ЧТО НАМ ПРЕДЛАГАЮТ ПРАЗДНОВАТЬ

Пока одни политики с пеной у рта требуют отменить 8 Марта и 9 Мая, другие предлагают альтернативу. Недавно нардеп из партии «Свобода» Оксана Савчук, а также 13 её коллег из фракций «Голос», «Слуга народа», «Батькiвщина», а также депутатских групп «За майбутнє» и «Доверие» внесли в парламент проект постановления о том, чтобы в следующем году торжественно отметить 80-летие провозглашения «Акта восстановления Украинского государства». И поскольку речь идёт о серьёзном предложении целой группы депутатов, мы решили разобраться: что же они предлагают праздновать украинскому народу на государственном уровне.

Из самого этого проекта постановления можно узнать лишь о том, что «Акт восстановления украинского государства» был провозглашен 30 июня 1941 года.

Какое именно государство было восстановлено в этот день и как долго оно существовало, авторы этого проекта решили не разъяснять. А ведь никакого украинского государства в июне 1941 года не появилось.

А что же тогда это было на самом деле?

В реальности же существовал документ, который назывался «Акт провозглашения Украинского государства», который провозгласил заместитель вождя ОУН (б) Ярослав Стецько на собрании представителей этой организации во Львове вечером 30 июня 1941 года.

Утром 30 июня во Львов, оставленный советскими войсками 26 июня 1941 года, вступили части 1-й горной дивизии Вермахта, а также батальон «Нахтигаль» вместе с подразделениями 1-го батальона полка Абвера «Бранденбург-800» и члены ОУНовских походных групп, которые взяли под контроль радиостанцию и ряд ключевых объектов в городе.

Должен был приехать и сам вождь ОУН (б) Степан Бандера, который для этой цели выехал из Кракова со своим замом. Но немцы на территорию Украины его не пустили.

Вечером того же дня состоялось собрание галицких активистов ОУН (б), на котором присутствовали представители германского военного командования – майор Айкерн, капитан Кох и будущий бургомистр Полянский.

После того как представители вермахта покинули зал Ярослав Стецько зачитал «Акт провозглашения Украинского государства», который, если ознакомиться с текстом, ко всей Украине вообще отношения не имеет.

Собственно, отрицание общеукраинского значения документа начинается с его заглавия.

Стецько провозгласил именно создание Украинского государства, а не восстановление Украинской республики 1918-20 годов. Это уже позже, готовя текст для, так сказать, восточных земель, провозглашение заменили словом «восстановление».

Пункт 2 вышеупомянутого Акта гласит: «На западных землях Украины создаётся Украинская Власть, которая подчинится украинскому Национальному Правительству, что будет создано в столице Украины – Киеве».

То есть, несмотря на то, что в провозглашённом господином Стецько документе Степан Бандера назван «руководителем украинского народа,» создаваемая им власть изначально ограничила свою деятельность Западной Украиной – не претендуя на тот момент на всеукраинский статус.

Так что сегодня, как минимум, отсутствуют основания праздновать юбилей провозглашения Акта на уровне всей страны, поскольку речь идёт о документе регионального значения.

Но это, на самом деле, не единственная и даже не самая главная причина, по которой празднование этого юбилея выглядит плохой идеей.

К этому выводу можно прийти, если прочитать пункт 3 этого Акта: «Нововосстающее Украинское Государство будет тесно взаимодействовать с Национал-Социалистической Великой Германией, которая под руководством своего Вождя Адольфа Гитлера создаёт новый порядок в Европе и в мире и помогает украинскому народу освободиться из-под московской оккупации.

Украинская Национальная Революционная Армия, которая создаётся на украинской земле, будет бороться дальше с СОЮЗНОЙ НЕМЕЦКОЙ АРМИЕЙ против московской оккупации за Суверенное Соборное Государство и новый порядок во всём мире».

Сейчас, упоминая об «Акте восстановления Украинского государства», этот пункт пытаются обойти и о нём не говорить. Но, как говорится, из песни слов не выкинешь.

Бандера и Стецько собирались руководить государством в союзе с гитлеровской Германией – то есть сделать то же, что делал маршал Петен во Франции, Квислинг – в Норвегии или Йозеф Тисо в Словакии.

Однако у этих политиков есть нечто общее, а именно: всех их в своих странах признали коллаборационистами и приговорили к смертной казни.

Так насколько корректно получается праздновать то, что в Европе считается преступлением?

Однако и это ещё не всё.

Провозглашая создание Украинского государства в союзе с «Национал-Социалистической Великой Германией», Бандера и Стецько не позаботились о том, чтобы заручиться поддержкой той самой Великой Германии, которая, я напомню, в тот момент начала оккупацию Украины.

На том самом собрании вечером 30 июня Кох с согласия Айкерна взял слово и от имени оккупационной власти заявил: «Идёт война, не время заниматься политикой. Исключительно немецкий вермахт может отдавать приказы. Требование времени – работать и повиноваться».

Своё выступление Кох закончил словами «Зиг хайль!» в адрес фюрера, к которым присоединились председатель и всё собрание.

На этом можно было ставить точку. И зачитанный после ухода представителей немецкого командования документ выглядит, в лучшем случае, как фантазия. Но эту фантазию, скажем так, нам сегодня предлагают праздновать.

На что же в самом деле рассчитывали Степан Бандера и Ярослав Стецько? Ведь у них были разве что исторические основания считать, что такой план может сработать, поскольку УНР, а позже – Украинская держава гетмана Павла Скоропадского действительно существовала во времена немецко-австрийской оккупации и, хотя бы номинальную, независимость имела.

