Что-то не то…

Только осведомлённый и опытный человек может видеть, как рвутся информационные бомбы и происходят информационные атаки…

Жила-была обычная Черепаха, которая постоянно таскала на своей спине тяжелый панцирь.

Панцирь придавливал её к земле и каждый шаг Черепахе давался тяжело. Поэтому жизнь её, измеряемая количеством этих непростых шагов, также была нелегкой. Но зато, когда из соседнего леса прибегала голодная Лиса, Черепаха прятала голову под панцирь и спокойно переживала опасность.

Лиса прыгала вокруг, пробовала панцирь на зуб, пыталась перевернуть свою жертву, применяла все присущие агрессору приёмы, но Черепаха стояла на своём и оставалась живой.

Однажды Лиса принесла с собой большой кошелёк, привела зайца-юриста и, усевшись напротив, предложила свои услуги по покупке панциря…

Долго думала Черепаха, но в силу небогатого воображения вынуждена была отказаться.

И опять рыжая удалилась ни с чем.

…Шло время.

Окружающий мир изменялся.

В лесу появились невиданные ранее «чудеса техники» – телекоммуникационные средства.

И вот однажды, выйдя из дома, Черепаха увидела висящий на дереве телевизионный экран, на котором демонстрировались летающие черепахи без панциря, а диктор-дятел, захлёбываясь от восторга, комментировал их полёт: «Какая лёгкость! Какая скорость! Какое изящество! Какая красота!»

День смотрела Черепаха эти передачи, два, три… И постепенно в её маленькой голове стали появляться мысли о том, что она, видимо, большая дура, раз таскает на себе такую тяжесть – панцирь.

Не лучше ли действительно сбросить его? Ведь жить тогда станет намного легче!

Страшно?

Да, немного страшно, но в последних новостях телеведущая Сова заявила, что своими собственными глазами видела, как Лиса подалась в кришнаиты и стала вегетарианкой.

А что, рассуждала Черепаха, мир преображается, лес становится другим – в нём всё меньше остаётся деревьев и самобытных зверей, а всё больше похожих друг на друга бездомных собак и шакалов.

«Почему бы не полетать? Небо – оно такое большое и такое прекрасное! Достаточно отказаться от панциря и мне сразу будет легче!» – так думала Черепаха.

«Достаточно отказаться от панциря – и её сразу будет легче съесть!» – так думала Лиса, подписывая счёт на очередной рекламный ролик о летающих черепахах.

И в одно прекрасное утро, когда небо как никогда казалось большим и прекрасным, Черепаха сделала свой первый и последний шаг к свободе… от собственной защиты.

Эта Черепаха не знала, что информационная война это целенаправленное обучение противника тому, как снимать с себя панцирь.

 

Расторгуев С.П.

Информационная война. 1999.

 

В настоящее время у многих из нас появилось устойчивое ощущение, что в окружающем нас мире происходит что-то не то.

Что-то не то происходит с нашим обществом.

Что-то не то происходит с нашими людьми.

Что-то не то происходит с нашими детьми.

Что-то не то происходит и с нами самими.

Порой кажется, что сегодня и сам воздух, которым мы дышим, пронизан чем-то «не тем», став смрадным и удушливым.

Народ чихает, кашляет, задыхается, кто-то всё время падает в обморок от удушья, а различные «компетентные лица» пытаются убедить народ в том, что «ничего такого» не происходит, что «всё идет своим путём», что на самом деле – всё хорошо, а будет ещё лучше…

Однако «компетентные лица» врут.

Причем врут сознательно и профессионально. Такая уж у них работа.

На самом деле, нынешняя ситуация напоминает такую картину.

Мы находимся в самом эпицентре ожесточённого сражения за наш родной город. Кругом грохочут пушки, рвутся снаряды, свистят пули, улицы завалены трупами, отовсюду слышны крики раненых, от авиабомб рушатся стены заводских корпусов, и, наконец, в город входят передовые части вражеской армии.

