Детские конкурсы красоты: сквозь девять кругов ада

Детские конкурсы красоты возникли в США в шестидесятые – вслед за цветным телевидением. За полвека их провели четверть миллиона: мисс Америка, мисс штат, мисс город.

Поначалу возраст участников ограничивали – не младше 13 лет, позже рамки расширили, и сегодня ограничения по возрасту сняты вообще.

Из милых и трогательных демонстраций талантов, какими они были вначале, современные конкурсы красоты для детей превратились в жестокие гладиаторские бои…

На детей, участвующих в детских конкурсах красоты, смотреть спокойно невозможно.

Видишь перед собой не живого ребёнка, а какую-то раскрашенную куклу, напоминающую карлицу.

А сколько мучений претерпевают малышки-очаровашки, чтобы превратиться в такую вот неестественную «красавицу»!

Но самое страшное здесь то, что проделывают всё это с детьми взрослые. Более того – сами родители, чаще всего, мамы!

Малышек учат гримасничать (иначе как надеть на их лицо такую обязательную «улыбку мисс»), учат кривляться – иначе как научить детей тем взрослым женским ужимкам, которые почему-то хотят в них видеть на сцене взрослые.

И выглядит всё это просто безобразно!

Неудивительно, что внешне участницы таких конкурсов своим ломанием и жеманством очень напоминают женщин «с пониженной социальной ответственностью» лёгкого поведения.

БИЗНЕС НА КРАСОТЕ

Конкурсы красоты относятся к шоу-бизнесу. Это шоу и бизнес.

Поэтому, чтобы выставить своё дитя на всеобщее обозрение, нужно порядком раскошелиться.

Во-первых, надо заплатить немалый взнос, который, по версии организаторов, идёт на аренду помещения, освещение, подарки детям, короны и т.д. Хотя понятно, что всё это не стоит настолько дорого…

Во-вторых, надо купить несколько нарядов, оплатить очень непростую и недешёвую работу парикмахера, стилиста, визажиста и косметолога.

В-третьих, за деньги научить малышку дефилировать по сцене и «подавать» себя.

В-четвёртых, иногда ещё подразумевается и платное распределение призовых мест (это ведь шоу-бизнес!).

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

О том, что же чувствуют участницы детских конкурсов красоты, когда вместо приличествующих возрасту игр или развивающих занятий, они часами выдерживают экзекуцию в виде макияжа, сложных причёсок, процедуры наряжания и долгих тренировочных проходок по сцене с «нужным» лицом, интересно послушать самих красавиц.

Брук Брэдвелл, победительница многих детских конкурсов красоты, лишь в 22 года смогла признаться, как ненавидела макияж, искусственные зубы, лак для волос и особенно солярий:

«Всё, чего я хотела в пять лет, – играть на улице с друзьями и копать червей в грязи. Но мама настаивала, что мне нужно готовиться к конкурсам каждый день. Конкурсы принесли много тревоги и стресса в мою жизнь».

Даяна Бекоева, 18 лет, «Мисс Маленькая Вселенная 2006»:

«Мне было 6 лет… Мы стояли на сцене около 4-х часов. Всех наградили, а я стою, и у меня нет приза. Тогда я дала себе слово, что во всех конкурсах буду занимать первые места.

Мне всегда  обидно за проигравших: я знаю, через что эти дети прошли. Знаю, как это тяжело и трудно. Все эти бесконечные тренировки, репетиции. Сутками в напряжении.

За 2–3 дня до конкурса ты безумно волнуешься, не знаешь, куда себя деть. Ты боишься, что все твои старания пройдут даром.

Иногда у меня появляется чувство, что детство пропало…».

Анна Аникина, «Мини-мисс Славянка – 2008»:

«Подготовка к конкурсам занимала много времени. Постоянные примерки, репетиции, подготовка номеров. Танцевала до полного изнеможения.

После одного конкурса посмотрела баллы: у меня оказался наивысший, но я не заняла призового места. У меня была истерика. Родители принципиально платить за победу не собирались.

Сначала была эйфория, но после подкупных конкурсов желание участвовать полностью пропало».

НЕДЕТСКОЕ РЕШЕНИЕ

Мамы конкурсанток уверяют, что дети сами хотят участвовать в конкурсах красоты. Но разве осознаёт маленький ребёнок, чего он «САМ хочет»?

Часто детки не выдерживают напряжённой подготовки к конкурсу и устраивают истерики, а то и доходят до нервного срыва. Но мамы не обращают на это внимания, и упорно двигают детей к заветной цели.

Но какова цель?

В принципе, как повезёт, но на детях можно успешно зарабатывать – что, в принципе, на Западе некоторые и делают – без малейших укоров совести.

И хотя многие мамы оправдывают своё желание с младых ногтей впихнуть своих малышек в шоу-бизнес тем, что они просто хотят развить в них артистизм, научить владеть собой и подавать себя, воспитать упорство в достижении цели и т.п., как-то не вяжутся эти объяснения с самой сутью конкурсов красоты.