Однако разница в том, что немцы и австрийцы оккупировали Украину в 1918 году по соглашению (пусть и формальному) с правительством Центральной Рады, которое на тот момент уже существовало.

У вождей же ОУН (б) на тот момент правительства не было, а, соответственно, не было никаких договорённостей. Была лишь невнятная поддержка идеи независимой Украины со стороны будущего министра оккупированных территорий Альфреда Розенберга и руководителя военной разведки и контрразведки Абвер Вильгельма Канариса. Но ни тот, ни другой не оказывали какого-то решающего влияния на Гитлера, да и в среде украинских националистов они делали ставку отнюдь не на Бандеру.

Гитлер относился к Украине так же, как и сейчас к ней относятся наши так называемые «западные партнёры» – как к карте в своих политических играх.

В 1938 году его эмиссары распространяли слух о желании создать независимую Украину из принадлежащего Чехословакии на тот момент Закарпатья, чтобы потом к этой, так сказать, пуговице пришить кафтан Советской Украины.

Но всё это делалось лишь для того, чтобы использовать антисоветские настроения западных лидеров и облегчить подписание соглашения о разделе Чехословакии.

В реальности же, когда Закарпатье получило возможность стать независимым, Гитлер отдал его Венгрии.

Спустя год, в сентябре месяце 1939 года, фюрер на полном серьёзе проводил совещания по теме создания украинского государства из польских земель Галичины и Волыни – хотя на тот момент он уже договорился со Сталиным о передаче этих территорий Советскому Союзу.

И, наконец, летом 1941 года, когда у Гитлера были все возможности создать украинское государство в любом виде, он окончательно похоронил надежды националистов, вернув Западную Украину в состав Польши – 1 августа 1941 года на временно оккупированной территории Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей УССР был создан дистрикт Галиция, который вошёл в состав польского генерал-губернаторства.

Что касается Большой Украины, то здесь, под влиянием шефа партийной канцелярии Мартина Бормана, у Гитлера был план создания рейхскомиссариата Украина, который предназначался для колонизации немецким и другими арийскими народами. Поэтому рассчитывать на независимую Украину в союзе с Великой Германией было как минимум наивно, что, собственно, и показали последующие события.

21 июля 1941 г. Германия заявила, что провозглашенный 30 июня Акт не имеет никакой юридической силы.

Какова тогда была реальная цель львовской декларации от 30 июня 1941 года?

Основной подоплёкой этого события стала конкуренция между двумя Организациями украинских националистов – бандеровской и мельниковской.

В 1930-х годах ОУН была единой организацией, но в 1938 году советская разведка ликвидировала её вождя Евгения Коновальца. Лишь спустя год по протекции митрополита Андрея Шептицкого и генерального спонсора ОУН Вильгельма Канариса новым руководителем ОУН был избран полковник армии УНР Андрей Мельник.

С приходом Мельника, по требованию Канариса, организация отказалась от активных действий против СССР, с которым Германия только-только заключила пакт. И потому в 1940 году в Кракове они создали ОУН-«революционную», более известную как ОУН (бандеровская) или ОУН (б).

После нападения Германии на Советский Союз у обеих ОУН была одна и та же цель: пометить как можно больше территорий, опередив при этом конкурентов.

С этой целью и мельниковцы, и бандеровцы, двигающиеся в обозе нацистской армии, начали засылать на оккупированную немцами территорию походные группы, главной задачей которых было создать местные администрации и полицейские подразделения.

Таким образом мельниковцам удалось взять под контроль Киев, а бандеровцам – Львов.

Иногда походные группы сталкивались, что приводило к серьёзным конфликтам.

Например, 30 августа 1941 года в Житомире были убиты одни из руководителей ОУН (м) Емельян Сеник и Николай Сциборский (но это отдельная и очень длинная история).

Сейчас же речь идет об «Акте восстановления Украинского государства», который на самом деле был актом установления бандеровского контроля над местной властью во Львове.

Именно так его и восприняли в ОУН (м).

В официальном заявлении партии было сказано, что «рафинированно-сплетённая провокация Москвы не удалась» (нынешние пропагандистские штампы использовались националистами ещё тогда).

Так что, как видим, половина ОУН не только не признала этот Акт, провозглашённый Стецько, но и назвала его «московской провокацией». А теперь этот юбилей «московской провокации» нам и предлагают отпраздновать.

Есть ещё один аспект, который делает абсолютно невозможным празднование даты 30 июня 1941 года.

Именно в этот день во Львове начался еврейский погром. И главную роль в нём сыграла местная полиция, только что созданная из походной группы, вместе с которой пришёл в город Стецько.

В нынешней украинской историографии этот погром пытаются свести к немецкой провокации – к якобы желанию местного населения отомстить за украинцев, убитых в тюрьмах НКВД при отступлении советских войск.

Но была и ещё одна причина – куда более весомая: желание бандеровцев заслужить одобрение нацистов, чтобы получить ярлык на правление во Львове и шанс на создание Украинского государства, которое провозгласил Стецько.

Такова была циничная политика времён Второй мировой. И праздновать это было бы просто кощунственно.

Олеся Медведева, strana.ua

Информация, которую мы распространяем, несёт людям правду о самых актуальных проблемах и явлениях нашей сегодняшней жизни, помогает находить ответы на сложные вопросы, меняет жизнь людей.

Мы остро нуждаемся в увеличении тиража нашей газеты, которую распространяем бесплатно по всей Украине. Кроме этого, нам нужно регулярно оплачивать работу журналистов, наших региональных представителей, редакторов, работников наших медиа ресурсов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите «РодКом» любой посильной для Вас суммой, а мы обещаем работать ещё более продуктивно!