Что такое атеизм?

Атеист в наши дни многими людьми воспринимается как человек здравомыслящий, свободный, просвещённый, образованный, культурный, прогрессивный, цивилизованный, современный…

В силу исторически сложившихся обстоятельств, в настоящее время практически все государственные программы в области образования, здравоохранения, культуры и права, при активной поддержке СМИ, способствуют формированию у человека исключительно материалистического мировоззрения. Такое мировоззрение основано на трёх базовых понятиях – «трёх китах» материализма: научном атеизме, эволюционизме и гуманизме с его производными.

Идеологам сравнительно недалекого прошлого удалось достаточно прочно закрепить в общественном сознании представления о материализме, как о «единственно научном, исторически прогрессивном мировоззрении», которое «на протяжении всей своей истории было единственно верным достижениям естественных наук и враждебно суевериям».

Атеист и в наши дни воспринимается массовым сознанием как человек здравомыслящий, свободный, просвещённый, образованный, культурный, прогрессивный, цивилизованный, современный.

В общественном сознании царит «наукоцентризм», который выражается в монополии науки на истину.

Даже сам термин «научность» стал сегодня синонимом «истинности».

В силу этого, любое мировоззрение, отличное от материалистического, рассматривается не параллельно научному, а вопреки ему.

Для атеиста существует лишь единственный авторитет в области знания, единственный критерий истины – современная официальная наука.

Поэтому для носителей такого мировоззрения понятия «атеистический» и «научный» абсолютно тождественны, о чём гласит известное определение атеизма эпохи развитого социализма: «Атеизм есть безбожие, основанное на научных знаниях» (Словарь иностранных слов, 1954 г.).

Однако так ли это в свете действительно объективного, непредвзятого, беспристрастного, деидеологизированного взгляда современной науки?

Слово «атеизм» происходит от греческого слова atheos, состоящего из частицы отрицания а и существительного theos – Бог.

Иными словами, атеизм есть отрицание Бога и вообще существования всякой высшей разумной силы и, как философское учение, оформился к XIX столетию.

Атеизм не признаёт ничего, кроме материи.

Атеисты принципиально отрицают всё, что не могут постичь своим умом, забывая при этом, что человеческий разум непрерывно развивается и что ещё совсем недавно люди понятия не имели о таких вещах, как электричество, радиоволны, лазерные технологии, цифровая связь, квантовая механика, ядерный синтез. И что подобным же образом, неведомое сегодня, может оказаться в недалёком будущем вполне понятным и несомненным.

В ХХ веке атеизм стал официальным мировоззрением коммунистов и большей части либеральной интеллигенции.

Захватив ряд больших государств, атеизм привёл в них к закономерной секуляризации общественной жизни.

Секуляризация (от лат. saecularis светский) означает вытеснение из жизни общества веры в Бога и Церкви – за счёт законодательно закреплённого приоритета новых общественных ценностей перед ценностями христианскими.

Сегодня такой приоритет заложен в принципах построения всех государственных институтов и программ в сфере образования, науки, здравоохранения и культуры.

В сфере массового сознания секуляризация означает переориентацию человека с ценностей христианских на ценности материальные, а также и духовные, сформированные господствующей в обществе идеологией.

Иными словами, секуляризация есть ничто иное, как обезбоживание сознания.

Согласно доктрине атеизма, человек – есть вершина и абсолют всего живущего.

Человек сам создаёт окружающую жизнь, являясь творцом своей судьбы, кузнецом своего счастья.

Мораль атеиста: «Хорошо всё то, что мне выгодно. Цель оправдывает средства. Вечных моральных норм и ценностей не существует».

Мораль современного атеиста упрощена до предела: «Никакой морали!»

Все усилия идеологов прошлого и настоящего неизменно сводятся к попытке представить атеизм, как «единственно верное, научное мировоззрение».

Однако истинная наука, как известно, всегда опиралась и опирается лишь на факты и доказательства, основанные на исторических находках, наблюдениях, измерениях, опытах, на объективных законах природы.

Любое явление, либо утверждение, только тогда принимает вид закона, когда оно:

  • наблюдаемо,
  • описуемо,
  • объективно существует,
  • может быть многократно проверено экспериментом.

