Что такое церковь?

Каковы основные признаки истинной Церкви Христовой? Какую миссию она выполняет в мире? Что является подменой Церкви?

В самом простом понимании этого слова, Церковь – это установленное Богом общество верующих во Христа людей – для вечной жизни и спасения. Этих людей объединяют церковные Таинства и священноначалие – под невидимым управлением Самого Господа нашего Иисуса Христа.

Примерно таково, скажем так, катехизическое определение Церкви.

Однако согласно Священному Писанию, Церковь является живым Телом Христовым, вечный Глава Которого – Сам Господь наш Иисус Христос; само же Тело Его составляет народ Божий, объединённый единой верой и единым крещением.

Таким образом, в Церкви человек реально, онтологически соединяется с Богочеловечеством Христа, с Его воскресшей природой.

Следствием этого соединения является постепенное исправление тех деформаций, которые произошли с человеком вследствие нарушения им законов духовной жизни.

«Столп и утверждение Истины»

Православный Символ веры даёт четыре определения Церкви: «Верую во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь».

Давайте же рассмотрим эти определения.

Итак, Церковь – Едина. Что это значит?

Это значит, что Церковь Христова – одна и та же на всем протяжении истории.

В любом уголке земного шара Церковь имеет одно и то же устроение, одно и то же неизменяемое  догматическое учение.

Вселенская Православная Церковь существует в виде 15-ти самостоятельных Поместных Церквей, однако их самостоятельность носит чисто административный характер, никак не нарушающий единство вероучения и священнодействий.

Наконец, единство Церкви проявляется в участии христиан в Таинствах – независимо от того, в каком уголке мира они совершаются.

Далее – Церковь Святая.

Что это значит?

Часто люди внешние ждут от нас, членов Церкви, немедленной и абсолютной святости и, столкнувшись с церковной действительностью, разочаровываются, говоря: «как же так, вы ведь должны быть святыми, а вы – такие же, как мы, а то и еще хуже»!

Однако здесь очень важно понимать, что Церковь свята тем, что она – источник освящения.

Церковь свята, прежде всего, своею Главою – Господом нашим  Иисусом Христом.

Церковь свята живущим в ней Святым Духом.

Церковь свята своим единством с Небесной Церковью – то есть с Церковью святых – с теми самыми «душами праведников, достигших совершенства», о которых пишет Апостол Павел в Послании к евреям.

И, наконец, Церковь свята своею целью, своим призванием, своим назначением.

Мы же с вами, члены Церкви, призваны к святости.

Она, святость, – это наше задание, наша цель, наше дело, над которым мы должны трудиться на протяжении всей нашей земной жизни.

Третье определение Церкви указывает на её соборность.

Что это такое?

Словом «соборная» переведено греческое слово «кафолическая», – т. е. вселенская, не ограниченная пространством и временем.

Эта вселенскость Церкви вытекает из её единства, о чем мы уже сказали.

Но соборность имеет ещё вот какое значение: все решения в Церкви принимаются соборно, т. е. не чьим-то единоличным распоряжением.

Единственный Глава Церкви – Христос.

Он построил Свою Церковь на основании, которым явились Апостолы.

Не один какой-то Апостол (как, например, считают католики), а именно ВСЕ Апостолы и их преемники – епископы.

И теперь вся власть в Церкви принадлежит собору этой Церкви. Прежде всего – собору епископов, а не какому-то одному из них.

Этот принцип власти мы видим в Церкви уже с самого начала её бытия.

В 15-й главе книге Деяний апостольских мы читаем, что решение о вхождении язычников в Церковь принято СОБОРОМ Апостолов, а не единолично кем-то из них.

Так и продолжается в Церкви до сего дня.

Высший авторитет для нас – Вселенский Собор, т. е. собрание епископов всех Поместных Церквей.

Таким образом, соборность – это один из главных принципов жизни Церкви, принцип принятия решений. Суть этого принципа – единомыслие во Христе.

И, наконец, последнее определение Церкви, согласно Символу веры, — Православная Церковь есть Церковь Апостольская.

Как мы уже говорили, Господь основал Свою Церковь через святых Апостолов. Ими она получила свое устроение, закреплённое догматических, нравственных, канонических и литургических основах.

И Церковь остается Церковью, только тогда, когда она восходит к Апостолам.

