ДУХОВНЫЙ ВЗГЛЯД НА ИНТИМНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, УВЛЕЧЁННОСТЬ И ЛЮБОВЬ

Будучи духовным существом, личностью, человек не может осуществлять себя вне психических и телесных возможностей. Три важных измерения, в которых человек проявляет себя, прекрасно описаны биологией, психологией и социологией. Все суждения о человеке, в каждом отдельно взятом измерении, сами по себе правомерны. Но при этом надо всегда осознавать ограниченную правоту этих суждений…

По мысли В. Франкла, человек, в отличие от животных, является личностью и обладает духовной сферой бытия.

Духовность человека – это не просто его характеристика, а существенная особенность.

Дух – это то, что возводит человека к Богу.

Духовность – это устремлённость человеческой души к Богу, желание соединения с Богом.

Поэтому духовность, духовное присуще только человеку.

В. Франкл считает, что главное свойство духовности – внутренняя свобода человека, «это то в человеке, что всегда может возразить!».

О ЧЕЛОВЕКЕ

У Виктора Франкла не вызывает сомнений то, что хорошо функционирующий психофизический организм является условием развития человеческой духовности. Важно лишь не забыть, что психофизическое, как бы оно ни обусловливало такую духовность, не может породить эту духовность.

«Всё человеческое обусловлено. Но собственно человеческим оно становится лишь тогда и постольку, когда и поскольку оно поднимается над своей собственной обусловленностью, преодолевая её. Тем самым человек вообще является человеком тогда и постольку, когда и поскольку он как духовное существо выходит за пределы телесности и душевности», – уверен учёный.

Франкл утверждает, что человеческое бытие всегда ориентировано вовне – на нечто, что не является им самим, на что-то или на кого-то: на смысл, который необходимо осуществить, или на другого человека, к которому мы тянемся с любовью.

В служении делу или любви к другому человек осуществляет сам себя.

Таким образом, он, по сути, может реализовать себя лишь в той мере, в какой он забывает про себя, не обращает на себя внимания.

Человек – это особое существо, которому свойственна постоянная свобода в принятии решений, несмотря на жизненные обстоятельства. Эта свобода включает в себя возможность быть как «нечеловеком», так и святым.

В сущности, свобода как непременный атрибут личностности бытия – это как раз свобода по отношению к чему-либо: «свобода ОТ» чего-то и «свобода ДЛЯ» чего-то.

Свобода может быть явлена в основном по отношению к трём вещам: к влечениям, к наследственности и к среде. Что касается наследственности, то серьёзные исследования в этой области показали, в какой степени человек обладает свободой по отношению к своим задаткам.

В качестве примера можно привести жизнь однояйцевых близнецов, один из которых был ловким преступником, в то время как его брат-близнец – столь же хитроумным криминалистом.

Что касается среды, то и здесь обнаруживается, что она не определяет человека. Влияние среды больше зависит от того, что человек из неё делает и как он к ней относится.

Так, среди американских солдат, находившихся в северокорейских лагерях для военнопленных, найдётся достаточно примеров как альтруизма, так и примитивнейших форм борьбы за выживание.

Очевидно, человек свободен лишь условно. Свобода не тождественна всемогуществу (в силу ограниченности естества) и произволу в силу её органической связи с ответственностью. Ответственность включает в себя то, за что человек несёт ответственность – прежде всего это осуществление ценностей и реализация смысла.

Франкл утверждает, что «человек – существо, ориентированное на смысл и стремящееся к ценностям – в противоположность ходячему психоаналитическому представлению о человеке как о существе, обусловленном влечениями и стремящемся к наслаждению».

Так, уязвимым местом антропологии, основанной на учении Фрейда, является постулирование стремления к наслаждению – вместо стремления к ценности, которое присуще человеку в действительности.

Принцип наслаждения противоречит сам себе, т. к. он отменяет сам себя. Ведь тот, кто провозглашает наслаждение как принцип, не даёт ему быть тем, чем оно должно быть, т. е. результатом.