Вдруг, откуда не возьмись, появляется множество людей с кинокамерами и лощеный репортер в белоснежном костюме, сияя от счастья, вещает в эфир о том, что всё происходящее – это никакая не оккупация, а «свободный выбор наших горожан», что армия оккупантов несёт нам не смерть и порабощение, а «мир и безопасность», и что именно теперь, на наших глазах и происходит «подлинный расцвет свободы, независимости и демократии».

А мы оглядываемся по сторонам и, слушая комментатора, мягко говоря, недоумеваем:

«Что-то не то…»

То, что многие люди чувствуют сегодня – это действительно ощущение войны.

Но войны странной. Войны, которую нельзя увидеть. Её можно именно почувствовать.

Это война – информационная.

Однако только осведомленный и опытный человек может видеть, как рвутся информационные бомбы и происходят информационные атаки.

Особенностью информационной войны является скрытый характер её ведения.

Как правило, её немедленно прекращают, как только истинные цели той или иной информационной операции становятся известны широкой публике.

Можно ли доказать наличие информвойны людям, которые считает её плодом больного воображения отдельных личностей?

Очень легко.

Вы спрашиваете как?

Отвечаю: по её последствиям.

Давайте для начала перечислим

ПОСЛЕДСТВИЯ ОБЫЧНОЙ ВОЙНЫ:

  1. 1. Захват и раздел оккупированной территории.
  2. 2. Падение экономики той страны, на которую совершено нападение.
  3. 3. Сокращение народонаселения (люди гибнут как в ходе боевых действий, так и в тылу – от голода, болезней и тяжелых условий жизни).
  4. 4. Захват в плен (превращение граждан порабощенной страны в рабов или в дешёвую рабочую силу).
  5. 5. Запрет на собственные вооруженные силы (вспомните послевоенные Германию и Японию).

Вы уже успели провести аналогии?

Тогда уточним их.

Итак,

УКРАИНА ПОСЛЕ 1991 ГОДА:

  1. 1. Государство Украина появилось в результате раскола огромной и мощной сверхдержавы на десятки самостоятельных автономных территорий.

В настоящее время наиболее богатые природными и экономическими ресурсами территории Украины усиленно и повсеместно заполоняются гражданами иностранных государств, которые скупают и наши земли, и наши дома, и некогда государственные промышленные объекты, которые необратимо перепрофилируются в торговые центры, развлекательные заведения и т.п. – по усмотрению новых хозяев.

  1. 2. Неуклонное разрушение национальной экономики и сельского хозяйства.

Действующие же отечественные рентабельные производства на сегодняшний день превращены во всевозможные СП, АО, ЗАО и т.п. – со значительной или как правило большей частью иностранного капитала.

  1. 3. Неуклонное сокращение населения.

Численность коренного населения Украины неуклонно снижается и по состоянию на 01.11.2012 составляет 45 560 300 человек (данные Госкомстата Украины) – на 6, 5 миллионов меньше, чем в 1991 году.

ТАКОГО сокращения народонаселения в мирное время – без войн, голода, репрессий и массовых эпидемий наша история ещё не знала (в РФ ситуация аналогична вследствие общности процессов, о которых мы говорим).

  1. 4. Захват в плен.

Речь идёт не только о массовой «утечке мозгов» (интеллектуальной элиты общества), не только о массе высококвалифицированных специалистов разных областей, которые за бесценок продают свой труд в странах Евросоюза, но и о тысячах соотечественниках, которые работают сегодня на предприятиях, принадлежащих неукраинцам.

  1. 5. Запрет на вооруженные силы.

Украина, будучи ещё совсем недавно третьей по величине мировой ядерной державой (после России и США), словно по мановению волшебной палочки, вдруг оказалась и без ядерного щита, и без ракет.

К настоящему времени 90% оборонных предприятий Украины либо перепрофилированы, либо закрыты. А боевое и моральное состояние нынешней украинской армии таково, что назвать её армией в традиционном понимании этого слова будет чистой воды лицемерием.

Таким образом, нынешнее состояние нашего государства по всем параметрам соответствует состоянию страны, против которой ведутся масштабные боевые действия.

