Блеск и нищета неформалов

Предлагаемый вашему вниманию материал написан на основе реального диалога с несколькими учащимися 11-го класса. Вопросы, которые мы обсуждали, кажутся мне актуальными для значительной части современных молодых людей. А именно для тех из них, кто является носителем той или иной молодёжной субкультуры, принадлежность к которой непосредственным образом отражается на их внешности, одежде и поведении.

Неприятные ассоциации

Первый из заданных вопросов прозвучал из уст крепко сложённого молодого человека с короткой стрижкой. Суть его сводилась примерно к следующему: «Почему классный руководитель выражает недовольство моим желанием постричься ещё короче, обрить голову полностью или только по бокам, оставив короткий продольный гребень?».

Конфликты между старшим и младшим поколением по поводу некоторых атрибутов молодёжной моды неизбежно возникают в следующих случаях.

Во-первых, эти атрибуты, с традиционной точки зрения, символизируют нечто неприятное и угрожающее, а потому вызывают у взрослых людей бессознательную неприязнь.

Во-вторых, юноши и подростки либо сами не понимают смысла атрибутов и не могут посмотреть на них глазами старших, либо сознательно игнорируют чувства последних и демонстрируют тем самым элементарное неуважение к ним.

Какое первое впечатление производит на большинство людей крепкий молодой человек, остриженный очень коротко? Уголовник… потенциальный преступник… член преступной группы… военнослужащий…

А если точно известно, что ни к одной из вышеперечисленных категорий он не относится? В таком случае, его легко могут отнести к категории «бритоголовых», которых общество не без оснований считает неофашистами…

Но что объединяет все названные группы людей?

Прежде всего – то, что насилие для них является либо основным видом деятельности, либо типичной особенностью поведения.

Казалось бы, всего-навсего обритая голова. Но в общественном сознании она является визитной карточкой человека, склонного к агрессии и насилию.

Субкультура панков (тех самых, что носят гребень на голове), равно как субкультура хиппи, скинхедов, создавалась в знак протеста молодёжи против определённых явлений в обществе и государстве.

Так, движение хиппи возникло в 60–70-х годах в США на волне общественного протеста против войны во Вьетнаме.

Государственной милитаристской пропаганде хиппи противопоставляли свой пацифизм и анархизм.

Движение панков появилось в 80-х годах в Англии.

Эти молодые люди выражали свой протест против засилья официальной культуры – чопорной, чистой, аккуратной. Отсюда и знаменитая склонность панков (само название которых переводится как «отбросы») к нечистоплотности.

Скинхеды же, появившиеся в Германии и Англии в 60-70-х годах, занимались избиением и террором иностранных рабочих с целью их изгнания из страны. Последние «заслужили» это тем, что лишали заработка коренных граждан, поскольку соглашались выполнять работу за мизерную плату.

Неудивительно, что представители протестных субкультур демонстрировали свою уникальность не только через жизненную философию и поведение, но и через внешние атрибуты, словно говоря окружающим людям: «Мы не такие, как вы, мы – особенные». Подобранные сознательно или бессознательно родоначальниками протестных субкультур, эти символы вполне доступно «объясняли» окружающим людям, каковы убеждения их хозяев. Последние же наверняка могли чётко объяснить значение каждого из своих атрибутов, чего, к сожалению, не скажешь о многих сегодняшних неформалах.

«Мне нравится», «У нас так принято», – вот порой всё, что они могут ответить.

Что касается панковского гребня, то практически любые вызываемые им ассоциации имеют выраженный агрессивный характер – гребень на спине ящера, воинственно поднятый хохолок на голове птицы, украшение на шлеме древнегреческого воина или европейского кирасира, боевая причёска воинственного индейца-ирокеза и т.д.

Стоит ли после этого удивляться реакции взрослых людей на внешний вид панков?

Подавление и жестокость

С нашей стороны было бы ошибочным утверждать, будто реакция на вызывающие атрибуты молодёжной моды связана лишь с бессознательным восприятием зашифрованной в них информации.

Немалую роль здесь играет и та информация о конкретных субкультурах, которая содержится в общественном сознании.

Согласно общественным убеждениям, вошедший в ту или иную субкультуру человек должен изначально обладать конкретными психологическими качествами, определённым уровнем развития интеллекта, культурой, а также определённой степенью агрессивности.

