ИСПОВЕДЬ РУССКОГО АЛКОГОЛИКА

Самое трудное – проявить решимость к трезвому образу жизни.

Мысль об этом я отгонял со страхом, т.к. алкоголь пропитал всю мою сущность, тело и душу.

Весь мой быт был связан с питьем. Встречи, проводы, праздники, сдача, приемка, юбилеи и просто плохое настроение – все это всегда сопровождалось обильными «вливаниями». Для того, чтобы изменить свою жизнь и проявить решимость встать на путь трезвости, алкоголику надо ясно осознать, что перед ним неумолимо встал выбор: либо он продолжает пить и, тем самым, опускаться все ниже и ниже, либо решительно прекращает общение с «зеленым змеем».

На первом пути человека неминуемо ожидает потеря семьи, остатков здоровья, хорошей работы и деградация. В конечном счете, он оказывается на самом дне общества, умирает, как личность, становясь хуже скота, а далее – смерть физическая.

Второй путь – абсолютная трезвость, восстановление пошатнувшегося здоровья и работоспособности.

На этом пути бывший пьяница приобретает силы преодолевать жизненные затруднения и решает накопившиеся проблемы в семье и на работе.

Из своего многолетнего опыта борьбы с пойлом, а также из опыта таких же больных алкоголизмом, как и я, ответственно заявляю: третьего пути нет.

Подавляющая часть больных не хочет признавать, что они больны. Они говорят, что могут бросить пить в любой момент, если захотят. Но это только отговорка. На самом деле они отгоняют пугающую их мысль об абсолютной трезвости.

Другая группа больных соглашается, что они больны алкоголизмом и даже делают попытки лечиться, но это не лечение, а его имитация, не дающая положительных результатов.

Их беда в том, что они не хотят расставаться с алкоголем, считая его незаменимым средством. Они говорят: мы хотим лечиться, пусть нам помогут. Посещают лечебные заведения, обращаются к врачам, экстрасенсам, всевозможным «целителям». Родственники помогают им материально и морально в их стремлении вылечиться, но беда заключается в том, что мысли об алкоголе не отступают от них. Их лечение прерывается очередными срывами в запой, и опять все начинается сначала: домашние ссоры, больница, небольшой срок прерывания алкоголизации и… опять срыв в запой.

И так без конца.

Подобное лечение приводит в отчаяние и самих больных, и их родственников. Между тем, именно родственники больного могут помочь ему принять, наконец, это трудное решение — изменить жизнь.

Надо твердо, без всякого потворства, поставить его перед страшным выбором: либо ты с водкой, но без нас, либо с нами, но без водки.

Пусть задумается.

Или он продолжает создавать «жизнь адову» себе и семье, тратя с трудом заработанные деньги на пойло, лишая родных покоя, а детей трезвомыслящего отца, и хоть какого-то достатка в доме. Или…

Надо лишь суметь сказать ему об этом выборе. Сказать так, чтобы он поверил: семья поддержит. И сказать так, чтобы он, приняв сказанное как приговор, не пустился с горя во все тяжкие, в никуда, на погибель…

Оставшиеся на этом пути продолжают свое движение к погибели с разными скоростями. Самую медленную скорость выбрал я.

Подшившись, я наивно полагал, что получаю гарантию трезвости и в ближайшие пять лет пить не буду.

Однако о тех трудностях, которые ожидали меня, я и не подозревал…

УХАБЫ ТРЕЗВОСТИ

«…и мертвым было благовествуемо…» (1 Пет 4:6)

Русская поговорка гласит: «Готовь сани летом». Подобно этому и к трезвому образу жизни надо готовиться заранее. От незнания трудностей, которые тебя ожидают, новоиспеченный трезвенник набивает все новые и новые шишки.

Говорят, знал бы, где упаду, соломки бы постелил. Вот об этой соломке я попытаюсь рассказать.

Первый ухаб трезвости – это здоровье.