А суть эта очень проста и однозначна: «торговля лицом». Но давайте не забывать, что речь идёт о детях.

«Я часто вижу этих детей без детства: 4-6-летние, вечно уставшие, измученные постоянным напряжением дети, рыдающие за кулисами. Их родители гонят их, словно машину, к мнимому успеху и признанию. И, поверьте мне: большинство детских заверений о том, что «мне самой это нравится» просто продиктовано самими родителями», – пишет Татьяна Петракова, главный редактор журнала «Ukrainian People», организатор более 300 фестивалей и конкурсов для детей.

ЦЕНА УЖАСНОЙ КРАСОТЫ

Чтобы малышки выглядели постарше, их одевают в откровенные наряды, используют автозагар, тонны косметики, накладные ресницы и локоны, им красят волосы и отбеливают зубы, а если у ребёнка выпадает молочный зуб, заставляют надевать пластины.

Детей учат улыбаться неестественной и мёртвой улыбкой, принимать кокетливые «взрослые» позы.

Как и в модельном бизнесе, девочки соблюдают диету – в том самом возрасте, когда для растущего организма ограничения в еде могут создать серьёзные проблемы.

Некоторые мамочки пошли ещё дальше.

Косметолог Керри Кэмпбелл колет ботокс своей 8-летней дочке Бритни.

В 2011 году в США вспыхнул скандал: косметолог Керри Кэмпбелл регулярно колола ботокс своей 8-летней дочке Бритни – чтобы увеличить её шансы на победу.

Более того, она не только делала девочке инъекции в губы, лоб и области вокруг глаз, но и производила эпиляцию, пропитывая эти места воском – чтобы в подростковом возрасте у неё не росли волосы.

Маму другой участницы Линдси Джексон едва не лишили родительских прав после того, как на одном из конкурсов девочка вышла на подиум в костюме стриптизёрши.

У самой известной американской мини-красотки Иден Вуд к шести годам было уже более 300 разных наград и титулов. Поговаривают, что к девяти годам она уже делала пластическую операцию. Её мама, конечно же, отрицает это. Но… сами понимаете – нет дыма без огня.

Алана Томпсон (Милашка Бу-бу) – вмиг стала популярной, поучаствовав в конкурсе красоты. Она копирует позы и поведение взрослых, чем и привлекает к себе внимание.

У Аланы было собственное реалити-шоу. Страшно то, что на поведение капризного и невоспитанного ребёнка с удовольствием смотрели миллионы зрителей.

Шоу сняли с эфира лишь после того, как её мама Джун в 2014 году начала встречаться с мужчиной, отсидевшим за совращение её старшей дочери…

ПСИХОЛОГИ БЬЮТ ТРЕВОГУ

Психологи выступают против вовлечения детей в состязания такого рода, мотивируя это тем, что маленькие дети вынуждены в них делать вещи, которые категорически не подходят им по возрасту и очень опасны для их психики.

По словам психолога Алёны Фроловой, «все конкурсы красоты направлены на удовлетворение «нарцистических потребностей» не самого ребёнка, а его родителей».

Чему учат детей подобные конкурсы?

Прежде всего, тому, что внешний вид – это самое главное.

Психиатр Стефан Клерже писал, что «у девочек, которые ставят во главу угла свою внешность, позже велик риск развития маниакальной идеи, помешательства на своей внешности. А так как совершенству нет предела, это может плохо закончиться».

Потом,  в более старшем возрасте, начинаются психические расстройства, наркотики, анорексия и так далее.

По свидетельству медиков у 15% конкурсанток  в будущем проявляются суицидальные наклонности.

Маленькая девочка, примеряя на себя образ взрослой женщины и получая одобрение со стороны авторитетных взрослых, уже не может отойти от этого образа. Таким образом происходит преждевременная, очень ранняя сексуализация девочек.

КУДА ВЕДЁТ ЭТА ДОРОГА

Кандидат психологических наук, продюсер, писатель Татьяна Огородникова на пресс-конференции по поводу запрета детских конкурсов красоты высказывалась очень категорично:

«Предназначение каждого ребёнка – быть самым лучшим и красивым, а не ходить по сцене и что-то доказывать сидящим в зале тётям и дядям.

Я не понимаю, зачем мама демонстрирует всем, как талантливо её ребёнка создал Господь Бог!

Девушек, желающих попасть в эту сферу очень много, но не все могут стать звездой подиума, как обещают на конкурсах красоты. Им должен кто-то рассказать, ЧТО их реально ожидает на самом деле, если они останутся за бортом модельного бизнеса.

Например, недавно одну из наших моделей убили на Кипре, а другой облили лицо кислотой. Вот он успех!

Вы приводите своего ребёнка в бизнес, который напрямую имеет отношение к криминалу, и поэтому не надо закрывать глаза на то, что проституция и модельный бизнес – это две совместные позиции.

Единицы не занимаются этим только потому, что их под крыло взял чей-нибудь муж.

