Государственный гений России

«В народе вся сила государства! И уберечь народ от невежества, от дикости нравов, от разврата, от гибельной заразы нелепых возмутительных учений — можно только посредством Церкви и школы, связанной с Церковью» (К.П. Победоносцев)

Справка:

Победоносцев Константин Петрович (1827-1907) – выдающийся русский государственный деятель, учёный-правовед, писатель, переводчик, историк Церкви; действительный тайный советник.

В 1880 – 1905 годы занимал пост Обер-прокурора Святейшего Синода.

Член Государственного совета (с 1872), почётный член Императорской Академии наук (1880), Почётный член Императорского Православного Палестинского Общества.

Кавалер множества орденов, статс-секретарь, профессор Московского, Петербургского, Казанского, Киевского и Юрьевского университетов, а также – Петербургской, Московской, Киевской и Казанской духовных академий.

Почётный членом Парижской Академии Наук.

Был автором многочисленных статей по юридической, церковной, педагогической и общественно-политической проблематике, переводил сочинения Фомы Кемпийского, а в 1906 году выпустил «Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа в новом русском переводе», поскольку считал, что синодальный перевод Библии слишком далёк от языка богослужебной традиции.

Этот человек был наставником трёх наследников престола. В течение четверти века (с 1881 по 1905 гг.) он являлся самым влиятельным сановником Российской империи, ближайшим советником двух императоров – Александра III и Николая II. Был близким другом Ф. М. Достоевского.

На ниве народного просвещения он сделал, вероятно, больше, чем кто-либо другой за всю историю Российской империи.

Он является отцом русского гражданского права. Его имя приковывало к себе внимание современников, которые отзывались о нём как о человеке «благочестивом, тихого, скромного нрава, с разносторонним образованием и тонким умом».

Одни его ненавидели и проклинали, другие – боготворили и благословляли. На него неоднократно организовывались покушения.

Безразлично к нему не относился никто.

В письме Имератору Александру III К.П. Победоносцев писал:

«Я испытал мучения скорби об Отечестве, скорби об общем деле, скорби безвыходного состояния, в котором ничего не видно, не на чем остановиться и утвердить надежду…

На большом месте, откуда видно всё роковое безумие руководящих и правящих умов, мочи нет дышать, и скорбь великая объемлет душу.

Думается – какова же была скорбь и теснота Великого Страдальца в саду Гефсиманском: кто мог живее и полнее Его видеть всю глубину и чувствовать всю тяготу несказанных грехопадений и заблуждений всего человечества! Оттого прискорбно было душе Его даже до смерти».

СЛУЖЕНИЕ

В 1846 году Константин Петрович Победоносцев закончил одно из самых привилегированных учебных заведений России – Императорское училище правоведения, учреждённое в 1835 году специально для подготовки молодых людей к службе в государственном управлении.

Получив репутацию превосходного знатока юридической науки, блестящего лектора и педагога, в конце 1861 года К.П. Победоносцев был приглашен для преподавания права наследнику российского Престола – цесаревичу Николаю Александровичу.

Так он стал известен при дворе.

В 1863 году Победоносцев сопровождал цесаревича Николая Александровича в его путешествии по России, после чего вернулся в Москву к своим занятиям. Однако после смерти цесаревича Николая Александровича 24 апреля 1865 года он вновь был приглашен ко двору для преподавания юридических наук будущему императору Александру III.

С этого времени его общение с Александром Александровичем Романовым не прерывалось вплоть до смерти Императора в 1894 году.

Впоследствии К.П. Победоносцев преподавал право будущему императору Николаю II.

Чтобы всецело посвятить себя государственной службе, Победоносцев был вынужден оставить профессорскую должность в Москве и переселить в Петербург.

В 1868 году К.П. Победоносцев был назначен  сенатором, а в 1872 году – членом Государственного совета, где он получил возможность высказывать вслух свои мнения по государственным вопросам и приобрел среди его членов уважение своим критичным умом и широкой образованностью.

По свидетельству известного адвоката А.Ф. Кони, большинство выступавших на заседаниях Госсовета смотрело в сторону Победоносцева, «жадно отыскивая в сухих чертах его аскетического лица знак одобрения тому, что они говорили».