Как говорил М.Жванецкий, «конфликтует тело с организмом».

Центральная нервная система начинает работать в режиме перегрузки, начинаются сбои всех систем организма. Неготовность жить без допинга вызывает перепады давления, резкие изменения в сердечной деятельности, раздражительность, уныние.

Болезни, признаки которых наблюдались во времена перерывов между запоями, принимают хронический характер. И в это время необходима помощь опытных врачей, которые помогут пройти период адаптации с наименьшими потерями для здоровья.

Если бы я тогда знал, что Православная Церковь всегда готова помочь справиться с этими, да и с любыми другими трудностями!

Но это был 1981 год. Церковь в моем сознании еще не занимала того места, что ныне.

Второй ухаб трезвости – это твои ближние.

Только у тех, кто боролся за тебя, ты получишь сочувствие и какое-то понимание проблем, которые навалились. Остальные встретят тебя с недоверием, подозрением и осторожностью.

Едва я вышел на работу — мой начальник устроил мне взбучку. Настроение было мерзопакостное. Друзья-собутыльники встретили меня, как гроб с телом. Соболезнование и печаль на лицах, не хватает траурных повязок. Радость — только на лице жены, которая увидела свет в конце туннеля.

Когда слышишь намеки друзей-собутыльников о своей неполноценности, приходишь в уныние. Развязывать узлы домашние, рабочие и другие, которые накопились за время пьянства, и вновь приобретенные, в связи со своим новым состоянием, бремя нелегкое, иногда кажется, невозможное — душа начинает просить залить ее, чтоб в ушах забулькало. Одно удерживает — подшивка.

Третий ухаб трезвости — это место, освободившееся после отказа от алкоголя.

Для удовлетворения своих страстей человек прибегает к другому наркотику (транквилизаторы, опий, снотворное лекарство, средства обезболивания и наркоза, кофеин, кокаин, эфедрин, гашиш, марихуана и многие другие), применение которого не так заметно для окружающих, но зато очень быстро засасывает человека в новую и такую зависимость, что на жизни своей может он ставить жирную точку.

За короткий промежуток времени такой человек становится инвалидом и умирает.

Четвертый ухаб трезвости — это реализация своих страстных желаний.

Здесь вариантов много.

«Трудобесие» — когда человек весь уходит в работу, в приусадебный участок, в дачу. Однако этот трудовой процесс со временем приобретает уродливую форму и ближним становится не в радость, обретая черты непомерного стяжательства.

Другой вариант — блуд, который приносит несчастье всем окружающим. И душа бывшего пьяницы опускается в еще более страшную яму, чем алкоголизм. Что постигло и меня.

По истечении 10 лет трезвой жизни жена сказала: «Лучше бы ты пил как раньше, чем блудил как сейчас».

Каков бы ни был выплеск страсти — в азартных играх, непомерной любви к футболу, в оглушающей рок-музыке или еще в каком-ни будь пороке, эта печаль будет горше первой. На мне сбылись слова Господа Иисуса Христа: «И бывает для человека того последнее хуже первого» (Мф 12, 45).

Пятый ухаб трезвости — мысль о том, что ты излечился.

10-летие трезвости привело меня к мысли, что я могу выпить. И после первого бокала вина — этих десяти лет как не бывало!..

Новая пьянка, но уже до полного одурения, от которой и врачи слабо помогают.

Пьянка без начала и конца, когда одно похмелье сменяет другое. Начинаешь понимать, что попался в сети, что никакого исцеления я не получил и теперь пью не только сегодняшнюю водку, но и ту, о которой мечтал все это десятилетие.

Приходишь к мысли, что погибаешь, и опять… тупик.

Вечный русский вопрос — что делать? А мне всего тридцать семь лет.

ШКОЛА ОККУЛЬТИЗМА

«Не обращайтесь к вызывающим мертвых, и к волшебникам не ходите, и не доводите себя до осквернения от них» (Левит 19:31)

Поиск выхода из тупика, мысль начать жизнь сначала — все время вертится в голове. Но другая мысль — груз греха, накопившийся за много лет, не дает этого сделать. Ищешь развязки быстрой и эффективной.