При этом многое из того, что общество думает о том или ином неформальном движении, может не соответствовать нынешней реальности, поскольку сами движения постоянно меняются, сливаются, распадаются.

Тем не менее, первое впечатление – самое сильное, и изменить первоначальную репутацию бывает очень не просто.

Молодым людям из субкультуры панков, скинхедов, футбольных фанатов, рэперов общество приписывает низкий уровень развития интеллекта, культуры поведения, склонность к фанатизму и высокую агрессивность.

Справедлива ли такая общественная установка? Во многом – да.

На это указывают такие факторы, как характер основной деятельности носителей данных субкультур, их отношение к окружающему миру, жизненная философия и особенности внутригрупповых отношений.

Начнём со скинхедов.

При всём разнообразии течений внутри самой субкультуры, главное их занятие – очистка своей территории от «инородцев» путём запугивания, изгнания, физического уничтожения.

Что касается внутригрупповых отношений, то в них царит жёсткая военная дисциплина, а новичкам иногда устраивают испытание в виде группового избиения.

Тем самым их проверяют не только на умение терпеть боль и стоять за себя, но и на готовность быть униженным покорным слугой авторитарного вождя, что является признаком низкоразвитой личности.

Панки, в свою очередь, славятся в неформальной молодёжной среде своей агрессивностью, угрюмостью, замкнутостью.

Основной мотив их поведения – противопоставление себя традиционной культуре, что, в частности, проявляется в намеренной неряшливости.

Согласно имеющимся у нас сведениям, отношения в среде панков жёсткие и подавляющие. Новичкам могут устраивать унизительные испытания, – например, бросить конфету в испражнения и заставить её достать и съесть.

Футбольные фанаты давно прославили себя массовыми потасовками, учиняемыми во время и после матчей, а также – своей ненавистью к болельщикам других команд.

Чаще всего подобное возможно лишь при высокой внушаемости, групповой зависимости, агрессивности и низком интеллекте.

Что мы можем сказать о рэперах? Немного. У большинства взрослых людей их вид вызывает презрение из-за внешней расхлябанности, кричащей безвкусице и разболтанности.

В мире грёз

Совсем иную картину демонстрируют хиппи и толкиенисты.

Их объединение в одну группу весьма условно, поскольку они сильно отличаются друг от друга. Однако мы исходим из того, что эти субкультуры предъявляют своим членам более высокие и сложные требования.

Желающий стать участником одного из этих движений должен быть достаточно умён, культурен, образован, должен уметь глубоко и самостоятельно мыслить.

Жёсткие, авторитарные, взаимоподавляющие отношения здесь недопустимы. Уважительный же, демократический стиль общения всячески приветствуется (конечно, и здесь не всегда всё так гладко, как хотелось бы).

Первые хиппи, судя по всему, были неравнодушными и смелыми людьми.

Их открытые выступления против военной кампании США во Вьетнаме были далеко не безопасны.

Основателями толкиенизма в нашей стране были студенты гуманитарных специальностей, проводившие ролевые игры по мотивам знаменитой фантастической трилогии Джона Роналда Рейела Толкиена «Властелин колец».

Позже движение тематически и территориально расширилось, его социальная структура расслоилась.

Толкиенисты стали появляться в различных городах страны, ролевые игры начали ставиться по мотивам произведений многих других писателей-фантастов (Роджера Желязны, Фрица Лейбера, Ника Перумова, Сапковского и др.).

Кроме того, в рамках субкультуры появилось множество сословий: от «маньяков» – сильных, но часто простоватых ребят, любящих только драки на мечах (в том числе – стенка на стенку), до утончённых, творческих, интеллектуальных «философов» и «менестрелей», создающих по-своему великолепные музыкальные и художественные произведения, часто знающих по нескольку языков, разбирающихся в вопросах литературы, истории, философии и многом другом.

Однако нельзя не сказать о хиппи и толкиенистах несколько горьких слов.

К сожалению, и они не избежали естественного процесса деградации и разложения, который рано или поздно начинается в любой долго существующей субкультуре.

В среде хиппи постепенно широко распространились наркомания (курение марихуаны), социальная пассивность, распущенность, анархизм, отстранённость (жизнь «на обочине» цивилизации).

По этой причине субкультура хиппи близка сегодня к исчезновению, поскольку приток молодёжи в неё крайне слаб.