Великий русский учёный М.В. Ломоносов говорил: «Один опыт я ставлю выше, чем тысячу мнений, рождённых  воображением».

Удивительно, но в научном академическом издании эпохи социализма содержится следующее высказывание: «Один лишь факт, опровергающий гипотезу, более важен, чем сотни и тысячи фактов, её подтверждающихТо, что не имеет доказательств, остаётся вне науки» (Баландин Р.К. Чудо или научная загадка? Наука и религия о Туринской Плащанице. –

М.: Знание, — 1989. – 64 с.).

Иными словами, даже советская наука соглашалась с утверждением: есть доказательства – наука, нет доказательств – религия.

За всю историю науки ни одному учёному-атеисту не удалось научно доказать, что Бога нет.

Следовательно, «научный атеизм» основан отнюдь не на знаниях и доказательствах, а на чистом субъективизме, главным постулатом которого является пресловутое: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!».

В соответствии с двумя существующими типами мировоззрений (материалистического и религиозного), существуют два метода познания мира: научный и религиозный.

Эти методы отнюдь не враждебны друг другу и не являются взаимоисключающими.

Религиозное постижение мира, как творения Божия, не отрицает правомерности научного познания его закономерностей.

Научное знание и вера взаимно и органично дополняют друг друга, гармонично развивая человеческую личность – и физически, и интеллектуально, и духовно.

Научное знание, будучи чувственно-материальным, имеет непосредственное отношение к сознанию.

Вера же имеет отношение к религии, является её основанием и выражается в «уверенности в невидимом» (Евр. 11,1), как в видимом.

Тем не менее, у религии и у науки есть одна общая цель: познание истины.

Наука и религия – это две области познания, которые разнятся лишь объектами и методами познания.

Для религии объект познания – мир духовный, мир невидимый.

Для науки – мир видимый, мир материальный.

Религиозный метод познания основан на вере и личном духовном опыте.

Научный – на конкретных фактах и физических законах.

Однако никакими физическими законами, никакими методами традиционной науки невозможно доказать как существование Бога, так и Его небытие.

И хотя в течение последних полутораста лет учёные-атеисты громко заявляли о безграничных возможностях познания окружающего мира, на самом же деле все эти «безграничные возможности» науки ограничены нашими пятью чувствами.

Все научные методы, инструменты и аппараты – есть ни что иное, как улучшение и расширение наших пяти чувств.

Следовательно, атеизм основан не на «научных знаниях», а выражает исключительно субъективный  взгляд атеиста на мироздание, его фанатичную ВЕРУ в то, что Бога нет.

Любая рациональная научная доктрина, основанная на атеизме – это, прежде всего, проекция человеческого разума на мир, отражающая не реальную картину мира, а разум  создателя научной теории.

В свете вышесказанного становится очевидным, что противостояние веры в Бога и безбожия (материализма) – это вовсе не война истины с суевериями: это – противостояние двух религий, одна из которых является истинной, а другая – ложной.

Одна из них основывается на Откровении Творца, другая – на собственных измышлениях человека.

ПРОБЛЕМА АТЕИСТА,

на самом деле, очень проста – это проблема упорного нежелания человека расширять свой кругозор.

Это зацикливание на искусственно ограниченном наборе понятий, некогда придуманными людьми, далёкими от достижений современной науки.

Это упрямый отказ от приобретения новых инструментов познания.

Атеизм паразитирует на естественной потребности человека верить во что-то высшее.

Бог атеизма – материя, которая, с точки зрения атеиста, есть начало и причина всего.

Безжизненной по своей сути материи атеизм приписывает божественные свойства: несотворённость, вечность, способность к самоорганизации и созданию жизни; а также – творчество и даже мудрость (атеисты так и говорят: «Природа мудра»).

«Божественные» свойства материи нашли своё «научное» обоснование в биологической концепции, получившей название ЭВОЛЮЦИОНИЗМ (от лат. evolutio развёртывание).

В 1859 году неизвестным в научных кругах того времени автором был опубликован обширный труд: «Происхождение видов путём естественного отбора».