Вокруг меня, преуспевающего бизнесмена, появляются неординарные личности — экстрасенсы, астрологи, оккультисты, целители, теософы и прочие, которые, как мне казалось, обладают сверхъестественными способностями и дарами.

И, вот, при духовном голоде и религиозной безграмотности — заглатываю эту наживку, даже не догадываясь, куда меня понесло и в каком месте выплыву.

Начинается новая жизнь, школа оккультизма и теософии. Самовольное проникновение в невидимый мир. Не нашлось рядом человека, который бы предостерег, предупредил. Знание и опыт, которые они мне давали, казались ошеломляющими.

Мне, в духовной жизни тогда неопытному и безграмотному, это казалось какой-то сверхнаукой. Хотя, в то же время, как человеку житейски опытному — мне было видно, что они многое скрывали и частенько смолкали, когда разговор заходил о чем-то, вероятно, для меня запретном.

Через некоторое время меня так затрясло, что я в панике побежал к приятелю, который мне был известен, как православно верующий. С ним я поделился своими бедами. Он потащил меня в церковь, где я исповедался и причастился Святых Христовых Тайн.

Что тут началось!

Мой учитель по «устройству и истории вселенной видимой и невидимой», кандидат физико-биологических наук, прибежала и закричала, чтобы я и другие православные не молились, потому что наши молитвы, которые она видела в виде сгустков энергии, достигают небосвода и невидимые для нас (но видимые для нее) создания, по внешнему виду похожие на человека (я сразу подумал об Ангелах), хватают эти сгустки энергии и куда-то уносят.

И ей сказали (но кто — об этом она умолчала), что если мы, православные, не перестанем молиться, то солнце сойдет со своей орбиты.

Другой учитель, кандидат математических наук, напротив, вдруг ринулся в Православие, как обычный прихожанин, хотя до этого представлялся посланником Бога и одним движением глаз, как сам объяснял, «загонял (прости меня, Господи!) в стакан самого Господа Иисуса Христа!», «освобождал от грехов» и занимался «диагностикой интеллекта».

А наш главный астролог очень заинтересовался моей судьбой. Но…

Неожиданная развязка наступила у меня дома.

Когда собрались у нас все эти люди, пришел мой православный приятель. Он зажег свечу, прокадил ладаном, достал из сумки черную книжечку и начал молиться.

Мой физико-биолог комментировала происходящее: «От икон полил свет, около икон появились невидимые для вас образы святых, которых призывает в своей молитве ваш приятель, от него стал излучаться свет…» Она нервно заерзала в кресле и принялась вдруг истерически смеяться. Тогда мой приятель сказал ей: «Да ты – бесноватая».

Истерический смех не прерывался. Приятель спросил меня: «Ты со мной или с ними?»

Я ответил, что с ним.

В этот момент я ощутил, как во время его молитвы мой нательный крест сильно потяжелел, а воздух в комнате как будто разрядился, и появился шум в ушах.

После этого моя экстрасенсорная «семинария» завершилась. Я почувствовал то, что искал всю свою жизнь — Свет, который потерял в юности своей.

Позже я понял, что нечистая сила (энергия), которой пытаются пользоваться экстрасенсы, белые маги и другая нечисть — не от Бога, что их способность видеть и слышать нам невидимое — из той же колоды психозов, что был у меня в 27 лет, и что они эту способность приобрели в результате серьезных нервных потрясений (смерть единственного сына или уход мужа, непризнание научных достижений или провал карьеры).

А один из моих знакомых, как потом оказалось, был потомственный колдун и получил все свои способности во время смерти бабки, когда из умершего тела бес со всеми этими способностями переселился в тело будущего колдуна. В Православии это называется одержимостью бесами.