Однако на смену им уже пришла психологически схожая культура так называемых «растаманов» – к сожалению, тоже очень неравнодушных к наркотикам.

В движении толкиенистов возникают группы, похожие на секты, – так называемые «эльфятники»: небольшие замкнутые сообщества плохо адаптированных к жизни представителей молодёжи, которые полностью замыкаются на своих фантазиях и подчиняются авторитарным лидерам, считающих себя избранными.

Одежда и личность

Второй вопрос, прозвучавший в нашей беседе, был сформулирован юношей так: «Почему взрослые так активно проявляют недовольство, если те же спорные атрибуты надевают юноши и подростки, имеющие репутацию умных, серьёзных и культурных людей?».

Разберём такой случай.

На уроке литературы изучается творчество какого-нибудь известного поэта-романтика – Пушкина, Есенина, Байрона.

Внезапно в класс заходит странно одетый ученик – перетянувший голову банданой кричащей расцветки, в чёрной куртке с шипами, потрёпанных джинсах и футболке с надписью: «Трэш твою мать» (был в своё время такой сборник «тяжёлой» музыки). Сможет ли учитель после этого легко и непринуждённо вести урок?

Едва ли, поскольку своим костюмом, несущим мрачную и агрессивную энергетику, ученик полностью или частично разрушил сложившуюся в классе романтическую атмосферу.

Другой момент, на который следует обратить серьёзное внимание: влияние одежды на поведение и личность молодого человека.

Из психологии моды давно известно, что не только характер человека влияет на выбор им гардероба, но и гардероб может повлиять на характер – особенно в подростковом и юношеском возрасте, когда происходит становление и закрепление основных личностных черт.

Приведу пример.

При ношении строгого костюма или военной формы у человека невольно возникает соответствующий психологический настрой – серьёзный, деловой, эмоционально сдержанный.

В таком состоянии ему бывает легче всего думать о сложных вещах, заниматься серьёзной работой, учиться.

Напротив, надевая просторную болтающуюся одежду (как у рэперов), тот же человек будет чувствовать себя расслабленным, дезорганизованным, легкомысленным, сложное дело будет вызывать у него скуку и отвращение.

В такой одежде почти наверняка возникнет желание попрыгать, помахать руками и ногами, подурачиться.

Таким образом постоянное ношение той или иной одежды делает для молодого человека привычным и определённый психологический настрой, что постепенно меняет его личность в соответствующем направлении.

В связи с этим возникает вопрос: правильно ли возмущается учитель, когда видит, что его умный, талантливый, работящий ученик вдруг начал регулярно носить одежду, подспудно развивающую в нём негативные черты?

На наш взгляд, да, правильно.

Тревожная молодость

Рассмотрим теперь наш вопрос с точки зрения возрастной психологии.

Любой взрослый человек (а педагог – особенно) отлично знает, что возраст от 12-13 до 17-18 лет – переломный для молодого человека. Его наступления взрослые ждут с тревогой, а окончание встречают (хотя и не всегда) со вздохом облегчения.

В этот период происходит резкое, порой радикальное изменение личности человека. Собственно говоря, относительно законченная и цельная личность в это время и формируется.

Чем отличается этот возрастной период от других?

В первую очередь, стремительным развитием новых психологических качеств, появлением чувства взрослости, желанием самому всё попробовать, познать, оценить – даже если взрослые от чего-то предостерегают.

Именно поэтому ранее тихий, послушный ребёнок часто становится вспыльчивым, упрямым, взрывным, не признающим старых авторитетов, склонным в большей степени слушать своих друзей, чем родителей и учителей, – отсюда и резкое увеличение числа правонарушений, алкоголизм, наркомания.

Однако подростковый и юношеский возраст – это ещё и время социального экспериментирования, когда ребёнок пытается найти свою социальную группу и утвердиться в ней.

И здесь мы снова возвращаемся к проблеме субкультур.

Общество негативно воспринимает те молодёжные субкультуры, которые тормозят или ограничивают личностное развитие человека, прививают ему интерес к примитивной или криминальной деятельности, требуют подавления в себе социально одобряемых качеств (вежливости, демократичности, трудолюбия, самостоятельности) и развития неприемлемых (лени, равнодушия, склонности к примитивным развлечениям, преступных наклонностей, агрессивности, фанатизма, интеллектуальной и культурной отсталости).

