ФЕЯ С ПЕТЕРБУРГСКОГО ДВОРА

В январе 2020 года исполняется 145 лет со дня рождения известной детской писательницы Лидии Чарской – творчество которой являло собой феномен дореволюционной литературы.

Дети обожали Чарскую. В письмах они делились с ней своими бедами, спрашивали совета.

Нередки были письма и от родителей, которые благодарили её за пробуждение совести у детей, за добрые примеры отношений между поколениями, за то, что она с любовью и чуткостью раскрывает мир переживаний, мыслей, идеалов детей и юношества, столь важные и для осознания взрослыми.

Лидия Чарская родилась в Санкт-Петербурге 31 января 1875 года семье поручика Алексея Александровича Воронова. Её мать умерла в родах. Малышку воспитывали отец и четыре родные сестры матери, которые не чаяли в ней души.

Когда Лидюше, как звали её дома, было 8 лет, отец вновь полюбил и женился. Мачеха взяла воспитание девочки в свои руки и завела в семье свой уклад. Девочку стали воспитывать строже.

Лида сочла поведение отца предательством и стала бороться с мачехой. В 11 лет её отправили на учёбу в закрытое учебное заведение для девочек-дворянок – Павловский женский институт.

Позже писательница опишет свою детскую жизнь в повести «За что?».

Годы учения сформировали Чарскую как личность и позже, в лазарете института, Лидия примирилась с мачехой.

Сразу после окончания учёбы Чарская вышла замуж за Бориса Чурилова, которого она называла «блестящим офицером». Вместе они прожили всего два года. Когда Борису пришёл приказ ехать на службу в Восточную Сибирь, Лидия должна была родить ребёнка.

15 декабря 1896 года у них родился сына Георгия, а муж уехал исполнять свой воинский долг. Больше они не виделись никогда…

У Лидии началась тяжёлая жизнь. Ей приходилось выживать с грудным ребёнком на руках.

В 1897 года она сдаёт экзамены и поступает на театрально-драматические курсы.

Преподаватели отмечают её незаурядность и по окончании курсов её одну, из большого числа претенденток, принимают в известный Императорский театр – Александринку.

Однако в театре ей давали только эпизодические характерные роли, что не приносило ни удовлетворения, ни денег.

Именно в театре Лидия взяла себе псевдоним «Чарская».

Молодая мать решила подработать переписыванием текстов в издательстве.

В качестве образца «почерка» Лидия предоставила повесть, написанную ею на основании дневника, который она вела с 15 лет. Директор издательства М.О. Вольф был восхищён и решил сразу напечатать повесть под названием «Записки институтки», сказав: «Вы и не подозреваете, мадемуазель, что написали что-то очень хорошее. Вы работаете давно?»

«Первый раз, – растерянно ответила Лидия. – Это моя первая повесть».

С 1901 года начинающая писательница регулярно печаталась в издательстве Вольфа.

От внезапно «накрывшего» её вдохновения из-под её пера стали выходить новые повести, стихи, рассказы, сказки, пьесы.

При этом они были рассчитаны на разный возраст: для малышей, подростков, юношества. Не остались без внимания писательницы и взрослые читатели. И каждое произведение ждал потрясающий успех!

В 1913 году журнал «Задушевное слово» писал: «В истории новейшей детской литературы на наших глазах произошёл факт совершенно необыкновенный: появилась писательница, которая буквально заполонила сердца юных читателей, стала их кумиром – писательница, произведениями которой дети всех возрастов положительно зачитываются; писательница, которую они ставят рядом с величайшими корифеями русской художественной литературы».

Всего за 20 лет творчества Чарской были напечатаны: 80 повестей, 20 сказок, 200 стихотворений.

Однако это не принесло Чарской достатка, так как гонорары ей выплачивались только за самые первые издания книг, а на её многочисленных переизданиях бессовестно наживались издатели.

Самой любимой повестью Чарской среди подростков была «Княжна Джаваха». Многие настолько верили в истинность описанных событий, что приходили на Новодевичье кладбище – чтобы найти могилу княжны Нины, главной героини повести.

Чарская одной из первых в истории детской литературы популярно изложила жизнеописание преподобного Сергия Радонежского. «Один за всех» – дивный рассказ о мальчике Варфоломее – впоследствии великом русском святом Сергии Радонежском, основателе Троице-Сергиевой Лавры.

Л. А. Чарской особенно удавались святочные и пасхальные рассказы. Литературоведы обычно приводят в качестве примера святочный рассказ «Маля» – о судьбе маленькой сиротки-арфистки. Но не менее трогателен и её другой пасхальный рассказ «Алик».

Чарская увлекалась историей, поэтому она запечатлела некоторые исторические события в живых образах и картинах. Были широко известны её исторические произведения: «Смелая жизнь», «Царевич-орлёнок», «Желанный царь», «Газават».

Писательницей был подготовлен «Театр для детей» – сборник одноактных пьес для домашней сцены, который вышел в виде приложения к «Задушевному слову» в 1902 году.

Для родителей и педагогов Лидия Алексеевна написала книгу «Профанация стыда» (1909), в которой она выступила против телесных наказаний. «Порой их маленькое «я» протестует и каменеет… если посягать на их человеческое достоинство, – писала Чарская. – Щадите же это детское «я» и всячески оберегайте проявляющийся в детях человеческий стыд».

Популярность писательницы была просто невероятной.

С 10-х и по 40-е годы XX века, книги Чарской переводились и на английский, немецкий, французский, чешский, польский языки.