Более того, эти действия уже давно происходят на нашей территории и с огромными потерями с нашей стороны.

Точная дата начала этой войны известна: 18 августа 1948 года.

В этот день Совет национальной безопасности США утвердил директиву 20/1 «Цели США в отношении России» (в то время американцы называли «Россией» всю территорию Советского Союза. – Д.Д.).

Спустя 30 лет эта Директива была впервые опубликована в США в сборнике «Сдерживание. Документы об американской политике и стратегии 1945 – 1950 гг.»

Ввиду важности этого документа, приведём его целиком (выделено мною. – Д.Д.)

«В интересах развернувшейся ныне политической войны правительство вынуждено наметить более определенные и воинственные цели в отношении России уже теперь, в мирное время, как это было необходимо в отношении Германии и Японии до начала военных действий с ними.

При государственном планировании ныне, до возникновения войны, следует определить наши цели, достижимые как во время мира, так и во время войны, сократив до минимума разрыв между ними.

Наши основные цели в отношении России, в сущности, сводятся всего к двум:

а) свести до минимума мощь и влияние Москвы;

б) провести коренные изменения в теории и практике внешней политики, которых придерживается правительство, стоящее у власти в России.

Наши усилия, чтобы Москва приняла наши концепции, равносильны заявлению: наша цель — свержение Советской власти.

Отправляясь от этой точки зрения, можно сказать, что эти цели недостижимы без войны, и, следовательно, мы тем самым признаём: наша конечная цель в отношении Советского Союза — война и свержение силой Советской власти.

Мы обоснованно не должны испытывать решительно никакого чувства вины, добиваясь уничтожения концепций, несовместимых с международным миром и стабильностью, и замены их концепциями терпимости и международного сотрудничества.

Не наше дело раздумывать над внутренними последствиями, к каким может привести принятие такого рода концепций в другой стране.

Равным образом мы не должны думать, что несём хоть какую-нибудь ответственность за эти события.

Если советские лидеры сочтут, что растущее значение более просвещенных концепций международных отношений несовместимо с сохранением их власти в России, то это их, а не наше дело.

Наше дело работать и добиться того, чтобы там свершились внутренние события. Как правительство мы не несём ответственности и за внутренние условия в России.

Во время мира нашей целью не является свержение Советского правительства. Разумеется, мы стремимся к созданию таких обстоятельств и обстановки, с которыми нынешние советские лидеры не смогут смириться и которые им не придутся по вкусу.

Возможно, что, оказавшись в такой обстановке, они не смогут сохранить свою власть в России.

Однако следует со всей силой подчеркнуть: то – их, а не наше дело.

Если действительно возникнет обстановка, к созданию которой мы направляем наши усилия в мирное время, и она окажется невыносимой для сохранения внутренней системы правления в СССР, что заставит Советское правительство исчезнуть со сцены, мы не должны сожалеть по поводу случившегося.

Однако, мы не возьмем на себя ответственность за то, что добивались и осуществили это.

Речь идет, прежде всего, о том, чтобы сделать и держать Советский Союз слабым в политическом, военном и психологическом отношении по сравнению с внешними силами, находящимися вне пределов его контроля.

Мы должны, прежде всего, исходить из того, что для нас не будет выгодным или практически осуществимым полностью оккупировать всю территорию Советского Союза, установив на ней нашу военную администрацию. Это невозможно как ввиду обширности территории, так и численности населения.

Иными словами, не следует надеяться достичь полного осуществления нашей воли на русской территории, как мы пытались сделать это в Германии и Японии.

Мы должны понять, что конечное урегулирование должно быть политическим.

Если взять худший случай, то есть сохранение Советской власти над всей или почти всей территорией, то мы должны потребовать:

а) выполнения чисто военных условий (сдача вооружения и т. д.), с тем чтобы надолго обеспечить военную беспомощность русских;

б) выполнение условий с целью обеспечить значительную экономическую зависимость России от внешнего мира.