Чем больше человек нацелен на наслаждение, тем больше оно от него ускользает, и наоборот: чем больше человек стремится избежать неудовольствия, избежать страданий, тем больше он ввергает себя в дополнительные страдания.

«Предположение Фрейда, что устранение напряжения и стремление к равновесию есть первичная и единственная тенденция живого существа, просто не соответствует действительности. Принцип гомеостаза не имеет объяснительной силы даже в биологическом измерении – не говоря уже о психологическом и тем более духовном, – пишет Франкл. – В отличие от животных инстинкты не диктуют человеку, что ему нужно. Не зная ни того, что ему нужно, ни того, что он должен, человек, похоже, утратил ясное представление о том, чего же он хочет».

В ПОИСКАХ СМЫСЛА

В действительности нормальная ситуация такова: человека не побуждают влечения, но притягивают ценности. Выбирая свободу и ответственность ради осуществления ценностей, он открывает себя миру ценностей.

Очень важно понимать, что смысл нельзя дать, его нужно найти.

Смысл должен быть найден, но не может быть создан.

В поисках смысла человека направляет его совесть. То есть совесть – это орган смысла. Совесть принадлежит к числу специфически человеческих проявлений. Её можно определить, как способность обнаружить тот единственный и уникальный смысл, который кроется в любой ситуации.

Ни один психиатр и ни один психотерапевт не может указать больному, в чём заключается смысл. Он вправе, однако, утверждать, что жизнь имеет смысл и даже, более того, что она сохраняет этот смысл в любых условиях и при любых обстоятельствах благодаря возможности найти смысл даже в страдании.

Человек не только ищет смысл в силу своего стремления к смыслу, но и находит его тремя путями:

  • он может усмотреть смысл в действии, в создании чего-либо;
  • он видит смысл в том, чтобы переживать что-то или чтобы кого-то любить;
  • даже в безнадёжной ситуации, перед которой он беспомощен, он при известных условиях способен видеть смысл.

В жизни не существует ситуаций, которые были бы лишены смысла.

Это можно объяснить тем, что негативные стороны человеческого существования (страдание, вина и смерть) также могут быть преобразованы в позитивное достижение, если подойти к ним с правильной позиции и с адекватной установкой.

Всё вышесказанное важно для дальнейшего развития темы.

Виктор Франкл исходит из того, что человек – свободное существо, призванное к ответственности за свою жизнь. Никакие инстинкты, в том числе родовой, не могут полностью определять человека.

Человек обладает влечениями, однако влечения не владеют им. Влечения не исчерпывают его.

В Франкл: «Человек – это существо, которое всегда может сказать «нет» своим влечениям и которое не должно всегда говорить им «да» и «аминь».

ПОЛОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СВЕТЕ ТЕОРИИ В. ФРАНКЛА

Учёный призывает: «Давайте отбросим все более или менее туманные рассуждения о любви и рассмотрим её в свете смысла человеческого существования. В этом свете она оказывается областью, в которой ценности «переживания» особенно легко реализовать. Любовь – это «переживание» другого человека во всём его своеобразии и неповторимости».

Любовь не заслуживают. Любовь – это просто милость.

Любимый человек воспринимается по своей сути как единственное в своём роде и неповторимое существо.

Он воспринимается как «Ты», становится незаменимым существом, без которого невозможно обойтись – единственным и неповторимым.

Кроме счастья быть любимым и восторга для того, кто любит, в любовь входит ещё и третий фактор: чудо любви.

Благодаря любви свершается непостижимое: в жизнь входит новый человек, сам по себе уже полный таинства своеобразия и неповторимости – ребёнок!

Оказывается, что любящий человек через переживание собственной любви может по-разному воспринимать многослойную структуру личности другого человека.

В точности так же, как существуют три «слоя» человеческой личности, существуют и три возможных способа отношения к ней.