У детских конкурсов красоты нет телевизионной трансляции, рекламу там никто не даёт, поэтому легальных доходов нет. Но есть доход НЕлегальный – научить этих девочек вилять попой и потом пристроить их в эскорт услуги.

Девочки же ещё маленькие, совсем глупенькие и пытаются подражать. А когда девочка виляет тем, чего у неё нет, и выпячивает то, чего нет, это всё выглядит как глупая пародия.

Но если у нормального человека это вызывает чувство неловкости и стыда, то у людей со специфическим сексуальным интересом это может вызвать вполне определённые реакции.

По статистике из тысячи желающих стать моделью успеха добиваются не более 10-15 человек.

В нашей стране миллионерш среди моделей не существует – это всё лживые мифы (кроме, конечно, тех, кто уехал за границу и кому повезло удачно выйти замуж – но таких можно сосчитать по пальцам).

По статистике 90% девушек из агентства моделей попадают в эскорт услуги.

Больше половины моделей начинают работать с 13 лет и на показах их редко сопровождают родители.

Более 80% из этих моделей признались, что пробовали наркотики.

Треть моделей признались, что их принуждали к сексу люди, с которыми они сталкивались по работе, и они неоднократно переживали сексуальное насилие и домогательство.

Девушки, которым всё-таки повезло попасть в модельный бизнес, обычно живут по десять человек в одной комнате, в ужасных условиях, а анорексия  и депрессия становится их привычным диагнозом.

Некоторых малолетних девочек постоянно преследуют и сексуально домогаются – несмотря на то, что родители их прячут и как-то пытаются защитить.

Твигги, известная английская модель, говорила, что если бы она с самого начала знала, ЧТО происходит на модельных подмостках, она ни в коем случае не отправилась бы туда и не отправила туда свою дочь».

ДЖЕК-ПОТ ДЛЯ ИЗВРАЩЕНЦА

Многие люди задаются вопросом: ДЛЯ КОГО делают эти конкурсы?

И речь тут не о девочках.

Кто-то удовлетворяет свою больную фантазию, получая наслаждение от такой «красоты». Но одно дело – просто смотреть, а другое – действовать.

Многим известно нашумевшее дело Станислава Молодякова (Александра Трофимова) – вице-президента конкурса «Мисс Россия», который, прикрываясь своей должностью, приглашал девочек от 8 до 13 лет на так называемый «кастинг» в свой загородный дом. Когда несколько девочек рассказали полицейским подробности этих кастингов и ему предъявили обвинения в серии изнасилований школьниц, он, изменив фамилию, бежал из страны в Камбоджу, где продолжил любимое дело – развращал детей.

Его разыскивали 7 лет, но теперь Станислав Молодяков отправился за решётку на 11 лет.

ЗАПРЕТИТЬ НЕЛЬЗЯ РАЗРЕШИТЬ

Учитывая исключительно вредные последствия детских конкурсов красоты для детей, активисты во многих странах мира пытаются их запретить.

Во Франции, например, это уже сделали.

Французский депутат Шанталь Жуанно, которой правительство доверило миссию по предотвращению «гиперсексуализации маленьких девочек», в интервью Le Parisien сказала: «В США 220 000 девочек младше 18-ти лет прибегли к вживлению грудных имплантатов»!

В июле 2011 года в австралийском Мельбурне люди собрались на акцию протеста против детского конкурса красоты, организованного американской компанией, производящей реалити-шоу «Малыши и Диадемы».

Организаторы конкурса обещали, что все его участники станут звёздами телевизионных передач и рекламных кампаний.

Представители общественности выразили своё возмущение планами продюсеров из США: «Дети не Барби!!!», «Малыши не должны быть товаром на рекламном рынке!».

Виталий Милонов, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга считает, что оценивать физические данные ребёнка безнравственно:

«Если дети – товар, то родители могут выставлять своих детей на состязание: чей ребёнок краше. Но это очень циничное отношение к детям.

У детей не может быть сравнения в красоте. Любой ребёнок по определению красив.

Факт появления детских конкурсов красоты, по моему мнению, это, во-первых, разгул педофилии, а во-вторых, поклонение новым либеральным ценностям, когда считается, что товаром является всё, что можно продать».

Татьяна Петракова, автор и организатор многочисленных благотворительных проектов, направленных на помощь детям-переселенцам из зоны боевых действий на востоке Украины, убеждена:

«В Украине должны запретить детские конкурсы красоты!

Девять лет назад я поклялась, что никогда не буду в жюри детских конкурсов красоты. Также я пообещала себе, что ни на одном из конкурсов, фестивалей, организованных мной (а их уже свыше 300), никто не будет оценивать внешность ребёнка. Но каждый ребёнок будет чувствовать себя уникальным, будет чувствовать себя победителем!».

Детская невинность должна защищаться обществом!

Ведь, если у бизнесменов не хватает совести не эксплуатировать детей ради денег, и у родителей не хватает сердца не лишать детей детства, – тогда выход один: законодательно пресекать детские конкурсы красоты.

Подготовила Елена Каневская