Все условия должны быть жёсткими и явно унизительными для этого коммунистического режима.

Они могут примерно напоминать Брест-Литовский мир 1918 года, который заслуживает самого внимательного изучения в этой связи.

Мы должны принять в качестве безусловной предпосылки, что не заключим мирного договора и не возобновим обычных дипломатических отношений с любым режимом в России, в котором будет доминировать кто-нибудь из нынешних советских лидеров или лица, разделяющие их образ мышления.

Мы слишком натерпелись в минувшие 15 лет (т. е. годы правления И. В. Сталина 1933-1948 гг. — Д.Д.), действуя так, как будто нормальные отношения с таким режимом были возможны.

Так какие же цели мы должны искать в отношении любой некоммунистической власти, которая может возникнуть на части или всей русской территории в результате событий войны?

Следует со всей силой подчеркнуть, что независимо от идеологической основы любого такого некоммунистического режима и независимо от того, в какой мере он будет готов на словах воздавать хвалу демократии и либерализму, мы должны добиться осуществления наших целей, вытекающих из уже упомянутых требований.

Иными словами, необходимо добиться, чтобы некоммунистический и номинально дружественный к нам режим:

а) не имел большой военной мощи;

б) в экономическом отношении сильно зависел от внешнего мира;

в) не имел серьезной власти над главными национальными меньшинствами;

г) не установил ничего похожего на железный занавес.

В случае, если такой режим будет выражать враждебность к коммунистам и искать дружбы с нами, мы должны позаботиться, чтобы эти условия были навязаны не оскорбительным или унизительным образом.

Но мы обязаны не мытьем, так катаньем навязать их для защиты наших интересов.

Мы должны ожидать, что различные группы предпримут энергичные усилия, с тем чтобы побудить нас пойти на такие меры во внутренних делах России. Следовательно, нам нужно принять решительные меры, дабы избежать ответственности за решение, кто именно будет править Россией после распада советского режима.

Наилучший выход для нас — разрешить всем эмигрантским элементам вернуться в Россию максимально быстро и позаботиться о том, в какой мере это зависит от нас, чтобы они получили примерно равные возможности в заявках на власть.

Вероятно, что между различными группами вспыхнет вооруженная борьба. Но даже в этом случае мы не должны вмешиваться, если только эта борьба не затронет наши военные интересы.

Как быть с силой Коммунистической партии Советского Союза?

Это в высшей степени сложный вопрос, на который нет простого ответа. На любой территории, освобожденной от правления Советов, перед нами встанет проблема человеческих остатков советского аппарата власти.

В случае упорядоченного отхода советских войск с нынешней советской территории, местный аппарат Коммунистической партии, вероятно, уйдет в подполье, как это случилось в областях, занятых немцами в недавнюю войну. Затем он вновь заявит о себе в форме партизанских банд.

В этом отношении проблема, как справиться с ним, относительно проста: нам окажется достаточным раздать оружие и оказать военную поддержку любой некоммунистической власти, контролирующей данный район, и разрешить расправляться с коммунистическими бандами традиционными методами русской гражданской войны.

Куда более трудную проблему создадут рядовые члены Коммунистической партии или работники советского аппарата, которых обнаружат или арестуют, или которые сдадутся на милость наших войск или любой русской власти.

И в этом случае мы не должны брать на себя ответственность за расправу с этими людьми или отдавать прямые приказы местным властям, как поступить с ними.

Это дело любой русской власти, которая придет на смену коммунистическому режиму. Мы можем быть уверены, что такая власть сможет много лучше судить об опасности бывших коммунистов для безопасности нового режима и расправиться с ними так, чтобы они в будущем не наносили вреда.

Мы должны неизменно помнить: репрессии руками иностранцев неизбежно создают местных мучеников.

Итак, мы не должны ставить своей целью проведение нашими войсками широкой программы декоммунизации на территории, освобожденной от коммунизма, и в целом должны поручить это дело любым местным властям, которые придут на смену Советской власти» (В. Лисичкин, Л. Шелепин. Третья мировая информационно-психологическая война. Москва, 1999 г.).

