А КОМУ ПРИНАДЛЕЖИТЕ ВЫ?

Недавно газета New York Times опубликовала текст, главный тезис которого сводится к следующему: потребление цифровых услуг – это признак бедности.

… Мы говорим «цифровая экономика», а подразумеваем: экономика услуг для бедняков.

Вы бедны, если ваш врач консультирует вас по интернету, а не в ходе личного приёма.

Вы бедны, если ваши дети учатся онлайн, а не при живом контакте с преподавателями.

Вы бедны, если покупаете товары онлайн, а не в магазине или на базаре.

И если вы по-прежнему получаете услуги от живых людей и имеете возможность общаться с ними – значит, вы – представитель новой элиты, потребляющий оффлайновые услуги вместо цифровых.

Да, всего несколько десятилетий назад экраны (гаджеты) были уделом элиты. Наличие у человека электронного устройства свидетельствовало о его приобщённости к высшей касте. Теперь же символом статуса является свобода от гаджетов!

Мало того, что сами экраны дёшевы в производстве, они делают дешёвыми всё, что с ними связано.

Любое учреждение, где можно разместить экран (школьные классы, больницы, аэропорты, рестораны), может сократить свои расходы. И любая деятельность, которая может осуществляться с помощью гаджета, становится дешевле.

Текстура жизни, тактильные ощущения превращаются в гладкое стекло.

Богатые сегодня так не живут. Они стали бояться гаджетов.

Они хотят, чтобы их дети играли конструкторами, а частные школы, где ограничены высокие технологии, переживают бум.

Живые люди стоят дороже гаджетов – и состоятельные люди готовы и способны им платить.

Жизнь без телефона в течение дня, выход из социальных сетей и игнорирование электронной почты стало символом статуса.

По мере того как в жизни бедных появляется всё больше гаджетов, они исчезают из жизни богатых.

Начиная с бума персональных компьютеров в 1980-х годах, наличие технологий дома и при себе было признаком богатства и власти. Ранние последователи этого тренда, располагая необходимыми доходами, бросались в погоню за новейшими гаджетами, чтобы поскорее похвастаться ими.

Первый Apple Mac был выпущен в 1984 году и стоил около 2500 долларов (в сегодняшних деньгах – около 6000 долларов). Сейчас лучший из ноутбуков Chromebook, по данным сайта обзоров и оценок товаров Wirecutter, стоит 470 долларов.

Наличие пейджера давало понять, что вы – важный, деловой человек.

Сегодня же, если вы действительно находитесь на вершине иерархии, вам не нужно быть всё время на связи, чтобы кому-то отвечать. Отвечать должны вам.

В небольших городах в окрестностях города Уичито, штат Канзас, где школьные бюджеты настолько ограничены, что Верховный суд штата признал их неадекватными, занятия были заменены программным обеспечением, и теперь значительную часть учебного дня школьники проводят в тишине за своими ноутбуками.

В штате Юта тысячи детей проходят краткую, одобренную государством дошкольную программу на дому с помощью ноутбуков.

Технологические компании усердно поработали над тем, чтобы убедить государственные школы закупать программы, требующие по ноутбуку на каждого учащегося – утверждая, что это лучше подготовит детей к их «экранному будущему».

Однако люди, строящие наше «экранное» будущее, в воспитании своих собственных детей придерживаются совсем иных взглядов.

В Кремниевой долине (крупнейший технологический центр в Калифорнии по разработке IT-технологий) время, проведенное у экранов, всё чаще рассматривается как нездоровое.

Здесь стала популярной начальная вальдорфская школа, которая сулит максимально приближенное к природе образование – без использования гаджетов.

При этом гиганты Кремниевой долины предприняли координированные усилия, чтобы сбить с толку общество. Беднякам и среднему классу говорят, что гаджеты крайне важны для них и их детей.

В крупных технических компаниях работает целый штат психологов и нейробиологов, задача которых – постоянно разрабатывать технологии как можно более длительного удержания человека у экрана.

Точно так же, как миновать фаст-фуд сложнее, когда это единственный ресторан в вашем городе, отрешиться от гаджетов труднее для людей малообеспеченных. Даже если кто-то твёрдо настроен оказаться вне сети, на практике это сделать оказывается совсем не просто.

Поэтому существует реальная опасность того, что в нашей культуре растущей изоляции, в которой исчезла масса традиционных форм человеческого общения и социальных структур, гаджеты заполнят весь образовавшийся вакуум.

Чтобы понять, к чему всё это может привести, достаточно трезво оценить технологию Сокс, обеспечивающую пожилых людей анимированным «другом» (например, котиком).

Такие программы распространяются всё шире. И не только для пожилых людей.

Сокс – простейшая анимация. Она едва двигается и почти не проявляет эмоций, а её голос так же резок, как телефонные гудки. Но она может исполнять любимые песни «хозяина» и показывать ему фотографии с его собственной свадьбы. И поскольку она видит «хозяина» по видеосвязи, то журит его, когда замечает, что он пьёт газировку вместо воды.

Нелли Боулз, «Нью-Йорк Таймс»