Константин Петрович очень много писал.

Над своим самым значительным юридическим произведением – «Курс гражданского права» – К.П. Победоносцев работал около 20 лет.

«Этой книгой Победоносцев создал науку русского гражданского права. Он по справедливости может назваться отцом этой науки», – писала газета «Россия».

ПОЗИЦИЯ

Ещё в начале 60-х годов XIX столетия, во время знаменитых реформ Александра II Освободителя,  К.П. Победоносцев отстаивал ряд либеральных принципов (гласность, отделение суда от администрации) и сам с энтузиазмом участвовал в реформах, став одним из творцов Судебных уставов 1864 г.

Последствия преобразований, однако, горько его разочаровали.

Оказалось, что саморазвитие общества высвобождает не только созидательные, но и деструктивные силы, что жизнь утратила прежнюю предсказуемость и определенность.

Победоносцев возненавидел не просто отдельные либеральные установления, но самый дух либерализма.

Глубоко порочной стала казаться ему сама идея уступок духу времени, приспособления к новым реалиям: напротив, считал Победоносцев, «жизнь должна подчиняться раз и навсегда усвоенным принципам».

2 апреля 1879 года студент Петербургского университета А.К. Соловьев стрелял в царя!

К.П. Победоносцев написал Цесаревичу:

«Зло так усилилось, что его надобно лечить железом и кровью. Само собой ничего не сделается. Напрасно станет правительство взывать к обществу, к благомыслящим людям.

Что может сделать общество, когда надо действовать всею силою законной власти, а правительство уклоняется, колеблется и отказывается пользоваться своим правом разыскивать, судить и карать?

Может прийти минута, когда народ в отчаянии, не узнавая правительства, в душе от него отречется и поколеблется признать своею ту власть, которая, вопреки Писанию, без ума меч носит.

Это будет минута ужасная, и не дай Бог нам дожить до нее».

24 апреля 1880 года Победоносцев был назначен обер-прокурором Святейшего Синода и пребывал на этом посту в течение 26 лет. Одновременно он вошел в состав Кабинета Министров.

В компетенции обер-прокурора Синода был контроль за назначениями тех или иных лиц на епископские и митрополичьи кафедры, а также – на профессорские должности в духовных учебных заведениях.

К.П. Победоносцев сделался, таким образом, фактическим руководителем русской православной церковной организации.

1881 год оказался переломным в истории России.

1 марта от бомбы террориста-«народовольца» Игнатия Гриневицкого погиб император Александр II.

Российский Престол занял Александр III. Вслед за этим у трона развернулась ожесточенная борьба, в течение нескольких недель круто изменившая направление правительственной политики России.

В отставке оказались либеральные бюрократы, имевшие в последние месяцы царствования Александра II наибольшую власть.

Главным действующим лицом этого своеобразного государственного переворота был Константин Петрович Победоносцев – бывший наставник молодого царя Александра III.

Впоследствии, в писмьме  Николаю II, К.П. Победоносцев так описывает эти события:

«К концу царствования (Александра II) влияния государственных либералов приобрели господственное значение. Началось безумное стремление к конституции, то есть к гибели России.

Это стало в умах какою-то заразой: русские люди, сохранившие ещё разум ждали в страхе, что будет, ибо покойного Государя склонили уже совсем к этому гибельному шагу…

Катастрофа 1-го марта никого не образумила. Напротив, кучка людей, державших власть в руках, спешила в первые же дни после катастрофы достичь своей цели.

Молодой Государь (Александр III), захваченный врасплох страшным событием, казалось им, не мог воспротивиться,— и все они надеялись захватить его в свои руки и управлять им.

Положение его было ужасное, — он не знал, как поступить. Я видел, до чего разгорались страсти, и прямо боялся за его безопасность…

Чтобы выйти из этого положения, я убедил его сделать решительный шаг — издать манифест 29 апреля 1881 года (Манифест о незыблемости самодержавия – В.А.).

И вот с этого рокового для меня дня начинается и продолжается, разгораясь, злобное на меня чувство».

Теперь на плечи К.П. Победоносцева легла двойная тяжесть: с одной стороны – опека молодого монарха, а с другой – тяжесть высокого государственного поста обер-прокурора.