ПРИНЦИПЫ ВЕДЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ

были сформулированы еще в VI веке до Р.Х. выдающимся древнекитайским философом и военным деятелем Сунь Цзы.

Вот эти принципы:

  1. 1. Разлагайте всё хорошее, что имеется в стране вашего противника.
  2. 2. Вовлекайте видных деятелей противника в преступные предприятия.
  3. 3. Подрывайте престиж руководства противника и выставляйте его в нужный момент на позор общественности.
  4. 4. Используйте в этих целях сотрудничество с самыми подлыми и гнусными людьми.
  5. 5. Разжигайте ссоры и столкновения среди граждан враждебной вам страны.
  6. 6. Подстрекайте молодежь против стариков.
  7. 7. Мешайте всеми средствами работе правительства.
  8. 8. Препятствуйте всеми способами нормальному снабжению вражеских войск и поддержанию в них порядка.
  9. 9. Сковывайте волю воинов противника песнями и музыкой.
  10. 10. Делайте всё возможное, чтобы обесценить традиции ваших врагов и подорвать их веру в своих богов.
  11. 11. Посылайте женщин легкого поведения с тем, чтобы дополнить дело разложения.
  12. 12. Будьте щедры на подарки для покупки сообщников. Вообще не экономьте ни на деньгах, ни на обещаниях, так как они приносят прекрасные результаты (Крысько В.Г. Секреты психологической войны. Цели, задачи, методы, формы, опыт. Минск, 1999).

ТЕХНОЛОГИИ  ИНФОРМАЦИОННОЙ  ВОЙНЫ

Как известно, достаточное большое влияние на сознание человека оказывают символы.   Все мы храним в своей памяти какие-либо дорогие нашему сердцу образы или предметы, с которыми так или иначе связаны позитивные эмоции.

Если же мы представим, что с ними случилась беда, то это может вызвать у нас сильные переживания, которые в отдельных случаях могут привести к значительному ухудшению здоровья.

А теперь вспомните, какие представления, скажем, о чести, долге, верности и патриотизме существовали в нашем обществе 20-30 лет назад и сравните их с нынешними представлениями.

Не правда ли, разница весьма существенная?

А теперь вспомните, какому осмеиванию подвергались эти понятия в послеперестроечные годы. Каждая юморина, каждый КВН, каждый сатирик считали своим долгом поострить на темы супружеской преданности, интимной стыдливости, общественного долга, патриотизма и т.п.

Можем ли мы после всего этого утверждать, что нынешнее отношение общества к этим понятиям – есть «естественный результат деидеологизации сознания», а не следствие вполне определенных, целенаправленных, планомерно проводимых мероприятий?

На информационной войне не свистят пули, нет бомбежек, и люди не подрываются на минах. Однако для отдельной личности последствия этой войны могут быть такими же разрушительными, как и в обычной войне.

Нужен пример?

Пожалуйста: реклама травмоопасных видов спорта для молодежи (скейты, серфинг, дельтапланеризм, экстремальный парашютизм и т.д.) под лозунгом «Это – круто!»

А кому из нынешних тинэйджеров не хочется прослыть «крутым» парнем?

Еще одна технология – языковой бум.

В общество внедряется идеология, в соответствии с которой незнание иностранного языка – не просто отсталость, а едва ли не признак шизофрении.

На каждом углу нас пытаются завлечь на курсы по изучению иностранных языков «по уникальной методике» («Английский – свободно»).

Книжные лотки забиты соответствующей обучающей литературой с дисками и кассетами в придачу.

Миллионы родителей на всем постсоветском пространстве нанимают дорогих учителей иностранной словесности для обучения своих чад, скажем английскому языку, сразу же, как только они стали на ноги, чтобы потом с умилением рассказывать своим знакомым, что оно (чадо) свое первое слово «мама» изрекло не как-нибудь, а на чисто королевском лондонском английском: «mammy».