Сочинение принадлежало перу церковного старосты Чарльза Роберта Дарвина – основателя новой научной доктрины исторического развития органического мира, получившей впоследствии название дарвинизм.

После почти 20-летних сомнений, Дарвин решил поделиться с миром своими умозаключениями, бездоказательность которых прекрасно осознавал и сам: «В этой книге вряд ли найдётся хоть один пункт, к которому невозможно подобрать факты, приводящие к прямо противоположным выводам, чем найденные мною» (А.С.Сонин. Разгром «физического идеализма» (об одной философской дискуссии) // Вестник РАН, 1990, т.60, №8, с.122-133.

11). И действительно, за полтора века наука так и не подтвердила ни одного из положений этого столь нашумевшего труда.

В истории естествознания не было зарегистрировано ни одного случая, чтобы один род превращался в другой – притом в более высший.

В природе не содержится даже намёка на непрерывность эволюционной цепи.

Небезынтересен и тот факт, что сам Дарвин после посещения им Огненной Земли, где он предполагал найти связующее звено между обезьяной и человеком, сказал: «Невозможность признания, что великий и дивный мир с нами самими, как сознательными существами, возник случайно, мне кажется главным доказательством существования Бога» (там же).

Разнообразие и красота растительного царства, мира насекомых, птиц, животных, их удивительное устройство и уникальные способности – всё то, что обычно называют «чудом природы»,  на самом деле является чудом Божьим.

Академик В.П. Доброхвалов говорит: «Подлинная наука давно установила тот непреложный факт, что материя сама по себе мертва, пассивна и породить жизнь не может».

Великий французский учёный Луи Пастер утверждал: «Жизнь возникла из жизни, но никак не из мёртвой материи».

Никаких признаков самопроизвольного зарождения жизни до сих пор установить не удалось.

Никто и ничто не может переступить через барьер, поставленный Творцом между мёртвой и живой природой.

Известно, что незадолго до своей кончины Дарвин раскаялся в своей неудачной шутке и весьма сожалел об её общественном резонансе.

Когда известный естествоиспытатель Уоллес посетил однажды Дарвина в этот период, то ему пришлось подождать приёма, т.к. сын основателя эволюционизма сказал: «Сейчас мой отец молится» (Знаменитые люди: путь к Богу. – СПб, 1999).

Увы,  публикация «Происхождение видов» пришлась как нельзя кстати назревавшим тогда социальным тенденциям.

Новой генерации «свободомыслящих» для своих социально-философских концепций не хватало именно научной базы, которую они увидели в дарвинизме.

При этом никого из либералов нисколько не смущало (да и не интересовало) полное несоответствие новой теории таким элементарным научным фактам, как:

  • отсутствие каких-либо переходных форм организмов в летописи окаменелостей, на

которые опирался сам Дарвин, как на основу своей эволюционной теории;

  • наблюдаемые на практике не возникновение и развитие, а наоборот – вымирание и

деградация.

Тем не менее, к концу XIX столетия, эволюционное мировоззрение, основанное на главенстве случайных процессов, получило столь широкое распространение, что термины «атеистический» и «научный» стали употребляться как синонимы.

Так победил материализм – нелепая доктрина, лишённая какого-либо серьёзного научного фундамента, основанная исключительно лишь на собственных измышлениях весьма далёкого от науки человека.

Почему же миллионы людей во всём мире настолько «осуетились в умствованиях своих» (Рим. 1,21) что «называя себя мудрыми, обезумели… и поклонялись, и служили твари вместо Творца» (Рим 1, 22, 25)?

Чем же объяснить столь массовое помрачение умов?

Почему из всех возможных форм религиозного сознания именно атеизм доминировал на протяжении целого столетия и по сей день продолжает доминировать в общественном сознании?

Думается, что основная причина этого заключается в том единственном, что объединяет и атеизм, и материализм, и эволюционизм – отсутствие понятия личной ответственности человека перед Творцом – как за свои мысли, слова и поступки, так и за их будущие результаты.

ГОРЬКИЕ ПЛОДЫ ОТ «ДРЕВА ПОЗНАНИЯ»

Во все времена лучшие ученые умы со всей ясностью осознавали, что для любой науки всегда будет существовать определённый предел познания, всегда будет оставаться некая область непознаваемого физическими методами исследования.