Мое активное обращение в Православие, конечно, очень больно ударило по всем этим «сверхлюдям». Например, физико-биолог пришла ко мне в фирму и, с испугом глядя на меня из-за стола, дрожащим голосом просила уволить ее с работы.

Итак, жизнь продолжается…

СВЯТАЯ ЦЕРКОВЬ

«… ищущие Меня найдут Меня» (Притчи 8:17)

«Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф 11:28)

Все, что не получалось у меня без Церкви, должно было наверняка получиться в единой Святой Соборной Апостольской Церкви.

Церковь, где частая исповедь и Причастие, и безоглядное познание основ Православной веры, помогли мне перебежать из окопов врагов Божиих, где колдуны, экстрасенсы и другая нечисть, по полю духовной брани, в окопы Православные.

Но до воина Христова мне было еще далеко.

Мое тело было изранено болезнями — последствиями моей греховной жизни, постоянным нарушением Божиих заповедей. О душе было говорить рано, настолько она была повреждена, но при первых проявлениях благодати Божией она трепетала, стонала и плакала.

Из окопов воины Христовы перенесли меня в тыл залечивать свои раны, как телесные, так и душевные.

Начало лечения дало неприятное открытие, что во мне сидит бес, может быть и не один, но голос постоянно подавал только один. Когда я ехал утром в метро на Литургию, он так нагло хрюкал на весь вагон, что мне приходилось закрывать нос. Когда я себя ограничивал в курении (а курил я много), он начинал жалобно пищать и уменьшаться в размерах.

Понимая, что надо двигаться только вперед, иначе победы не видать, я с настырностью, которая была присуща мне всегда и в безверии, стал причащаться по два раза в неделю. (Только потом я узнал, что частоту причащений может установить духовный отец, или, за неимением такового, любой другой священник твоего прихода, у которого ты исповедуешься).

И только через полгода такого интенсивного труда покаяния, лопнул панцирь, который сковывал мою голову, вызывая сильную, нестерпимую головную боль. И однажды я почувствовал то состояние, как в юности, когда узнал, что смерти нет.

Я шел по большому полю из храма вмч. Дмитрия Солунского и радовался, как ребенок. Перед этим произошло еще одно радостное событие — из меня выскочил бес, не выдержав моего упрямства.

Придя в себя, я вдруг увидел мир другими глазами.

Передо мной были не как прежде гордые, заносчивые, блудливые и тому подобные люди, а просто люди с глазами, более глубокими, чем раньше и почему- то все очень приличные и хорошие. Тогда-то я и понял, что это не я видел людей такими плохими, а бес, который во мне сидел.

Лечение моих телесных, душевных и духовных недугов в Церкви проходило, к сожалению, не так гладко, как бы хотелось. Оставалось много болезней. Ни одна из них не хотела отступать без боя. К медицине перестал прибегать, надеясь на свою веру и на чудесные исцеления, но этого не произошло. Я понял: нужна многолетняя тяжелая работа над собой.

Как сказал Свет мне в юности: «Следи за собой». Я осознал всю глубину этих слов, услышанных тогда в моей комнатке-крепости только теперь.

А как же на фронте борьбы с алкоголизмом?

Тут тоже неприятности. К Церкви я пришел подшитым «эспералью», что было рассказано моему, как мне виделось, опытному приятелю, который тут же прочитал мне проповедь, что вино не виновато, что подшивка, которая во мне сидит, это бес в теле и мне нужно от нее избавиться.

Все его слова я принял с радостью и, настояв, уговорил врача вырезать подшивку. Наступил Новый год.

За праздничным столом были только православно-верующие. Я выпил немного и захмелел, но тяги напиться не ощущал. Однако, приехав домой, почувствовал нестерпимое желание еще хоть немного выпить. После недолгих угрызений совести, я выпил коньяка…

Очнулся только на следующий день с чувством тяжелого похмелья…

Как же так? Только что исповедался, причастился, и на тебе — напился, как свинья!