Самый примитивный подход относится к самому внешнему слою – это сексуальное отношение. Физическая внешность другого человека оказывается сексуально возбуждающей – это возбуждение вызывает половое влечение к сексуально привлекательному партнёру.

На ступеньку выше стоит эротическое отношение.

Вот что о нём говорит Франкл: «Мы разграничиваем эротику и сексуальность. Эротика проникает в следующий, более глубокий слой, в психическую сферу другого человека.

Такое отношение к партнёру соответствует тому, что обычно называют «сильным увлечением».

Увлечённый человек находится уже не просто в состоянии физического возбуждения. Скорее возбуждается его психологическая эмоциональность.

Она возбуждается особой психической организацией партнёра – скажем, какими-то конкретными чертами его характера».

Эти виды отношений не проникают в сердце другого человека. Такое возможно только на третьем уровне отношений: на уровне самой любви.

Любовь представляет собой вступление во взаимоотношения с другим человеком как с духовным существом.

Таким образом, любовь является вхождением в непосредственные отношения с личностью любимого – с его своеобразием и неповторимостью.

По мнению Франкла, «тенденции, с которыми мы встречаемся в сексуальности и в «увлечённости», резко ограничивают возможность перехода к истинной любви».

Личность является носителем тех психических и телесных характеристик, которые привлекают эротически и сексуально расположенного человека.

Если сексуально расположенный или увлечённый человек чувствует привлекательность физических характеристик и психических черт партнёра, т. е. того, что этот другой человек «имеет», то любящий любит самого любимого: не что-то такое, что «имеет» любимый, а то, чем является он сам.

«Взгляд того, кто любит, проникает через физическое и психическое «одеяние», проникает до самой сердцевины другого существа. Его уже больше не интересует обольстительный физический «тип» или привлекательный темперамент; его интересует ЧЕЛОВЕК – единственный в своём роде, незаменимый и не сравнимый ни с кем».

Ви́ктор Эми́ль Франкл (1905-1997) – австрийский психиатр, психолог, философ и невролог, бывший узник нацистского концентрационного лагеря. Известен как создатель логотерапии (буквально: исцеление смыслом) – нового, динамично развивающегося в современном мире направления в экзистенциальной психологии и психотерапии, и как основатель третьей венской школы (после психоанализа Фрейда и индивидуальной психологии Адлера).
В 1941 году, когда нацисты уже начали отлавливать евреев и отправлять их в концентрационные лагеря, Виктор Франкл, имея на руках свежую американскую визу, дарующую возможность уехать и оказаться в безопасности, принял решение остаться со своей семьёй.
На тот момент учёный с международным именем уже практически завершил разработку своей теории о смысле жизни – как главной движущей силы развития личности.

Можно попросить скептика представить себе, что его любимая женщина потеряна для него навсегда (она умерла либо уехала), а затем предложить ему двойника любимого существа – т.е. человека, который телом и темпераментом в совершенстве напоминает её. Если после этого задать скептику вопрос, может ли он переключить свою любовь на другую женщину, то ему придётся признать, что он не сможет этого сделать.

Такой «перенос» истинной любви, с точки зрения Франкла, немыслим, потому что тот, кто любит по-настоящему, меньше всего задумывается о каких-то психических и физических характеристиках любимой – он задумывается не о какой-то черте её характера, а о том, ЧЕМ она является в своей неповторимости.

Тот, кто просто сильно увлечён, мог бы, вероятно, найти какого-нибудь двойника для своих целей. Его привязанности без труда могли бы быть перенесены на двойника, потому что его чувства связаны только с физическими данными и темпераментом партнёра, а не с его духовной сущностью.

Любовь – нечто большее, чем просто эмоциональное состояние.

Любовь – это интенциональный акт, который направлен на сущность другой личности.

Всё это не означает, конечно, что любовь не имеет желания «воплотить» себя. Но она в такой степени независима от тела, что вполне способна не испытывать в нём нужду.