И потому, от начала существования научного естествознания, в науке существовало такое понятие, как «Божественное провидение», означающего, что то или иное явление наука, на данном этапе своего развития, объяснить не может.

Таким образом, учёный не дерзал переступать ту грань, за которой начиналась область невидимого, иноматериального, духовного.

Атеизм же включал зелёный свет своеволию, открывал «зелёную улицу» всем мыслимым и немыслимым человеческим порокам.

Исключив из арсенала науки понятие Божественного провидения, учёные, тем самым, вычленили самую главную составляющую любой человеческой деятельности – духовность.

Наука утратила душу.

А параллельно бездуховной науке росли и развивались бездуховное искусство, бездуховное образование, бездуховная медицина, бездуховное производство, бездуховный быт.

И теперь, в начале XXI века, мы с горечью пожинаем обильные плоды того,

ЧТО ДАЛА МИРУ СЕКУЛЯРНАЯ (сиречь: безбожная) НАУКА

Искажённые представления о природе человека и его истинном предназначении, отрицание души и её посмертного  бытия, породили массовые аборты и (что самое страшное) узаконивание внутриутробного детоубийства.

Научная психология (от греч. psyche душа), изгнав душу, как объект исследований, заменила её «психикой» и стала бездушной.

Этика, стоявшая на классовых позициях (а значит оправдывающая насилие во имя неких утопичных идей) стала безнравственной.

А теперь вопрос: могут ли «бездушная психология» и «безнравственная этика» познать истинные мотивы поведения человека?

Могут ли они решить проблему изменения мотивации человека и его поведения в лучшую сторону?

А ведь проблема мотивации поведения человека является ключевой проблемой и в психологии, и в педагогике, и в медицине (в особенности в психиатрии и в психотерапии).

Почему?

Потому что не зная истинных, глубинных мотивов поведения, не ответив на главный вопрос: почему человек делает то или иное, невозможно изменить его поведение в желаемом направлении – ни в педагогических, ни в лечебных целях.

Секуляризация пси-наук исключила понятие «страсть», как основной фактор, мотивирующий поведение человека.

Современная психология не рассматривает страсть, как безусловную деформацию душевной сферы, как однозначно отрицательное, негативное,  безнравственное, аморальное устремление души.

Между тем, трудно представить какой-либо поведенческий акт или поступок человека (даже из благих побуждений), исходным мотивом которого не явилось бы страстное побуждение.

И. Кант утверждал, что «людьми движут чаще всего аморальные мотивы» (Судебная психиатрия. – М., 1967).

Секулярная психология рассматривает страсть лишь как «сильное чувство, доминирующее над другими побуждениями человека».

Однако при этом психология не уточняет, что такое «сильное чувство» далеко не всегда бывает позитивным и безопасным для окружающих.

Наиболее тяжелые последствия секуляризации пси-наук:

  • наблюдаемая из поколения в поколение на протяжении последнего столетия деградация физического здоровья народа, рост тяжелых наследственных болезней, новые болезни «цивилизации» – есть закономерный процесс разрушения человеческого организма, как носителя всевозможных страстей;
  • игнорирование духовной основы всех невротических патологий привело к созданию

новых лженаучных теорий о причинах нервных болезней и методик их лечения.

Результат: 50%  населения больны неврозами, причём (по данным ВОЗ) за последнее столетие их число возросло в 24 (!) раза.

Особая группа так называемых «ноогенных неврозов» связана с отсутствием смысла жизни и искажённой системой ценностей, что выражается в аутизме, апатии, депрессивных состояниях, вспышках «немотивированной» агрессии, злобности, суициде;

  • отрицание существования мира иной реальности, населенной  разумными духовными

сущностями и имеющими непосредственное влияние на человека посредством    воздействия на его духовную сферу, привело к неверным представлениям о том, откуда

берутся мысли, идеи, творческое вдохновение, о происхождении и действии  навязчивых

состояний, природу которых секулярная психология объясняет так: «Импульсивные состояния, характеризующиеся возникновением непреодолимых побуждений к совершению тех или иных действий без предварительного решения. Эти действия носят характер  бессмысленных, немотивированных, разрушительных актов в  

состоянии подчинения чужой воле» (Судебная психиатрия. – М., 1967).