Три дня мучился от нестерпимых болей, приливов и отливов, которые преследуют закоренелого алкоголика после срыва трезвого образа жизни. До начала Великого поста вся жизнь протекала в борьбе между желанием исповедоваться, причащаться и вести трезвый образ жизни и — желанием выпить. И эта борьба протекала с переменным успехом.

Наступил Великий пост.

Как исправный христианин, я регулярно посещал храм — как в будни, так и в воскресные дни. Желание выпить не возвращалось. Святую Пасху встречал с друзьями, стоя на богослужении у раки преподобного Сергия Радонежского в Свято-Троице-Сергиевой Лавре. Радости не было конца, хотя жажда курения одолевала. Даже трудно, страшно себе представить, что после смерти эта жажда усилится, т.к. не будет иметь выхода, и гореть мне той жаждой вечно, если не брошу и не пересилю эту наркотическую зависимость до своей смерти. Дай мне, Боже, с помощью Церкви и Святых Таинств, которые Ты дал Церкви, исправиться и быть готовым к часу смертному и Твоему Страшному Суду!

С такими мыслями я возвращался домой из Сергиева Посада.

АЛКОГОЛИЗМ – ОН И В АФРИКЕ АЛКОГОЛИЗМ

Приехав домой в Питер с радостной мыслью, что алкоголизм побежден, и вина я не выпью больше ни грамма, я продолжил свой путь в Православие. Впереди была ясная цель познания правды Божией, но мой путь омрачило одно происшествие.

Ко мне в гости пришли православные друзья, чтобы отметить окончание поста и светлый праздник Пасхи – начало сплошной седмицы. Пришли они с вином. Помолились, освятили стол. На мой отказ от вина все гневно стали осуждать меня, говоря, что зло не в вине, а в неумеренном его употреблении. Я согласился с ними и выпил. После их ухода желание выпить еще и еще меня уже не покидало, став, наконец, нестерпимым. Ни страх Божий, ни мысли о недопустимости пьянки удержать меня не смогли. И все покатилось по старому руслу…

Я постоянно убеждал себя, что вино благословлено Богом, что зла в нем нет, а зло во мне – зло, которое я должен победить. Неумеренное желание победить себя приводило к очередным срывам, и в итоге — привело к полной потере здоровья и инвалидности.

НАИВНОСТЬ НЕ ЗНАЕТ ГРАНИЦ

К старым болезням прибавлялись новые.

Печень отказывалась работать, что закончилось операцией и удалением желчного пузыря. Щитовидная железа тоже отказалась участвовать в экспериментах и заболела острым струмитом. Это привело организм на грань смерти. В течении пяти дней душа готова была расстаться с телом, но непрерывная молитва о помиловании отвела костлявую руку смерти.

Знакомый врач откровенно сказал, что мне осталось жить месяца три…

Однако кто познает Промысел Божий!

После исповеди и Причастия, которое я принял с верой и упованием,  ученые мужи Академии им. Мечникова были просто обескуражены результатами радиоактивного исследования моей щитовидной железы — признаки болезни исчезли!

Я был выписан — и возблагодарил Бога за чудесное исцеление. После этого происшествия на протяжении полтора лет я еженедельно исповедовался и причащался. Правда, множество болезней, для перечисления которых не хватило бы страницы, остались и трудно поддавались лечению. Это был тяжелый крест, который надо было нести. И все же, несмотря на болезни, было и много радостей, которые дарили мне братья и сестры во Христе.

Сознание того, что я — частица Вселенской Христовой Церкви, глава которой Иисус Христос — вселяло в душе радость сокровенную и тихую, но такую, что не перестает никогда, делая человека сильнее как физически, так и духовно.

Благодать Божия, которая ощущалась явно, помогала мне нести свой крест.

Через полтора года у меня появилось полное ощущение, что от алкоголизма я излечился. Я родился в день Казанской иконы Божией Матери – 4 ноября по новому стилю.