Даже в любви между людьми разного пола тело (т. е. сексуальный элемент) не является первичным. Оно только средство самовыражения, поэтому любовь как таковая может существовать без него.

Там, где сексуальность возможна, любовь будет желать и стремиться к ней. Но там, где требуется отказ от неё, любовь не охладеет и не умрёт.

«Настоящая любовь является своим собственным гарантом постоянства, хотя бы потому, что в старости физическое состояние проходит и психологическое состояние становится иным», – пишет В. Франкл.

В то время как «мелкий» человек видит только внешний облик партнёра и не может постичь его глубину, более глубокий человек рассматривает саму поверхность не как основополагающее или решающее проявление, а как проявление глубин.

Для того, кто любит по-настоящему, физическая, сексуальная связь остаётся лишь формой выражения духовной связи, которой на самом деле является его любовь.

В действительности любовь между мужчиной и женщиной – это только один из возможных способов наполнить жизнь смыслом.

Наше существование пришло бы к печальному концу, и наша жизнь была бы поистине бедна, если бы её смысл зависел только от того, испытали мы или нет счастье в такой любви.

Жизнь бесконечно богата возможностями реализовать ценности. Нам нужно только помнить о важности реализации созидательных ценностей. И человек, который не любит и которого не любят, может организовать свою жизнь так, что она будет полна высоким смыслом.

Любой флирт, типичные ухаживания прошлого и настоящего бессознательно игнорируют внутреннее содержание партнёра.

Неповторимость и своеобразие другого человека умышленно упускаются при контактах подобного толка.

Люди, которые увлекаются поверхностной эротикой, убегают от обязательств настоящей любви, от любых истинных уз с партнёром, потому что такие узы влекут за собой ответственность.

Они прибегают к собирательному понятию, предпочитая «тип». И их партнёр в каждом конкретном случае является более или менее случайным представителем этого типа.

Они выбирают «тип», а не ЧЕЛОВЕКА.

Их влечение направлена к типичной, обезличенной «внешности».

Некоторые современные мужчины выбирают некоторый «тип» женщины как свой эротический идеал, потому что «представитель типа» не может в силу своей безликости обременить его ответственностью.

Безликую женщину безликий мужчина может «иметь», а, следовательно, нет необходимости её любить.

Она – собственность, без индивидуальных черт характера, без личной ценности.

Любить можно только личность, а безликость, «представителя типа» любить нельзя! Тут не встаёт вопрос о верности – неверность следует из самой безликости.

Неверность в таких отношениях не только допустима – она необходима. Потому что там, где отсутствует счастье в любви, это отсутствие должно компенсироваться количеством сексуального удовольствия.

Указанный вид эротики представляет собой уродливую форму любви.

Использование такого выражения, как «я поимел эту женщину», полностью раскрывает её сущность: то, что «имеешь», можно обменять.

Это взаимное отношение «владения» находит своё выражение и в отношении со стороны женщины, потому что такая поверхностная эротика является в равной мере поверхностной и для женщины.

Что представляет собой человек как таковой, в счёт не идёт, а учитывается только, насколько он привлекателен как возможный сексуальный партнёр.

Таким образом, отношение женщины к мужчине соответствует его отношению к ней. Женщина сделает всё возможное, чтобы с помощью косметики скрыть все личные качества, чтобы не беспокоить ими мужчину, и чтобы дать мужчине то, что он ищет, – предпочитаемый им «тип».

Женщина – или, скорее, современная городская «кукла» – полностью поглощена своей внешностью. Она хочет, чтобы её «брали», но она не хочет, чтобы её брали всерьёз, принимали за то, что она есть на самом деле: человеческая личность во всём своём своеобразии и неповторимости.

Она хочет, чтобы её принимали как представителя женского пола, и поэтому она в первую очередь заботится о своём теле, стараясь, чтобы оно как можно больше соответствовало модному типу.

Она хочет быть безликой и представлять тот «тип», который оказывается сейчас в моде, пользуется спросом на рынке.