Подобные группы очень легко распознаются по особенностям одежды (демонстративной, кричащей, агрессивной, неопрятной) и по поведению участников группы.

Субкультуры, способные положительно влиять на молодого человека, характеризуются демократичностью отношений между участниками и предоставлением им широких возможностей для социально полезного (а не антисоциального) развития.

Как видим, ещё одна из причин недовольства взрослых некоторыми атрибутами молодёжной моды связана с их элементарной тревогой за своих детей.

Дурная компания может незаметно подтолкнуть молодого человека на пагубный жизненный путь (путь преступника, алкоголика, наркомана или просто интеллектуального и морально деградирующего человека), лишить его многих возможностей для социального развития (привить уверенность в бессмысленности жизни, безволие, безынициативность, отвращение к школе, к семье, к работе), сделать психологическим рабом.

Тревогу взрослых усиливает ещё и тот факт, что многие субкультуры, разрушительно действующие на молодого человека, имеют свойство быстро затягивать в себя, подобно болоту.

Это объясняется тем, что из новичков постепенно вытравливают те способности и качества, развитие которых делает ребёнка взрослым, как-то: чувство собственного достоинства, ответственность, независимость, способность к самостоятельному мышлению и принятию решений, стремление к саморазвитию.

Носить или не носить?

Завершающий вопрос, заданный старшеклассниками в нашей беседе, звучал так: «Что же делать, если ты принадлежишь к одной из рассмотренных субкультур и при этом хочешь сохранить мирные отношения с учителями и родителями?».

На первый взгляд ответ прост: вести себя так, как ваши сверстники – т.е. носить в школе обычную одежду, вести себя спокойно, сдержанно, доброжелательно, не «выпендриваться».

В ответ на это сразу же слышится ряд возражений: «Но это же проявление трусости и слабости, предательство по отношению к друзьям и, в конце концов, – по отношению к самому себе!».

Обсудим эти возражения по порядку. Действительно ли подчинение школьным нормам является проявлением слабости?

На первый взгляд – да. Ведь, избегая таким образом неприятностей, ученик «наступает на горло собственной песне» – подавляет своё желание носить то, что ему нравится, вести себя так, как хочется.

Стоит задуматься, однако, один ли он такой?

Нет ли среди уважаемых им людей, в чьей внутренней силе не приходится сомневаться, тех, кто делает время от времени то же самое?

Есть!

Более того – все они время от времени подавляют свои желания и не считают при этом, что выставляют себя слабаками.

Что касается друзей, то тут возникает вопрос: почему они могут воспринять как предательство отказ товарища от ношения спорных атрибутов в школе, если благодаря этому он избегает лишних неприятностей?

Либо друзья не понимают, насколько своими требованиями осложняют жизнь своему товарищу, либо им это безразлично.

Во втором случае стоит задуматься: а нужны ли такие друзья в принципе?

Мало того – нужна ли ему вообще эта субкультура? Не относится ли она к тем разрушительным, деструктивным, о которых говорилось выше?

Ведь кто знает – если сегодня эти люди умышленно подталкивают своего друга к конфликту с учителями, родителями, не вложат ли они завтра в его руку шприц с наркотиком со словами: «Пробуй, или ты нам не друг и вообще – слабак, лох!»?

В этом случае вполне можно попытаться что-то сделать: поговорить с друзьями, объяснить свою ситуацию.

Если они умные люди, то поймут всё правильно и снимут свои требования.

Если же нет… На этот случай есть древняя восточная мудрость: «Дружба дурака равносильна дружбе врага».

Последнее возражение гласит: «Подчинение чужим требованиям и отказ от собственных желаний есть измена себе самому».

Чтобы оценить правильность данного утверждения, необходимо задаться вопросом: каких людей принято считать изменниками самим себе?

Как правило, тех, кто отказался от своего главного призвания, от дела всей своей жизни – ради достижения каких-то сравнительно мелких, суетных, примитивных целей.

Демонстрация своей неповторимой индивидуальности через яркие внешние атрибуты – личное дело и право каждого. Однако, как нам кажется, любой уважающий себя человек на вопрос: «А можешь ли ты ещё чем-нибудь, кроме одежды, продемонстрировать свою уникальность?» – должен суметь дать уверенный положительный ответ.

