КАК ОБУЗДАТЬ ВРЕМЯ

Сегодня 24 часа проходят так же быстро, как раньше проходили всего 16…

Сокращение времени, которое мы все сейчас ощущаем – реальный факт, который не противоречит Евангельским предсказаниям. Священное Писание предупреждает что в последние дни время сократится: «Если бы Господь не сократил тех дней, то не спаслась бы никакая плоть; но ради избранных, которых Он избрал, сократил те дни» (Мк.13:20). А преподобный Нил Мироточивый предсказывал: «День будет вращаться как час, неделя – как день, месяц – как неделя и год – как месяц».

Время летит быстрее – намного быстрее, чем раньше. Вы заметили это?

Нам некогда почитать книгу, нет времени подумать о своём, встретиться с близкими друзьями.

Не остаётся времени даже на то, чтобы побыть с детьми и перед сном не спеша пройтись по улице.

Учёные даже стали замерять сокращение времени (хоть и нелегко измерить то, что служит мерой всего сущего). Тем не менее, неведомо по каким расчётам, учёные пришли к выводу, что сегодня 24 часа проходят так же быстро, как раньше проходили всего 16.

То есть мы уже потеряли третью часть времени своей жизни или половину того времени, в течение которого мы находимся в активном состоянии.

Но не только учёные указывают на это – отцы, подвизающиеся в пустынях Святой Горы, отшельники наших дней, говорят то же самое: время сегодня течёт намного быстрее, чем раньше, а уж их-то трудно обвинить в психологической субъективности, вызванной социальными изменениями…

Скорость всех процессов возросла, но, тем не менее, время сократилось – происходит обратное тому, чего следовало бы ожидать!

Так, вопреки всей научной логике, идеологи теории прогресса оказались большими лжецами.

Не внушали ли они нам в прошлом веке, что научный и технологический прогресс приведут к тому, что машины заменят человеческий труд и потому времени станет больше?

Да, стиральная машина сегодня облегчает труд женщины, но сейчас она намного сильнее страдает от стресса из-за нехватки времени, чем тогда, когда полоскала бельё в реке.

В прежние времена люди передвигались медленно и чинно действовали во всём, что им доводилось делать в течение дня и в течение всех дней своей жизни.

Они начинали день утренней молитвой и заканчивали вечерней, за столом читали «Отче наш» и не приступали ни к чему, не осенив себя крестным знамением.

То есть человек во всякое время и на всяком месте находил свободную минуту, чтобы сказать слово Богу и, как ответ, получить в душе уверенность, что он не один.

Его жизнь была тяжёлой (намного тяжелее, чем наша нынешняя жизнь), но она доставляла ему чувство удовлетворённости и полноты.

Мы с вами живём в тёплых жилищах, построенных не собственными руками. Нам их построили.

Мы не заготовляем дров, не копаем колодец, не носим воду в вёдрах, не стираем бельё в реке, не пашем, не жнём, не ухаживаем за скотиной, не шьём себе одежду.

Еду и одежду мы покупаем в магазинах. Нам включают на зиму отопление, в кранах течёт горячая и холодная вода, наши дома освещены электролампами и практически в каждом доме сегодня есть холодильники и стиральные машины, которые выдают бельё уже почти сухим.

У многих из нас есть посудомоечная машина, кондиционер и автомобиль. Каждый имеет мобильный телефон, и многие молодые люди сегодня совершенно не понимают, как можно написать реферат, курсовую или дипломную работу без Интернета.

Тем не менее, мы все куда-то бежим и хронически куда-то опаздываем.

И даже совершая свою молитву (у кого имеется для этого рвение), ум наш, как правило, не заключён в словах молитвы. Он мчится вперёд, он вперяется в попечения нынешнего дня или находится в «мечтательном парении» прекрасного далёка.

А когда принимаешься за что-нибудь, то тебе даже не приходит на ум, что нужно перекреститься, потому что ты уже думаешь о чём-то другом, – да в конце концов, это и не вписывается в окружающую обстановку. Как будто Бог должен следовать за миром, подражать ему, а не наоборот…

Современный человек страшно одинок в этой повседневной суете. Он прячется от Бога и пытается максимально дистанцироваться от людей, потому что они требуют самого бесценного в этом мире – внимания, а значит – и времени, которого у нас никогда нет.

И потому каждый из нас практически не живёт настоящим. Мы или «живём воспоминаниями», или, вытянув шеи, смотрим вперёд, питая иллюзии, что вот-вот мы «немного разгребёмся», вот-вот что-то закончим и вот тогда… успокоимся и сможем, наконец, жить спокойной размеренной жизнью, в которой будет иметь место и полноценный здоровый сон, и режим, и молитва, и общение с родными и любимыми.

Но практический опыт собственной жизни нас тут совсем не радует.

Уж сколько раз мы и «разгребали», и «заканчивали», но вожделенный покой и размеренность так и не наступали. На смену старым «завалам» приходили новые, на месте одной решённой проблемы возникали сразу две новые, и так – до сегодняшнего дня.

Но иллюзии, что «ещё немного, ещё чуть-чуть» – и я успокоюсь – не проходят. Как не приходит и понимание того, что время, когда «все проблемы будут решены» наступит только тогда, когда кривая на электрокардиографе, отражающая работу нашего сердца, выровняется в линию. А, значит, жить надо здесь и сейчас – планируя собственную жизнь, насильно отрывая себя от «очень срочных» дел и также насильно заставляя себя «медитировать» на падающие с деревьев листья и не спеша бродить по парку – так, словно вы не знаете, как вам «убить» ближайший час…

Глобализация настраивает наше общество на 24-часовой режим работы – финансовые рынки не дремлют, заводы работают круглые сутки, торговля ведётся от рассвета и до рассвета.