В течение последующих 25 лет  Победоносцев был одной из самых влиятельных фигур в русской политической элите.

Спустя две недели после убийства царя, из Ясной Поляны пришло письмо от графа Льва Толстого,  которое он просил передать Императору.

По долгу службы, обер-прокурор Священного Синода ознакомился с содержанием адресованного государю послания. В письме Толстой умолял молодого монарха не карать смертной казнью цареубийц.

Слова Толстого о том, что Александра II убили «не личные враги его, но враги существующего порядка вещей; убили во имя какого-то высшего блага человечества», не могли не вызвать возмущения и резкого протеста Победоносцева.

Он не стал прибегать к бюрократическим хитростям, а прямо отклонил прошение: «Прочитав Ваше письмо, я увидел, что Ваша вера одна, а моя церковная – другая, и что наш Христос – не Ваш Христос. Своего я знаю Мужем силы и истины, исцеляющим расслабленных, а в Вашем показались мне черты расслабленного, который сам требует исцеления. Вот почему я по своей вере не мог исполнить Ваше поручение».

Вообще, после убийства Александра II было много разговоров об отмене в России смертной казни.

За это выступали и Л.Н. Толстой, и В.Н. Соловьев, и многие другие.

К.П. Победоносцев выступил категорически против отмены смертной казни.

В своём письме Александру III он пишет:

«Люди так развратились в мыслях, что иные считают возможным избавление осужденных преступников от смертной казни… Может ли это случиться, чтобы Вы пред лицом всего русского народа простили убийц отца Вашего, русского Государя, за кровь которого вся земля требует мщения. Если бы это могло случиться, верьте мне, Государь, это будет принято за грех великий, и поколеблет сердца всех Ваших поданных…

Тот из этих злодеев, кто избежит смерти, будет тотчас же строить новые козни. Ради Бога, Ваше Величество, – да не проникнет в сердце Вам голос лести и мечтательности».

К.П. Победоносцев призывает царя «править крепкою рукою и твердой волей».

Письмо позволяет нам увидеть одну из важных пружин политической жизни империи: считая, что на него легла ответственность за всю Россию, обер-прокурор стал прямо обращаться к царю по любому беспокоившему его поводу, под влиянием случайных встреч и впечатлений.

Обер-прокурору это казалось образцом живой, небюрократической деятельности, гражданской бдительности и напряженного государственного труда.

Двигаясь таким путем, Победоносцев рассчитывал повысить действенность монархического правления, не прибегая к парламентаризму.

К этому времени мнение о всесилии Победоносцева и о его необъятной власти, сравнимой с властью самого императора, в русском обществе уже было очень устойчивым.

В первые годы своего царствования Александр III часто советовался с обер-прокурором касательно перемен в составе правительства.

Победоносцев настаивал на ужесточении цензуры и ограничении прав неправославных исповеданий.

Особое внимание он уделял повышению общественной роли Православной церкви.

Со свойственной ему прямотой и независимостью, он высказывался против тех мероприятий, которым не сочувствовал.

Император часто поручал Победоносцеву составление важных бумаг и своих обращений. Победоносцев знакомил Государя с местными нуждами и передавал впечатления от своих поездок по России, которые он делал часто.

Самодержавная власть предполагала, чтобы решения по всем основным вопросам государственного управления принимались единолично императором. Однако совершенно очевидно, что один человек, каким бы выдающимся он ни был, не в состоянии охватить все государственные дела.

Это хорошо осознавал Победоносцев.

В 1880-е годы самодержцу в качестве помощника требовался, в первую очередь, государственный деятель-идеолог и К.П. Победоносцев подходил на эту роль во многих отношениях лучше других из окружения императоров Александра III и Николая II.

К.П. Победоносцев горячо любил государя Александра III и очень тяжело переживал его смерть в Крыму 20 октября 1894 года.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ НА ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО

В 1896 году выходит «Московский сборник» К.П. Победоносцева, в котором Победоносцев подверг критике основные устои западноевропейской культуры и принципы государственного устройства, видя основные пороки в «народовластии и парламентаризме», ибо они «родят великую смуту».

Понятия «свободы прессы», «парламентаризма», «народовластия», «общественного мнения» представлялись ему лживыми иллюзиями, погубившими Запад и губящими Россию.

