По большому счёту, для того, чтобы навсегда забыть о теории эволюции, достаточно достижений одной только современной инженерной генетики, которая прямо говорит нам о том, что между видами существует глубокая, непереходимая генетическая пропасть.

Все достижения в области микробиологии и генетики свидетельствуют: изменить генетический код клетки любого вида живого существа в сторону её усложнения невозможно в такой же мере,  в какой невозможно создать золото из глины!

Иными словами, внутри конкретного вида самопроизвольно могут протекать лишь процессы деградации, но отнюдь не эволюции!

Дарвин и его последователи так и не нашли ни одной переходной формы, подтверждающей их гипотезу. Поэтому единственным местом на земле, где ещё можно увидеть генеалогическое древо и генеалогическую колонну, по-прежнему остаётся школьный учебник по биологии.

ПРИЧИНА ЧЕТВЁРТАЯ

Во времена Дарвина можно было произвольно назначать время жизни Вселенной.

Дарвин, конечно, не знал, что почти 90% всех современных методов геохронологии указывают на относительно молодой возраст Вселенной, в течение которого эволюция просто немыслима.

На протяжении всего прошлого века атеистическая наука призвана была всемерно поддерживать в общественном сознании материалистическое мировоззрение.

По этой причине, всё то, что мало-мальски шло вразрез «линии партии», эволюционисты попросту отметали, как «порождение идеализма».

Логика здесь была предельно проста: если сегодня эволюционные процессы наблюдать нельзя, значит, они имели место в прошлом – на протяжении миллиардов лет.

ПРИЧИНА ПЯТАЯ

Дарвин ничего не знал о безуспешных попытках учёных ХХ века синтезировать даже самую простую форму жизни из неорганической материи.

Отчаянные эксперименты Миллера, собственно говоря, были направлены на то, чтобы доказать существование главной «священной коровы» эволюционизма – случайности. Действительно, «случайность» в эволюции – это своего рода божество, дающее толчок.

Однако, если эволюционист – учёный, он должен признавать существование закона, в соответствии с которым эта самая эволюция существует.

Безусловно, в природе существуют и случайные процессы, но не они определяют тенденцию.

Говоря языком биологии, случайные процессы – это «шумы», погрешности, мутации.

Вообразите себе, что было бы, если бы такие случайности привели к изменению, например, гравитационной константы! Существовала ли бы вообще тогда Вселенная? Если же Вселенную и жизнь в ней создала цепь случайных процессов, то значит они, будучи следствием каких-либо причин, имеют своей первопричиной хаос!

Однако хаос не может породить порядок и установить закон. А ведь именно фундаментальные законы природы и доказывают, что во Вселенной царит отнюдь не хаос, а чёткая и точная закономерность, которая описывается самыми различными законами (физическими, химическими, биологическими и др.).

Тем не менее, школьный учебник по физике упоминает об экспериментах Миллера по синтезу аминокислот и белков в условиях предполагаемой первичной атмосферы земли, умалчивая, однако, о реальных результатах этих очень сложных и недешёвых экспериментов. А ведь они весьма показательны!

Миллер пропустил разряды электричества в 60 тысяч вольт через кипящую смесь воды, метана, водорода и аммиака. Как и следовало ожидать, продукты реакции тут же разлагались её обратным ходом.

Тогда Миллер использовал холодильный сепаратор, позволявший быстро удалить продукты из зоны реакции. Впрочем, тут сразу же напрашивается вопрос: какой такой «слепой случай» в условиях первобытной земли создал бы столь оригинальный аппарат?

А ведь без этого самого сепаратора  эксперименты Миллера вообще не дали бы никаких результатов!

Так вот, в результате экспериментов Миллер получил клейкую дегтеобразную смесь, из которой удалось выделить лишь две простейшие аминокислоты.

Другие аналогичные попытки создать живую клетку также успехом не увенчались…

Священник Александр Каневский