Однако позвольте: о чьей воле говорится в этом определении? Не сознательного ли существа?

И если не другой человек воздействует на одержимого навязчивой идеей, то тогда кто?

  • Отрицание официальной наукой духовного мира, оказывающего непосредственное    воздействие на душу человека, его волю и разум, породило резко возросший уровень

самоубийств, немотивированных убийств, убийств мистического и ритуального    характера, сектантства, массовому увлечению населения оккультизмом, магией, восточно-языческими культами, сатанизмом, НЛО и т.п.

Развитие науки и техники под влиянием секулярных идеологий породили жуткие

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ.

Сегодня облик Земли деформируется в планетарном масштабе.

Поражены недра, почва, вода, воздух, животный и растительный мир.

Экологическое равновесие нарушено.

В 1992 году в Рио-де-Жанейро прошла Конференция  ООН по окружающей среде и развитию, на которой впервые в истории были подведены итоги хозяйственной деятельности человека на Земле.

15 000 делегатов из 178 стран мира констатировало, что социально-экономическое развитие человеческого сообщества в ХХ веке, ориентированное в основном на быстрые темпы экономического роста и безграничное потребление, породило беспрецедентное причинение вреда окружающей природной среде.

Цивилизация столкнулась с противоречиями между растущими потребностями человека и невозможностью биосферы эти потребности обеспечить.

Богатства природы и возможности её самовосстановления оказались не безграничными.

Возросшая мощь экономики стала разрушительной силой и для биосферы, и для самого человека.

Используя огромное количество технологий, разрушающих экосистемы, цивилизация, тем не менее, не предложила ничего, что могло бы заменить исчезающие достояния биосферы. Возникла реальная угроза жизненно важным интересам будущих поколений.

Духовно деградирующий человек приводит к деградации и природу, безудержно, хищнически, эксплуатируя целые экосистемы.

Поэтому, преодоление экологического кризиса в условиях кризиса духовного невозможно, немыслимо.

Экономические и общественные науки, вращаясь вокруг человека, его многочисленных прав и свобод, всячески потакают его всё возрастающим потребностям.

Они  занимаются не изучением проблемы разумной достаточности, но научно обосновывают и, тем самым, как бы узаконивают те или иные проявления поврежденного сознания современного человека, суть которых сводится к тому, чтобы всячески потакать своим желаниям, угождать своим страстям и всю жизнь проводить в погоне за удовольствиями, за ложно понимаемым счастьем.

Так, например, естественную потребность в пище человек развил в чревоугодие и сластолюбие.

Потребность в любви и продолжении рода человек извратил в прелюбодеяние, блуд, половые извращения, некоторыми медиками цинично называемые «физиологичными». Эту страсть обслуживает целая индустрия растления – так называемый «шоу-бизнес», в котором задействованы сегодня миллионы человек во всем мире.

Потребность в жилище и одежде человек превратил в бессмысленное накопительство, стяжательство, алчность, сребролюбие, лихоимство, в производство огромного количества лишних, ненужных человеку вещей.

Культу собственности и потребления служит мощная транснациональная индустрия, в которой занята большая часть населения земного шара.

Священное Писание говорит: «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор 6, 12), ибо «кто кем побежден, тот тому и раб» (2 Пет 2, 19).

Увы, современный человек стал рабом вещей, рабом комфорта, рабом своих инстинктов, рабом своих многочисленных желаний.

Атеистическое воспитание привело к чрезвычайно быстрой деградации нравственности уже первых  поколений советских людей, родившихся после Октября.

Русский человек, утратив духовную связь со своими православными предками, очень быстро разучился работать на совесть.

Нормой стало почти поголовное пьянство, воровство, зависть, доносительство.

Атмосфера лжи, страха, политического террора, пресловутые показухи и всевозможные суррогаты духовности привели общество в состояние тяжелейшего духовно-нравственного, экономического и политического упадка.

Священник Александр Каневский