В учебных заведениях изучение иностранных языков нередко происходит в ущерб изучению родной, прежде всего, русской литературы, на примерах которой-то и воспитываются вышеупомянутые качества, которые сегодня у молодых, увы, не в почете.

Неистовую моду на английский можно объяснить тем, что язык, как таковой, играет важнейшую роль в формировании менталитета и потому всегда активно используется для информационного порабощения одного государства другим.

Страна агрессор всегда старается навязать свой язык.

Дальше.

Создание, запуск и реклама деструктивных молодежных субкультур («готы», «эмо» и т.п.)

Данная информтехнология убивает сразу как минимум двух зайцев:

1) нередко приводит молодых людей к суициду;

2) ментально отдаляет этих молодых людей от старшего поколения, что создаёт непреодолимый барьер для передачи им традиционных (позитивных) культурных и духовных ценностей.

Человек же, оторванный от своих духовных корней, не имеющий четких жизненных ориентиров, становится духовно дезориентированным, а значит – идеальным объектом для любых манипуляций.

Значительное место в информационной войне занимает мифотворчество.

Ярким примером является внедрённый в современное украинское общество миф евроцентризма.

Суть этого мифа заключается в том, что только Запад живет правильно (и поэтому богато), что только там – истинные ценности и воплощение всего лучшего, с которым человек связывает свои представления о счастье.

Однако это совсем не так.

Сколько бы нам не твердили о приоритетах «общечеловеческих ценностей» над национальными, ментальность коренного украинца и ментальность датчанина всегда отличались, отличаются и будут отличаться кардинально.

Западное гражданское общество строится на индивидуализме, когда каждый – сам за себя. И для того, чтобы такое общество (до поры до времени) не распалось полностью, его скрепляют различными общими идеями (например, идеей об абсолютизации прав и свобод человеческой личности).

Основой нашего же общества на протяжении веков была соборность, благодаря которой наш народ был непобедим на протяжении восьми веков.

Основу же государства составляла семья – как правило, многодетная, в которой под общей крышей жили представители нескольких поколений, что обеспечивало преемственность родовых умений, семейного ремесла, ценностей и традиций.

Именно поэтому на изменение нашего исторического архетипа, на создание человека новой эры – эры потребления – и направлены сегодня все орудия идеологического оболванивания.

К сожалению, к настоящему времени разработано и, увы, уже успешно внедрено множество подобных информтехнологий, последствия которых мы можем видеть (чего греха таить!) и на себе, и на наших собственных детях.

Для тех же, кто хочет разобраться в данном вопросе и стать хорошим бойцом информационного фронта, мы можем посоветовать прочесть книги по информационной войне, которые имеются в электронной библиотеке «Родительского комитета» на сайте www.rodkom.org.ua (копирование свободно).

Как пишет С. Кара-Мурза в своей книге «Манипуляция сознанием», прочтение таких книг позволит человеку различать, какая информация является обычной, а какая – манипулятивной.

Конечно, изучение данных материалов потребует от человека определенных затрат, но если мы говорим о войне, которая так или иначе касается всех нас, то на войне, как на войне – каждый боец несёт свою нагрузку и имеет свой сектор ответственности.

Нельзя выиграть в информационной войне, если не научиться воевать и профессионально владеть основными её орудиями.

И последнее.

Изучая литературу подобного рода и осознавая масштабы происходящего, можно впасть в уныние.

Учтите, это тоже – часть технологии: заставить нас опустить руки.

Не бойтесь! Не так страшен бес, как его малюют.

Зло мощно, но далеко не всесильно. И побеждает оно сегодня только потому, что с ним ещё пока  никто по-настоящему не борется.

Мы должны научиться разбираться в информационных потоках, и помочь в этом нашим близким и знакомым.

Это и будет нашим небольшим вкладом в общее и святое дело защиты нашего Отечества в этой необъявленной и коварной третьей мировой, информационной.

Дмитрий Донской, кандидат технических наук, доцент кафедры «Охрана труда» НТУ «ХПИ», сопредседатель ХООО «Родительский комитет» (г. Харьков), 12 декабря 2012 г.