Вот как он определяет сущность западного парламента, навязываемого нам в качестве образца для подражания:

«Парламент есть учреждение, служащее для удовлетворения личных интересов его представителей. Учреждение это служит доказательством самообольщения ума человеческого.

Люди, оставаясь при пороках своей натуры, перенесли на новую форму все прежние свои привычки и склонности. Как прежде, ими правит личная воля и интерес привилегированных лиц; только эта личная воля осуществляется уже не в лице монарха, а в лице предводителя партии, и привилегированное положение принадлежит не родовым аристократам, а господствующему в парламенте большинству».

В письме Александру III Победоносцев, на примере автрийского правительства, описывает реалии парламентского правления:

«Австрийское правительство вынуждено считаться с представителями той партии, которая в данную минуту имеет силу в парламенте. Министры, состоя в зависимости не от единой воли монарха, а от игры партий в парламенте, для того чтоб удержаться на местах своих, принуждены исполнять их волю – вопреки истинным интересам государства.

При содействии этих партий производится фальшивая игра в выборы, которые суть не что иное, как ложь. И так фальшивыми представителями народа поддерживается фальшивое парламентское большинство и фальшивое направление целого правительства».

Духу парламентаризма К.П. Победоносцев противопоставлял силу традиции, вышедшей из самой жизни и освящённой авторитетом истории, а также – православную веру, стоящую выше всяких теоретических формул.

Как монархист, он видел свой исторический идеал в медленном, постепенном эволюционном развитии общества, мирном органическом движении, не прерываемом никакими насильственными катаклизмами.

Крепкая семья и патронирующая роль государства по отношению к больным и слабым должны были выступать гарантом стабильности.

Победоносцев выступал за неограниченную монархическую власть и считал, что народный дух изначально содержит идею монархической организации российского общества.

Периодическую печать, так называемую «выразительницу общественного мнения», Победоносцев считал силой «развращающей и пагубной, ибо она, будучи безответственной за свои мнения и приговоры, вторгается с ними во все уголки частной и семейной жизни, навязывает читателю свои идеи и воздействует на поступки массы самым вредным образом».

Победоносцев выступал против свободы совести: «Раз вера стала атрибутом государственности и народности, то бороться с этим невозможно, а свобода в подобных делах недопустима»!

НАРОДНЫЙ ПРОСВЕТИТЕЛЬ

Уже будучи обер-прокурором Священного Синода К.П. Победоносцев начинает систематически выступать в печати по вопросам образования, которое переживало глубокий духовный кризис.

У Победоносцева была чётко и глубоко продуманная образовательная политика.

Идеалом народной школы для него была такая, где учащиеся приобретали минимум элементарных знаний, но зато глубоко впитывали уважение к Богу, любовь к Отечеству и почитание своих родителей.

В его любимом детище – церковно-приходских школах – образование строилось именно по этой схеме.

Победоносцев предполагал создание при храмах широкой сети начальных училищ, подчиненных духовному ведомству и руководимых священниками.

Благодаря его заботам, в России повсеместно стали открываться церковно-приходские школы, которые значительно опережали земские числом.

К.П. Победоносцев писал: «Для блага народного необходимо, чтобы повсюду около приходской церкви была первоначальная школа грамотности, в неразрывной связи с учением Закона Божия и церковного пения, облагораживающего всякую простую душу».

Он добился поразительных успехов в создании системы приходского образования.

В результате деятельности приходских школ в начале ХХ века уже четверть населения России умела читать и писать, а в младшем поколении грамотные составляли большинство.

К.П. Победоносцев считал исключительно важным определённое сближение двух типов образования и воспитания: семейного и школьного.

При активной поддержке Победоносцева за 25 лет число церковно-приходских школ в России увеличилось более чем в 150 (!) раз – с 273 в 1880 году до 43 696 в 1905-м, а число учащихся дошло до 1 782 883 человек.

В ночь с 8 на 9 марта 1901 года на него было совершено очередное покушение: некий статистик Николай Лаговский стрелял в окно домашнего кабинета. Однако пули не задели Победоносцева. Злоумышленник был схвачен и осужден на 6 лет каторги.