Упор на внешность предполагает недооценку не только того, о ком судят, но также и того, кто выносит суждение.

Мы должны сдержанно и критически относиться к пластическим операциям и к использованию косметики, потому что даже недостатки являются существенной частью личности.

Внешние черты воздействуют на того, кто любит, не сами по себе, а как ЧАСТЬ любимого человека.

Вместо того чтобы искать и найти «Я» друг друга, обрести неповторимость и своеобразие, которое одно только делает их достойными любви и ради чего стоит жить, люди довольствуются фикцией.

Если отношения истинной любви представляют собой направленность сути одного человека к другому, то оно также является и единственной гарантией верности. Другими словами, самой любовью порождается уверенность в её продолжительности.

«Как только я искренне понял внутреннюю сущность другого человека, увидев этого человека в свете любви, тут уж ничего не поделаешь: я должен оставаться верным открытой мне истине, должен оставаться верным этой любви, а эта любовь должна жить со мной».

Только настоящая любовь (и только она) приводит к моногамным отношениям, составляет основу верности.

Можно утверждать, что простое увлечение, являясь по своей природе более или менее быстро проходящим «эмоциональным состоянием», может с полным основанием рассматриваться как противопоказание к браку.

По мысли Франкла, «любовь видит человека таким, каким его «предполагал» при создании Бог.

Можно сказать, что любовь раскрывает перед нами ценностный образ человека.

В духовном акте любви мы постигаем человека не только тем, что он «есть» во всей своей неповторимости и своеобразии, но также и тем, чем он может стать и станет.

В то время как любовь обогащает и «вознаграждает» нас, она также приносит несомненную пользу другому человеку, ведя его к тем потенциальным ценностям, которые можно увидеть и предугадать только в любви.

Любовь помогает любимому стать таким, каким его видит любящий. Потому что тот, кого любят, часто стремится стать достойным того, кто его любит».

Сексуальность, которая призвана быть средством выражения любви, зачастую делается подчинённой принципу удовольствия и удовлетворения инстинктов, а сексуальное удовольствие становится конечной целью. Но вспомним: чем сильнее человек стремится к наслаждению, тем сильнее оно от него ускользает.

В. Франкл: «По-настоящему зрелый человек будет испытывать сексуальное желание только тогда, когда он любит; он будет рассматривать возможность сексуальных отношений только там, где секс является выражением любви.

Моногамные отношения, таким образом, становятся кульминацией психосексуального развития, целью воспитания полов и идеалом сексуальной этики.

Поскольку это идеал, он очень редко достигается. Обычно к нему только приближаются – в большей или меньшей степени.

Как и все идеалы, этот идеал также является руководящим принципом: он устанавливается подобно «яблочку» мишени, в которое всегда надо целиться, даже если в него не всегда попадаешь.

Так же как редко кто способен на настоящую любовь, так же редко кто достигает наивысшей стадии развития зрелой любовной жизни. Но в конце концов, задача каждого человека – вечна, а способность человека к развитию бесконечна».

Подводя итог сказанному, отметим, что с точки зрения той философии и антропологии, которую предлагает Виктор Франкл, сексуальные отношения могут восприниматься по-разному.

Если мы говорим о супружеской близости и о сексе как о проявлении любви, то он не может восприниматься просто как «функция» и удовлетворение «потребности» – он является определённой гранью супружеских межличностных отношений, включая в себя и физиологию, и психику.

Можно даже сказать, что человеческая любовь между мужчинами и женщинами – это очень важное, основополагающее для семьи сложное явление, выражающееся во всех сферах жизни человека – в т. ч. и в сексуальной.

В. Франкл высказал, вероятно, одно из самых уравновешенных и мудрых мнений о сексе: «Секс призван быть не более чем выражением – и не менее чем венцом любви».

Нельзя оторвать секс от любви, а значит – и от ответственности, и от жертвенности, и от доверия.

Юрий Белановский, Александр Боженов (из книги «Двое во едину плоть. Любовь, секс и религия»)

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!