ЗАПРЕТ

После Октябрьского переворота Чарская, как и все писатели дворянского происхождения с «буржуазно-мещанскими взглядами» в творчестве, попала под запрет.

В 1924 году её уволили из театра и она стала жить на мизерную актёрскую пенсию. К проблемам с новым режимом добавилась ещё и личная трагедия – расставание с сыном. Георгий ушёл с Белой армией в Харбин, где и жил до своей внезапной кончины в январе 1937 года.

Тем временем в школах устраивались «показательные суды» над Чарской, из библиотек изымались все её книги, но несмотря ни на что, Чарская была по-прежнему популярна – в том числе среди детей из рабоче-крестьянских семей.

Критик Елена Данько в 1934 году свидетельствовала: «Судя по анкетам, книги Чарской читают пионеры – дети рабочих, служащих, военнослужащих… Мне известен ряд случаев, когда передовая семья всеми силами противоборствовала увлечению ребёнка этими книгами, а он всё же доставал и читал их».

Самуил Маршак писал: «Убить» Чарскую, несмотря на её мнимую хрупкость и воздушность, не так-то легко. Но революция нанесла ей сокрушительный удар. Одновременно с институтскими повестями исчезли с лица нашей земли и святочные рассказы, и слащавые стихи, приуроченные к праздникам».

Н.К. Крупская считала, что «нужно, чтобы дети сами отказались от Чарской», и, надо сказать, что условия для этого советская власть создавала всеми силами.

Современники вспоминали, что Чарская жила очень бедно, голодала и выглядела как человек из другого мира: длинное платье, длинное серое пальто круглый год.

Соседские дети, жалея старую писательницу, приходили помыть ей пол, убрать комнату, принести ей продукты.

18 марта 1937 года Лидия Алексеевна Чарская умерла. Попрощаться с ней пришли девочки-читательницы. В отсутствие какой бы то ни было мебели неестественно огромным казался гроб на столе – на фоне пустых стен и книжной полки, на которой не было ни одной книги…

Похоронили писательницу на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга.

МИР, ЖИВУЩИЙ ПО ЗАКОНАМ ДОБРОТЫ

Творчество Лидии Алексеевны удивительно.

Опыт, пережитый Чарской в детстве, породил в ней удивительное психологическое чутьё души ребёнка, а писательский талант позволял ей находить такие слова, которые легко доходили до детских сердец.

Целью своего творчества Лидия Алексеевна ставила нравственное воспитание.

Она писала: «Мы должны вызвать добрые чувства в юных читателях, поддерживать их интерес к окружающему, будить любовь к добру и правде, сострадание».

Описывая в своих произведениях институтскую и гимназическую жизнь, семейные проблемы и жизнь сирот, Чарская показывает противостояние маленького человека дурному, тяжёлому, жестокому, грязному – т.е. всему, что так часто встречается в мире.

Феномен популярности Чарской заключается в том, что она смогла заговорить с подростками на понятном им языке. Мало кто до неё с такой убедительностью, любовью и пониманием говорил с юношами и девушками о личной вере, о первой любви, о жажде подвига.

«Художественный мир Чарской существует по законам доброты и любви, – писал в 2010 году кандидат филологических наук Е.О. Шацкий. – Её творчество создаёт общую атмосферу человеколюбия, соборности, взаимопомощи».

Лидия Алексеевна никогда не скрывала своей веры в Бога.

До самой своей смерти она была прихожанкой Никольского собора в Петербурге.

«Я – религиозный человек и от души говорю, как буду говорить до самого моего последнего вздоха: награди Вас Господь за всё, за всё, сделанное Вами для меня» (из письма к Ф. К. Сологубу в 1926 г).

«Я религиозная по натуре (мой отец внушил мне с первых лет детства любовь к Богу) и в дни скорбей и радостей я всегда обращалась к Великому помощнику», – читаем на первых страницах повести «Дурнушка».

Думается, что именно в личной вере автора столь многочисленных трогательных произведений для детей сокрыт тот таинственный ключик, позволяющий ей открывать для юных душ двери в особый мир, существующий по законам любви и доброты.

ВТОРАЯ ЖИЗНЬ

Прошли десятилетия, и Чарская вернулась к нам.

С начала 1990-х гг. интерес к её творчеству стремительно растёт.

Опубликованы многие произведения писательницы, появились статьи, доклады, диссертации, поставлен телефильм «Сибирочка».

Популярность Чарской во многом обусловлена явным дефицитом душеполезной литературы для детей. Это порождает запрос на переиздание «классической литературы прошлого».

Обращение к произведениям Л. А. Чарской в наше время важно для наведения «мостов» между поколениями, между человеком и природой, человеком и обществом, человеком и миром – в самом широком смысле этих понятий.

Её произведения идеальны для семейного чтения, ибо они учат человека жить в гармонии с самим собой и с окружающими.

«В произведениях писательницы заложено редкое для современной литературы стремление воспитать веру в светлое начало в мире, любовь к труду, привить простые и вековые моральные нормы: не убей, не укради, возлюби ближнего своего», – писал литературовед С.С. Никоненко.

Талантливо написанные произведения писательницы заражают и заряжают читателя гармоничным мироощущением, любовью к ближнему.

Чарскую ненавидели именно за проповедь человеческих отношений, пронизанных верой во Христа и жизнью по Его Заповедям.

Но именно за это её более всего любили!

Подготовила Елена Каневская