Архитекторы современного общества, биотехнологи человечества, подчинённого машине, возомнили, будто человек, подобно детали, может быть обработан настолько, что дойдёт до состояния робота – программируемого компьютера, который будет оперативно отвечать на команды системы.

И принялись за этот проект, почти доведя западного индивида до заданных требований. Но всё же природу человека им не удалось изменить полностью.

Отчуждённые от собственной души в мире машин и информации, люди страдают, не понимая почему.

Большинство из них и вовсе не знает, что у них есть душа. Как же тогда они смогут распознать её и понять её страдание? Они подобны больному, у которого что-то болит, но он не может понять – откуда проистекает его недомогание.

Страдание, которое испытывает большинство людей и которое заставляет многих бросаться в водоворот всевозможных грехов, тесно связано с болезненным истечением времени, причина которого – болезнь ума современного человека, глубокие деформации его духовно-душевной сферы.

Современный человек не сообразует свою жизнь с Богом – Источником времени и его Повелителем.

В этом, пожалуй, заключается самый великий парадокс всей этой общепланетарной гонки за временем: мы пытаемся справиться со временем, не обращаясь к Тому, Кто только Один имеет над временем власть и, следовательно, Единственный, Кто может предоставить нам необходимый временной ресурс.

В этом заключается и ответ на вопрос: почему раньше, в отсутствие всех нынешних благ цивилизации, человек жил размеренно и «всё успевал». Причём не только успевал, но и чувствовал себя куда более счастливым, чем чувствует себя нынешний обладатель «айпада» последней модели и двухнедельной путёвки в Египет «всё включено».

Люди из прошлых эпох сообразовывали свою жизнь с Богом – и получали от Него всё необходимое для жизни временной и вечной.

Современный человек замкнулся на себе самом – и превратил собственную жизнь в ад – то есть создал цивилизацию, в которой нет места Богу. А там, где Бога нет – там зазеркалье подлинной жизни. Там и время идёт по-другому, там по-другому оценивается добро и зло, там не может быть подлинной радости и счастья.

И живут в этом зазеркалье огромные сообщества людей-одиночек, каждый из которых до предела внутренне опустошён и изнемождён.

И чем больше мы бежим, тем более одинокими себя чувствуем.

Здесь начинается порочный круг.

Ибо чем более одинокими мы себя чувствуем, тем тяжелее нам выносить мучительное течение времени, уже не находящего своего смысла и радости. И мы, как в песок, прячемся в работу, во всяческие обязанности и хлопоты, а в немногие минуты отдыха, когда остаёмся наедине с самими собой, нам становится ещё тяжелее, и мы уходим в телевизор и интернет.

Мы с головой ныряем в бездонное море новостей, сенсаций, чужих судеб и интриг – чтобы накормить себя острыми чувствами и эмоциями – чтобы ни на секунду не остаться наедине со своей совестью, чтобы не почувствовать холодный мрак пустой души, в которой уже ничего не осталось живого и настоящего.

Нам уже давно легче и привычнее жить жизнью придуманных киногероев и, за неимением собственного мнения, слушать советы психологов, косметологов и прочих «специалистов» – таких же заблудших слепых поводырей слепых…

Остановитесь на миг в этой гонке пустоты! Нам надо обрести своё потерянное время и возвратить его вновь.

Как?

Прежде всего, как можно чаще приходя на божественную литургию. Душа начнёт оживать и наполняться благодатью – главной движущей силой в этом мире.

Нужно приобретать своё время, терпеливо стоя на исповеди. Ведь грех – это главный виновник сокращения времени нашей жизни. Бог не даёт нам больше времени, чтобы мы ещё больше не углубляли грехов, в которых пребываем.

Нужно приобретать время, как можно чаще беседуя с Богом в течение дня – короткими, горячими призывами: «Боже, милостив буди мне грешному», «Господи, помоги!», «Господи, вразуми!», «Господи, помилуй!».

А ещё помните о том, что телевизор – самый большой хронофаг (пожиратель времени: от др.-греч. хρόνος – время и φᾰγω – пожираю) за всю историю мира. Он в среднем съедает у человека по 3,7 часа времени в день.

У стариков и детей – ещё больше.

Бог приостановит для нас время, если мы станем чувствительными к несчастью и боли друзей, родных, соседей и вообще незнакомых нам людей, которым больно, которым плохо – намного хуже, чем сейчас нам.

Мы гарантировано обретём время – когда с помощью благодати Божьей начнём исправлять свои духовно-душевные деформации, когда в наш внутренний мрак постепенно начнёт проникать Свет Христов – и мы начнём видеть себя такими, какими нас видит Бог. И будем учиться принимать себя, жить с собой – в соответствии с нашими естественными ритмами, о которых мы пока даже не подозреваем.

Во всяком случае, чем раньше мы начнём задумываться об этом – тем лучше. Ведь мы не знаем, каким образом и как ещё долго именно на нас будет распространяться долготерпение Божие.

В ТЕМУ

В 1962 году Мишель Сифр – французский учёный-спелеолог – провёл серию хронобиологических экспериментов «Вне времени», в ходе которых он длительное время находился в пещере – в одиночестве, без часов – и изучал субъективное ощущение течения времени.

С поверхностью Сифр имел телефонную связь и сообщал о каждом своём пробуждении, укладывании в постель и о том, сколько в данный момент, по его мнению, времени.

Кроме того, два раза в «сутки» он должен был сосчитать до 120-ти за 2 субъективных минуты. Эксперимент закончился 14 сентября, в то время как Сифр думал, что ещё только 20 августа.

А «субъективные сутки» Сифра составили около 32 часов (постепенно он вышел на комфортный для себя суточный цикл: 12 часов сна и 20 часов бодрствования).

Священник Александр Каневский

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!