В сязи с этим Победоносцев пишет Александру III:

«Он хотел истребить меня, как главного виновника всяких стеснений, мешающих прогрессу и свободе. Любопытно, что на первом месте в указании вин моих он ставит: “распространяет в народе суеверие и невежество посредством церковноприходских школ”.

Из этого уже видно, в каком невежестве и в какой дикости ума и сердца развивается эта масса недоучек, воспитанная на статьях либеральных газет, на подпольных памфлетах и сплетнях.

Мне ставится в вину дело, которое я считаю в нынешнее время самым нужным для России делом,— ибо в народе вся сила государства, и уберечь народ от невежества, от дикости нравов, от разврата, от гибельной заразы нелепых возмутительных учений — можно уберечь только посредством церкви и школы, связанной с церковью».

В начале ХХ века влияние Победоносцева на политику российского правительства стало ослабевать.

Прогрессивная либеральная общественность не могла простить ему ни его взглядов, ни его политического курса.

В разросшихся кружках анархистов, социалистов и радикалов Победоносцев стал человеком, стоящим против «прогресса».

Толпа людей, часто не имеющих никакого понятия о ходе государственных дел, выставляла его виновником всех злоупотреблений и кричала, что «во имя свободы его надобно уничтожить!».

Об этом ярко свидетельствуют эпитеты, которыми либералы награждали К.П. Победоносцева: «изувер», «Великий инквизитор», «князь тьмы», «дикий кошмар русской истории», «тиран и изверг», «государственный вампир»…

Победоносцев писал Тверскому и в августе 1902 года:

«Знайте, что где является мое имя, там – ложь. Ибо сколько уже лет, как с ним связывают всё, что делается в России – тогда как вот уже лет десять как я ни в каких делах, кроме церковных, не участвую».

Новое время не нуждалось больше в старом монархисте, патриоте и консерваторе.

При первых признаках либерализации государственной системы под давлением революционного подъёма, когда готовился манифест 1905 года, дарующий немалые политические свободы, разрешавший создание политических партий и учреждение Государственной думы – Победоносцев демонстративно ушел в отставку, считая любые уступки «духу реформ» разрушительными для России.

Это произошло 19 октября 1905 года – на второй день после принятия Манифеста «Об усовершенствовании государственного порядка»…

К.П. Победоносцев не оставил ни мемуаров, ни сколько-нибудь подробной автобиографии. Ещё при жизни он сделался живой легендой и мифом, который закрыл от современников его необыкновенную личность.

Победоносцев писал:

«Властное звание соблазнительно для людского тщеславия. С ним соединяется представление о почёте, о льготном положении, о праве раздавать честь.

Но каково бы ни было людское представление, нравственное начало власти одно, непреложное: “Кто хочет быть первым, тот должен быть всем слугой”».

Победоносцев следовал этому правилу всю свою жизнь, и даже его противники признавали, что он – человек государственного ума, колоссальных знаний, неподкупной честности и изумительного трудолюбия.

Умер К.П. Победоносцев в Санкт-Петербурге 23 марта 1907 года на 80-м году жизни. Заупокойная литургия и отпевание были совершены в Воскресенском Новодевичьем женском монастыре. За упокой государственного гения России молились три митрополита и сам Государь Николай Александрович Романов.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Ещё в 1876 году Константин Петрович Победоносцев писал к будущему императору Александру III:

«Как давно нам надо было понять, что вся наша сила – в нас самих, что ни на одного из так называемых друзей и союзников нельзя нам положиться, что всякий из них готов на нас броситься в ту же минуту, как только заметит нашу слабость или ошибку.

А мы всё на них глядим, всё от них хотим заимствовать – и не заботимся собирать свою собственную силу и готовить свои собственные средства».

Победоносцев был искренним человеком.

В 60-х годах XIX века, в водовороте либеральных реформ в России, нужно было иметь большое мужество, чтобы в профессорской среде не быть либералом.

И в во время апогея своего влияния и могущества, этот человек, подходя к монастырю, становился на колени, вставал и, поминутно падая на колени, полз по земле к храму.

Вот каким был Константин Петрович Победоносцев!

Он никогда не лгал и всегда был искренне убежден в пользе того, что делал на благо своего Отечества.

 В.А. Манасеин