Покровительство Царицы Небесной было явно видимо, как в делах семейных, так и на работе. И, вот, в такой радостный день, после Литургии, исповеди и Причастия пригласил на день рождения своих братьев и сестер во Христе и решил для себя, что уж теперь-то я могу выпить так же, как и все другие. Однако после пары бокалов вина, выпитых за столом, все мое подвижничество, все мое воцерковление, вся моя жизнь упали в пропасть. Внутри меня вдруг вновь вспыхнула нестерпимая жажда напиться, что я и осуществил. Все мои труды в Церкви для исцеления духа, души и тела вмиг оказались будто украдены жестоким и коварным насмешником…

Все вернулось на круги своя – пес вернулся на свою блевотину.

Нескончаемое горе для себя и близких.

Постоянные пьянки…

Отход от Церкви…

Я все туже и туже запутываюсь в новых грехах…

Все это раз за разом прерывается врачами, капельницами, больницей…

Бес вновь овладевает мной…

В пьянке отключается сознание, и сидящий во мне, что хочет со мной, то и делает.

Из раба Христова я опять превратился в раба греха.

Третьего не дано — или ты служишь Богу, или воюешь с Ним.

Перерывы между запоями, на больничной койке, проходят в раздумьях вернуться ко Христу, но своей воли хватает недели на две, от силы — на пару месяцев. А потом опять срывы и жажда опохмелиться.

Цикличность жизни выстраивается в такой порядок — три-четыре дня запоя, три дня интенсивного лечения на больничной койке, две-три недели сдерживания самого себя (с каждым днем все труднее и труднее), и опять срыв, пьянка в одиночестве, ночью подавленные, наедине с собою, раздумья, что моя слабая молитва отгоняет страсть лишь на непродолжительное время.

Исповедь и Причастие помогают продержаться какой-то срок, но болезнь алкогольной зависимостью, которая выражается в резких перепадах артериального давления, гипертонических кризах, постоянных нервных срывах — опять и опять пересиливает ощущением, что только алкоголь и может вывести меня из этого болезненного состояния. Как выйти из этого порочного круга?

Решаюсь на «торпеду» (внутривенный ввод тетурама, который не позволяет употреблять алкоголь в течение года).

Произвел «торпедирование». 5 месяцев трезвости – вновь до своего дня рождения. А вокруг меня – житейский шторм: не поддержка близких, а постоянные подножки. Начинаешь понимать, что враг, через твоих же близких, особенно маловеров и неверующих, бьет тебя в самое сердце.

И, устав бороться с самим собой, со всеми невзгодами, которые на тебя сыплются, когда страна рухнула в банкротстве и тебя обанкротила, вызываю на дом врача для нейтрализации «торпеды» …

После нейтрализации — бегом в магазин, покупаешь пойло и пьешь, пока не захлебнешься. Полное ощущение, что ты никогда не избавишься от этого яда, и никто тебе уже не поможет, и мучиться тебе и здесь, на земле грешной, и не ждать тебе доброго ответа на Страшном Суде, и не видать тебе жизни вечной.

Ощущение страшное.

Ощущение смерти души и окончательной безысходности и неисправимости.

И вдруг… Появляется маленькая надежда. Неожиданно приходит мысль о безграничности милосердия Божия, и решаешься на последний шаг – опять «подшиться», и за 5 лет действия «Эсперали» исправиться и покаяться перед Господом за свои падения.

Как говорил мой покойный духовный отец Иоанн (Царство ему Небесное):

«Упал — поднялся, опять упал — опять поднялся, и так до самой смерти. Страшно не то, что упал, а то, что не поднялся. Покаялся — причастился, покаялся — причастился, и так до самой смерти. Наше дело православное, через Святые Таинства, которые дал Господь Иисус Христос, получать благодать Божию и восполнять ее, утерянную на жизненном пути!»

Священник Сергий Филимонов, Председатель Общества православных врачей г. С-Петербурга, кандидат медицинских наук