Это возможно только при наличии у данного человека каких-либо ярких положительных качеств, таланта, достижений, душевных свойств.

Если же таких качеств нет, то яркие внешние атрибуты могут сослужить человеку плохую службу: например, отвлекая на себя всё его внимание и силы и не давая возможности развивать свои физические, интеллектуальные и духовные задатки.

В результате этого юноша или подросток может превратиться в подобие красивой безделушки, чья внутренняя убогость и пустота будут хорошо видны всем, кроме него самого.

Однако, наверное, есть молодые люди, которым всё-таки не хочется полностью отказываться от ношения в школе и около неё любимой атрибутики. Им можно дать несколько полезных советов.

Во-первых, поскольку современные порядки в большинстве школ более демократичны, чем в прежние времена, можно воспользоваться этим и носить те атрибуты своей субкультуры, которые не «бьют в глаза», – фенечки, элементы одежды (например, чёрные куртки металлистов, но без шипов, заклёпок, цепей, кричащей символики).

Во-вторых, из набора всех атрибутов, предоставляемых любой молодёжной субкультурой, можно выбрать те, что легко убираются и легко надеваются около дверей школы (банданы, браслеты, цепи, украшения).

В-третьих, людям, склонным к принятию творческих решений, можно порекомендовать освоение методов быстрого изменения внешности (например, научиться делать панковский гребень, не крася и не брея волос, благодаря чему его будет легко превратить в традиционную причёску).

В-четвёртых, если какой-то спорный атрибут нельзя легко убрать или замаскировать, то необходимо сгладить производимое им неприятное впечатление мирной традиционной одеждой, спокойным доброжелательным поведением.

В-пятых, необходимо помнить, что любая одежда должна элементарно подходить конкретному человеку, быть свежей и опрятной, не оскорблять своим видом чувств окружающих. Эти требования общеизвестны, почти банальны, однако о них нередко забывают и начинают искать причины конфликтов с окружающими совсем в другой области.

Опасные «приколы»

Однако существуют и такие атрибуты молодёжной моды, от которых мы советовали бы отказаться любому молодому человеку – если только он не решил твёрдо и надолго связать свою жизнь с определённой субкультурой.

Эти атрибуты часто нельзя скрыть или сделать менее бросающимися в глаза.

Это – ярко раскрашенные, не поддающиеся переделке причёски, проколотые губы, щёки, нос, язык, брови, специфические татуировки.

«Украшенный» подобным образом молодой человек неизбежно обрекает себя на непонимание большинства окружающих.

И, с психологической точки зрения, такое отношение окружающих отчасти оправданно. Ведь за редким исключением, подобное отношение человека к собственному телу свидетельствует о его несерьёзности, легкомыслии и неспособности думать о будущем. Почему это так, я объясню на примере татуировок.

Часто они делаются молодыми людьми ради «прикола» – без осознания их смысла. Между тем искусство татуировки – это целый мир сложной многоликой символики, в котором глубоко разбираются лишь немногие специалисты.

В силу этого дилетантское разрисовывание себя чревато самыми разнообразными проблемами.

Так, нередко татуировка выходит из моды, перестаёт нравиться своему хозяину, или же он внезапно узнаёт, что она имеет совершенно неприемлемый для него смысл.

В этом случае любитель «украшений» может оказаться перед мучительным выбором – терпеть надоевший рисунок до конца дней или проходить через болезненную процедуру вытравливания, оставляющую на теле уродливый след.

Однако это ещё не самая худшая из возможных неприятностей.

Например, попав в КПЗ, СИЗО, тюрьму (а кто от этого застрахован?) или каким-либо образом соприкоснувшись с миром криминала и его представителями, беспечный любитель татуировок может слишком поздно узнать, что в уголовной среде его рисунок имеет опасное для его здоровья и жизни значение.

Например, свидетельствует о его принадлежности к пассивным гомосексуалистам или к элите уголовного мира, к которой он не относится, а значит, является самозванцем – со всеми вытекающими последствиями…

Сказанное ещё раз указывает на тот факт, что не всякое жизненное явление, кажущееся молодым людям забавным и безобидным, является таковым в действительности. Следовательно, не всегда предостережения взрослых об опасностях (даже сильно преувеличенные и навязчивые) лишены объективного смысла.

Евгений Пятаков, детский клинический психолог