Это значит, во-первых, АПОСТОЛЬСКОЕ ПРЕЕМСТВО в Таинстве Священства. Апостолы, проповедуя Евангелие в разных уголках земного шара, везде оставляли своих преемников – епископов, которые через «возложение рук апостольских» обладали всей полнотой апостольского служения.

Епископы, в свою очередь, также оставляли после себя преемников. И таким образом апостольская благодать священства пребывает в Церкви до сего дня.

Во-вторых, в Церкви все должно возводиться к апостольскому авторитету.

Это означает, что любой вопрос в Церкви должен быть проверяем на предмет того, возводим ли он к Апостолам?

Так ли учили, так ли установили сами Апостолы?

Если то или иное явление коренится в апостольских установлениях (а их мы узнаём из Священного Писания Нового Завета и Священного Предания Церкви), то оно церковно и законно.

А если нет – значит, к Церкви оно имеет опосредованное, а может быть, и враждебное отношение.

Для лучшего понимания темы нашей беседы, вкратце скажем о том, что НЕ ЕСТЬ Церковь, то есть скажем о том, что является подменой Церкви.

Здесь нужно отметить, прежде всего, то, что сегодня мы с вами живем в период упадка церковного сознания.

То есть сегодня суть и значение Церкви в мировоззрении и в духовной жизни христиан не сознается и не чувствуется в чистоте: люди не знают церковного учения и, что весьма прискорбно, не имеют потребности знать.

В результате, сегодня нередко под Церковью понимают совсем не то, чем она является.

Например, сегодня на Церковь возлагают миссию носительницы некоей национально-политической идеологии, священнослужителей призывают воспитывать в подрастающем поколении чувство патриотизма и т.п.

Но Церковь на земле выполняет исключительно одну, ЕДИНСТВЕННУЮ задачу: Церковь спасает людей, соединяет их со Христом.

Причем спасает и приобщает Христу не абстрактные народы, нации и государства – а личности, независимо от того, к какой нации и народности эти личности принадлежат.

Церковь глобальна.

Церковь не национальна.

Она надмирна.

Она не живёт по законам государств, на территории которых находится.

Границы Поместной Церкви далеко не всегда и необязательно совпадают с географическими границами государств, на территории которых она осуществляет свою миссию.

Безусловно, Церковь может прикасаться и обнимать собою любое явление: политическое, культурное, социальное, национальное, образовательное – но в них она ищет одного: как спасти людей, принадлежащих к этим сферам, как привести их ко Христу.

Вторая подмена – и это сущая беда для Церкви! – когда языческое, народное мироощущение рядится в церковные одежды.

Для многих людей Церковь есть язычество православного обряда. Это явление называется «двоеверием» – когда вроде бы принимается христианство, но суть религиозной жизни  при этом остаётся языческой.

Это так называемое «обрядовое православие», когда люди больше заботятся о чисто внешнем исполнении культа, совершенно не интересуясь его внутренним содержанием.

Именно отсюда – повышенное внимание к внешнему – свечам, запискам, нательным крестикам, иконкам, святым источникам, паломничествам и т.д.

Такие люди часто приходят в храм с вопросами, типа: «А какую молитву читать? А сколько раз? А куда свечку поставить? А как её зажечь? А сколько поклонов сделать?» и т.п.

Все мы знакомы с «Медовыми» и «Яблочными» Спасами, хотя по сути, это самое настоящее кощунство: может ли быть наш Спаситель «медовым» или «яблочным»?

Можно вспомнить и о весьма распространенной традиции освящать мак в день памяти мучеников Маккавейских и о многих других вещах, не имеющих никакого отношения ни к церковному вероучению, ни к спасению души.

Церковь же предполагает и требует именно жизнь – разумную и трезвую – всецело выстроенную по духу Церкви.

Эта жизнь совершенно чужда восторженности,  экзальтированности, мечтательности; она сурова, правдива и реальна.

Она предполагает постоянное и непрестанное усилие, направленное на понуждение себя к добру, т. е. к жизни по евангельским заповедям, и на противление греху в самом себе.

Эта жизнь правдива, потому что исходит из реального положения вещей, из правды о себе, о мире и о Боге.

И только будучи таковой, наша жизнь может принести тот духовный плод, которого от нас ждёт Господь.

Протодиакон Роман Поликопа (Харьков)